Объятые любовью

Супругу губернатора Анатолия Бровко иначе как первой леди называть не хочется. Утончённая, тактичная, с отличным вкусом, который региональная элита отметила на светских мероприятиях задолго до инаугурации губернатора. Людмила БУРЯКОВА попросила нас не поднимать вопросы семейной жизни, не говорить о детях, но зато поделилась секретами женственности и семейного счастья.

Курс на заграницу с любовью к Родине

- Расскажите, где и как прошло ваше детство?

- Я родом из украинского городка Шепетовка. Это родина Николая Островского, Валентины Матвиенко, а Ильф и Петров в «Золотом телёнке» писали про него: «город, о который разбиваются воды Атланти- ческого океана». В нашей семье трое детей, я старшая. Родители придавали очень большое значение нашему образованию и устремлениям. При малейшем интересе ребёнка к той или иной отрасли они внимательно к этому относились и начинали направлять, поощрять, взращивать. Я занималась музыкой, неплохо играла на скрипке, но в 6-м классе заявила родителям, что хочу стать дипломатом и работать за границей. Они этому сильно удивились.

- Тоскуете по малой родине?

- Я очень давно оттуда уехала, но хорошо говорю на украинском и всегда сохраняла тесную связь с семьёй. Живя в Москве, мы часто встречались с родными: ездили в Киев и принимали их у себя. Тоски, пожалуй, нет, но есть боль за то, что там сейчас происходит.

- Путь к мечте, как водится, был тернист и труден?

- В своём стремлении стать дипломатом и работать в международных организациях я проявила большое упорство, была абсолютно уверена, что у меня получится сделать карьеру, и у меня получалось. После 8-го класса поступила в юридический техникум в Чернигове, потом отправилась в Москву. Поступила в МГИМО на международно-правовой факультет, затем в аспирантуру. Изучала шведский, английский, французский языки. На четвёртом курсе уже работала в Департаменте консульской службы МИД РФ. На пятом курсе МИД РФ командировал меня в загранстажировку в консульство на Аландских островах (автономная провинция Финляндии, официальный язык - шведский) и посольство России в Стокгольме. Была там единственным дипломатом-женщиной. Поскольку институт закончила с отличием, мне бы присвоили первый дипломатический ранг атташе, если бы я поехала работать в посольство РФ в Швеции. Но тогда я выбрала аспирантуру. А работать хотелось в международных организациях. Это было то, к чему я стремилась, - не ради кастовости, а по велению сердца. Мне хотелось представлять свою страну за границей. Я всегда чувствовала свою сопричастность и боль за то, что Запад, свысока смотрящий на Россию, пытается умалить её роль и во всём поучать. Но встреча с Анатолием Григорьевичем изменила мою жизнь.

- Как вы познакомились?

- Будучи аспиранткой, я получила приглашение работать в компании «Русские нефтепродукты». Там же работал Анатолий Григорьевич в должности финансового директора. Наше знакомство было судьбоносным. Вскоре мы поженились, появился первый ребёнок.

- Наверное, пришлось переживать из-за карьеры?

- Конечно, я переживала. В то время мне предложили грант на научные соискания, я должна была ехать в Лондон. Но с появлением ребёнка мои устремления как личности повернулись в другую сторону. Наш пол определяет наши социальные роли. Главное предназначение женщины - давать и сохранять жизнь. Её энергия направлена на материнство, любовь и семью. Можно попытаться успевать и воспитывать детей, и делать карьеру, но кто-то или что-то обязательно будет страдать. Правда, после рождения малыша я ещё немного работала. В 1999 году закончила аспирантуру, ребёнку было 11 месяцев, предложения о работе за границей я уже не рассматривала, но мне предложили работу в крупном иностранном банке, и я с удовольствием согласилась. Потом Анатолий Григорьевич уехал в Волгоград, чтобы занять должность директора Волжского трубного завода. Каждые выходные приезжал в Москву, но так не могло продолжаться вечно. Передо мной встал выбор между карьерой и семьёй. Я выбрала роль жены и матери, и вслед за мужем приехала в Волгоград.

- С чем связано это время?

- В большей степени с семьёй - здесь родилась наша дочь, и немного с обучением - я успела закончить Всероссийский заочный финансово-экономический институт. Мы прожили здесь 2 года 9 месяцев, а в конце 2002-го вернулись в Москву. Признаюсь, когда уезжала в первый раз, думала, что навсегда, но судьба распорядилась иначе. В 2007 году, хотя я этого не предполагала, мы приехали обратно. Тогда я уже осознала связь с Волгоградом.

- Как вы помогаете мужу?

- Всегда поддерживала мужа во всех его решениях, принимая и понимая их обоснованность. Он умеет оценить и предвидеть гораздо дальше того, что лежит в видимой плоскости; принимать решения, учитывая массу противоречивых факторов и понимая, что какими бы ни были его побуждения, другие люди могут воспринимать эти действия иначе. В этом масштабность его мышления.

- Изменился ли ваш образ жизни, когда супруг занял новую должность?

- Я практически перестала его видеть. За два месяца у него был всего один выходной. Этот первый этап самый сложный, необходимо выстроить рабочие отношения. Дети спрашивают: «А папа теперь живёт на работе?». Отвечаю, что у него ответственная работа, к которой он очень серьёзно относится. По-другому не может. При этом он очень трепетно любит детей, и они это знают.

- В чём вы видите залог правильного воспитания детей?

- Они должны чувствовать, что их любят, воспитываться, объятые любовью. Но при этом мы с мужем считаем, что каждого ребёнка надо приучать к самостоятельности и трудолюбию, прививать им тягу к знаниям и познанию. Каждый занимается многими вещами. Это приучает к дисциплине, выявляет и формирует их интересы.

- Переходный возраст у кого-то из них уже проявился?

- Я ещё не сталкивалась с этим явлением, но жду: старшему сыну 11 лет. Думаю, что сумею найти выход из возможных сложных ситуаций. Главное - разговаривать, пытаться понять и всегда уметь выслушать. Когда маленький человек видит, что его интересы и переживания важны для взрослых, что ему сочувствуют, тогда он будет знать, что нужен, любим, ему доверяют, и сам будет проявлять доверие к родителям.

- У вас есть свой секрет семейного счастья?

- Крайне важно бережное, чуткое отношение друг к другу. Каждый в семье должен чувствовать свою незаменимость, ощущать, что он любим и защищён. Это залог счастья и стимул для реализации всех поставленных целей.

О тарелках и Сэлинджере в оригинале

- Какие у вас интересы, хобби?

- Страстно люблю чтение. Ничего не заменит мне хорошей книги. Меня интересует всё связанное с Россией и её положением в мире. Возможно, это профессиональное: я ощущаю сопричастность ко всему, что происходит с нашей страной. Читаю много геополитической, философской литературы. Мои любимые писатели - Достоевский, Чехов, Лесков, восхищаюсь поэтами Серебряного века, которым довелось жить и творить в переломный для страны момент. Наиболее близки мне Блок, Волошин, Бальмонт, Ахматова, Маяковский. А мои любимые строки принадлежат перу Михаила Кузмина:

«Снова чист передо мною первый лист,

Снова солнца свет лучист и золотист;

Позабыта мной прочтенная глава,

Неизвестная заманчиво - нова.

Кто собрался в путь, в гостинице не будь!

Кто проснулся, тот забудь видений муть!

Высоко горит рассветная звезда,

Что прошло, то не вернётся никогда...»

На мой взгляд, это звучит мажорно: прекрасное прошлое и прекрасное будущее. Ещё читала в оригинале на английском Сомерсета Моэма, Сэлинджера, Фицджеральда, лекции Набокова.

- Многие отмечают вашу элегантность. В чём ваш секрет?

- К моде я отношусь спокойно. Стремление быть красивым - это естественная тяга человека, но следование моде не смысл жизни. Вообще считаю, что должен быть рубеж: стремление к внешнему украшательству не должно быть за гранью гармоничного и достаточного. Когда это становится самоцелью, это отталкивает.

- Но то, в чём вы одеты, - это повседневный ваш образ?

- Нет, я к вам собиралась. (Смеётся.) Вообще в повседневной жизни я ношу то, что удобно, но стараюсь, чтобы это было и красиво. Это не джинсы и футболка, а скорее платье - свидетельство женственности, элегантности. Марки не имеют значения, но в большей степени отдаю предпочтение брэндовым вещам. В любом случае мой внешний вид, причёска, одежда должны гармонировать с моим настроением и представлением о том, как нужно выглядеть. При этом полагаюсь только на свой вкус, не прибегая к помощи стилистов.

- Существует ли для вас модное понятие шопинг-терапии?

- Нет. Я вообще не люблю шопинг. Мне кажется, это потеря времени. Поэтому походы по магазинам для меня вынужденная мера.

- А какие у вас методы поддержания здоровья?

- Фитнесс и горнолыжный спорт, мы всех детей поставили на лыжи. С самого их рождения стараемся отдыхать вместе, путешествовать, ездить за границу. Каждая страна интересна по-своему и богата чем-то своим. Когда мы собираемся в поездку, я готовлюсь и заранее знаю, где хочу побывать, что увидеть своими глазами. Но любимой страной всегда остаётся Россия. Мы находимся на границе двух цивилизаций Запад и Восток, и настолько самобытны, что, черпая и с той, и с другой стороны, перерабатываем и рождаем своё.

- Какое самое удивительное место, где вы бывали?

- Гонконг но он поразил не красотой (её там нет в нашем классическом понимании), а техничностью, прогрессивностью, урбанизацией. И Сингапур колоритный, разнообразный, совместивший в себе множество культур и цивилизаций.

- Какие сувениры привозите из поездок?

- Мы выбираем то, что несёт большую информацию о месте, поэтому коллекционируем тарелки. Их уже около сотни. Самая необычная коста-риканская, с объёмным ярким рисунком в виде попугая и пальм. Она очень точно передаёт местный колорит.

- А по России вы много путешествовали?

- Россию я узнавала также по рабочим перемещениям мужа. В этом списке Новокузнецк, Кемерово, Владимир, Суздаль, Саратов, Таганрог. Несколько лет назад ездили к родственникам во Владивосток, в Находку. Во время девятичасового перелета почувствовали, насколько же огромна наша страна.

Не оставить никого равнодушным

- Чем вы занимаетесь сейчас?

- С октября я являюсь сопредседателем Волгоградского благотворительного регионального фонда «Центр помощи детям». Его учредители - Торгово-промышленные палаты. Сегодня необходимо менять отношение к благотворительности, хотя Россия имеет богатую историю дворянской и купеческой благотворительности и меценатства. Вот и сейчас важно, чтобы общество, власть и бизнес пересмотрели свою роль в решении социальных проблем, предъявляли к себе более нравственные ориентиры, почувствовали себя должными помогать тем, кто больше всего нуждается. Отношение к благотворительности уже меняется: наблюдается всплеск интереса и начало возрождения этого движения. Фонд призван поддерживать детей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации, воспитанников детских домов и домов малютки - детей, которые по той или иной причине оказались лишёнными родительской опёки. Их нельзя делить на «чужих» и «своих». Мы, взрослые, в ответе за наших детей, поскольку они - наше будущее, как бы громко это ни звучало. Это то, что вне политики, времени и религии. На протяжении более полувека нас воспитывали в мнении, что быть милосердным и помогать слабым - это стыдно. Вспомните слова Жеглова из фильма «Место встречи изменить нельзя»: «Милосердие - поповское слово». Но я верю, что даже самый чёрствый и склонный ко злу человек не сможет сдержать возмущения, видя несправедливость, тем более по отношению к детям.

- Что вы делаете в фонде?

- Я надеюсь привлекать благотворительные деньги от волгоградских предпринимателей, и на них оказывать реальную помощь нуждающимся детям. Первая мысль была: как же я буду просить деньги? Но переосмыслив ситуацию, пришла к выводу: помогать через сострадание, милосердие и понимание - наш долг. Уже разослали много писем-обращений по предприятиям региона. Предложила Анатолию Григорьевичу возглавить Попечительский совет фонда, куда также входят митрополит Герман, главы администраций Волгограда, Волжского, Камышина, депутат Волгоградской областной думы и др. Он без раздумий согласился. За 4,5 года существования фонда Попечительский совет не собирался, поэтому сейчас стоит задача объединить людей и начать реальную работу.

- Я сразу представила вас в роли принцессы Дианы, Чулпан Хаматовой или Анжелины Джоли, которые, посещая детские дома, организовывая праздники для сирот, постоянно общаются с детьми, держат их на руках. Вы будете так же?

- Одно дело просить у кого-то денег с намерением отстранённо помочь, и совершенно другое - общаться с этими детьми, смотреть им в глаза и видеть в них немой вопрос и надежду. Когда на тебя смотрят как на маму, возникает тяжёлое ощущение. Пока ребёнок маленький, он должен быть окружён вниманием, больше относящимся к физическому состоянию и здоровью. Но когда он начинает взрослеть, ощущать своё место в мире, куда более важна психологическая помощь. Чтобы, выходя в мир, эти дети не оказались изгоями, а вошли в него с пониманием, что о них думают и их ждут.

- Смогли бы вы усыновить ребёнка?

- Это очень сложный вопрос, который я не единожды себе задавала. Если бы я была одна, без семьи и детей, думаю, что пришла бы к этому. А в нынешней ситуации это не может быть лично моё решение: существует ещё и мнение моей семьи.

Анастасия КУВШИНОВА