«То, что меня не убивает, делает сильнее»

Наступление 2009 года, года финансового кризиса, принесло значительно опустевшие магазины с одинокими продавцами, прогнозы увольнений по сокращению, падение доходов, всплеск суицидов и бессмысленных преступлений на бытовой почве. Существуют ли эффективные психологические техники для того, чтобы с меньшими потерями пережить кризис? С этим вопросом мы отправились к волгоградскому клиническому психологу Людмиле СЛОВЕСНОВОЙ.

- Людмила Борисовна, с чего вообще начинается «душевный кризис»? Каких рисков следует избегать?

- Для начала о том, что может навредить. Это сужение сознания до единственного чувства, единственной мысли, состояния. Это мысль о том, что хуже всего именно тебе, а кроме того, непонятно, за что. И так, как ты, не страдал никто. Больше того, всё, что было когда-то в твоей жизни хорошего, кончилось навсегда. И этот момент пережить невозможно, потому что дальше будет ещё хуже. Периодически подобные явления происходят с людьми, однако сила жизни раскрывает глаза человека на что-то ещё. Доведённый до отчаяния человек вдруг видит озябшего котёнка. Оказывается, ещё есть силы, если можешь кому-то помочь. Всё-таки человек - существо общественное, и, как утверждают психофизиологи, альтруизм - рефлекс врождённый. Поэтому оглянитесь - кому-то, может быть, гораздо хуже, чем вам.

- История человечества знала много кризисов. Каков мировой опыт психологического выживания в трудные времена?

- Несколько лет назад я проходила обучение в ассоциированной школе ЮНЕСКО. Программой предусматривалось изучение особенностей народов разных стран. Мне захотелось понять американцев. Мои друзья дружно ругали их: и фильмы у них дебильные, и сами дураки. Так отчего же держава стала такой мощной? Как выяснилось, за счёт оптимизма, неистребимой уверенности в благоприятном исходе. В 30-е годы Америка переживала состояние, которое потом получило название «Великая депрессия». В американских кинотеатрах показывали комедии. «Мир выжил, потому что смеялся». Быть может, стоит использовать опыт заокеанских братьев по разуму? Тем более что в Америке, если верить социологам, кризис-то ещё круче. Поэтому собирайтесь компанией у кого-то в гостях и смотрите добрые старые комедии, или фильмы про любовь.

- Существуют ли какие-то ещё простейшие приёмы, которые могут защитить человека от риска саморазрушения под гнётом тяжёлых обстоятельств?

- Пожалуй, самое главное средство для выживания - сохранение человеческого облика. Хочу пояснить эту мысль, рассказав о двух эпизодах. Первый описал немецкий психолог Виктор Франкл в своей изумительной книге «Человек в поисках смысла». Одна из глав книги называлась «Психолог в концентрационном лагере» - автор несколько лет провёл в немецком концлагере. Франкл писал, что первыми погибали люди, быстро терявшие человеческие черты: люди переставали чистить зубы, умываться, причёсываться. Словом, переставали делать то, в чём в тех условиях, может быть, и не было необходимости. Однако эти, на первый взгляд, бессмысленные действия оказывались необходимыми. Второй эпизод из моей практики эксперта-психолога. Мне была назначена экспертиза человека, совершившего убийство. Следователь в ходе расследования предположил наличие аффекта и для подтверждения версии было необходимо исследование. Обвиняемый в течение длительного времени находился в СИЗО. Однако я увидела аккуратно причёсанного, выбритого, в выглаженной одежде человека. На мой вопрос о том, для чего чистить ногти, гладить одежду, последовал ответ: «Я хочу остаться человеком». В период тяжёлых испытаний особый смысл приобретают бессмысленные действия. Пусть будет одежда не новой, но выглаженной и почищенной, волосы хорошо уложены, ногти подстрижены, словом, делайте то, чему учат маленьких детей - сохранению лица.

- Если подходить к проблеме с точки зрения систем, то любое качественное изменение сопровождается кризисом. И в этом смысле полезно. Применимо ли это к человеческому организму?

- Урок на эту тему даёт Ницше. «То, что меня не убивает, делает меня сильнее», - так он писал. Ницше, мы знаем, стал великим. Одним из условий его величия были тоже тяжёлые испытания. Наши испытания даются нам для того, чтобы обрести большую силу, чем та, что у нас уже есть. Испытания даются нам для того, чтобы изменить жизнь, приобрести новый опыт, наконец, избавиться от страха перед будущим. Тем более, что предыдущий кризис был не так давно, и как много в нашей жизни изменилось! И не только в худшую сторону. (Социнформбюро)