Простите нас, городских

Что за неделя? Если не совещание, то круглый стол. Или презентация, которая мало отличается от совещания. Посиделки за посиделками. Одно светлое пятно в этом сером потоке - Масленица. После прочтения статьи, размещённой на сайте «Правда Волгограда» (такое не должно сгинуть на просторах интернета, мы её перепечатали на стр. 12, добавив для наглядности свои фото), первая реакция - как у няни Вики: «Ачччумеееть»... Вторая - неужели губернатор и мэр правда помирились, вплоть до совместного отдыха и общей водки? Или это они так, ваньку валяют на публику? Выполняя заказ (точнее, наказ) читателей, сегодняшнюю публикацию посвятим полностью одной теме - но какой...

Балаганный оттенок у истории действительно есть, этого у неё не отнимешь. Не повезло мне присутствовать тогда, когда мэр Волгограда Роман Гребенников говорил, что «у региона есть один лидер, а мы все - члены его команды». И вот это его, с глубоким поклоном сказанное «простите нас, городских», - тоже с чужих слов знаю. Там ещё забавная подробность: прежде чем принять участие в этом гулянье, губернатору пришлось хлопнуть водки: «Ну вот, теперь легче», - сказал он. Хотелось бы, конечно, видеть лица мэра и губернатора Анатолия Бровко в эти знаменательные и даже, не побоюсь этого слова, судьбоносные моменты. Как только пытаюсь представить - сразу в голове звучит голос Пугачёвой: «Так случилось - видно, это судьба: невозможно стало жить без тебя». Так помирились или нет? В кулуарах рассматривают варианты. Первый - самый задушевный, но и самый невероятный: мужики посидели, перетёрли - и выяснили, что делить им нечего. Отметается. Делить им есть что, начиная с бюджета. Да и влияние у них разное - один избранный, другой облечён доверием президента, как сопоставлять? По вертикали власти вопросов нет, кто старше, а по внутреннему ощущению? «Люди всякое про нас говорят, всё решают: кто из нас виноват. Но с тобой мы знаем точный ответ: виноватых в том, что прожито, нет!» Нет, не годится... Дальше - это вариант политический. Роман Гребенников наконец осознал, что уважение к старшему по званию - его святая обязанность. Вертикаль у нас в стране или что? Логично, но опять не верится. Почему - написано абзацем выше. И с чего бы им мириться? Противоречия между городом и областью не сняты, каких-то системных решений в этой сфере не принималось, не с чего им на самом деле мириться. Похоже, оба делают вид, что соблюдают приличия. Зачем? Тут опять варианты. Первый - идеальный. В этом варианте мы все истово верим, что с прошлого понедельника началась новая жизнь: «Прости, поверь - и я тебе открою дверь. И я прощу - и никуда не отпущу...» Администрация Волгограда усердно занимается своими прямыми обязанностями. В городе чистят и ремонтируют дороги, предотвращают коммунальные аварии и точечную застройку, сажают цветы и деревья, чистят ливневую канализацию, строят линию метротрама, на конкурсной основе выделяют участки под застройку, изыскивают резервы, чтобы не повышать плату за коммунальные услуги и не вводить плату для детей за проезд в муниципальном транспорте, строят детские сады и так далее. Администрация области тоже занимается своими прямыми обязанностями - то есть щедро финансирует всё это, убеждая правительство и частных инвесторов вкладывать деньги в процветание Волгограда. «Мне не нужно ни афиш, ни цветов, мне не нужно ни друзей, ни врагов...» Опыт, однако, назойливо зудит в ухо, что проблемы начнутся уже на первом пункте списка.

Следующий вариант: губернатор предъявил мэру весомые аргументы, подвигнувшие того вести себя смирно и даже смиренно. А сам сидит и наблюдает: как только оступишься - получишь этими аргументами по самому чувствительному месту. Следующий вариант - прямо противоположный: мэр каким-то образом убедил губернатора в своей полной лояльности. По этому случаю критиков мэра заставили прижухнуть, они буквально языки кусают, чтобы не сорваться, вместо публичных склок полное благолепие, может, ещё и денег дадут. И хотя эти варианты мало похожи с первого взгляда, со второго вырисовывается одна и та же перспектива. «Улетят мои весёлые дни, и рекламные погаснут огни...» Рано или поздно губернатор скажет: мы так не договаривались. В отличие от Романа Гребенникова, который в политике, как говорится, с младых ногтей, Анатолий Бровко не работал с людьми, которые ему не подчиняются: хоть на заводе, хоть в администрации области слово начальника - закон для подчинённого. Возможно, на заре трудовой деятельности ему и приходилось плести интриги, чтобы добиться своего, но в последние лет десять - вряд ли. Люди, приходящие в политику из бизнеса, трудно привыкают к новым правилам. В бизнесе так: купеческое слово твёрже гороха, а если обжулили, пойдём в суд. В политике всё наоборот: союзы и соглашения существуют, пока выгодны обеим сторонам, а пожаловаться некому. Так вот Роману Гребенникову в регионе по этой части равных нет. Его чувство власти можно брать за эталон, за 100%. Но, пожалуй, никому другому я бы и 90% не дала по этой шкале. И в команде губернатора пока не видно людей, которые могли бы восполнить этот пробел. К тому же большинству из членов этой команды ещё только предстоит выстроить связи в регионе. «Если спросит меня голос с небес, кто на свете всех дороже тебе, я отвечу, ничего не тая...» Философы говорят, что побеждает та армия, на чьей стороне правда. В историческом смысле так и есть. На коротких временных дистанциях - не всегда. Надеюсь, у нас есть время для истории.

Анна СТЕПНОВА