Равнение на маячок

С начальником ГУВД по Волгоградской области Александром Кравченко мы договорились встретиться в воскресенье - чтобы спокойно поговорить о реальной и мнимой толерантности Волгограда. О том, что в этот день в Волгограде сотрудники Центра противодействия экстремизму ГУВД задержали и отпустили десять человек, среди которых были лидеры региональных отделений Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ), стало известно уже после того, как наш разговор был закончен. Так что эту тему мы не обсуждали. Но на другие вопросы «ДП» генерал Александр КРАВЧЕНКО ответил.

Волгоград - город открытый

- Александр Николаевич, волгоградцы считают свой город терпимым в национальном отношении. Так ли это - по вашим данным?

- Преступления на национальной почве - самые страшные. Я участвовал в раскрытии и профилактике серьезных конфликтов в Ростовской области и потому знаю, как это бывает: вроде бы всё загасили, огонь погас, но угли тлеют - и полыхнуть может в любой момент. На тушение пожара потребуются огромные усилия всех и вся. Не дай Господь допустить. Я бы не сказал, что в Волгограде идеальная ситуация. Не бывает такого нигде. Здесь в конце 2008-го убивали афроамериканца - за цвет кожи. Слава Богу, не убили, он жив-здоров. Власти Волгоградской области и милиция получили благодарственное письмо от посольства США - за то, что преступление раскрыли. Дело уже давно находится в суде. На мой взгляд, такие вещи не должны оставаться безнаказанными. Если два молодых человека пытаются убить третьего за цвет кожи, они позорят нас всех. Волгоград - город открытый, доступный, все нации здесь равны. А если они получат символический срок, то это будет сигнал всем: убивать можно. Этого я очень боюсь. Но в целом вы правы - стучу по дереву - обстановка у нас спокойная. Такие конфликты чаще всего начинаются с банальной бытовухи, поэтому тут требуется постоянное внимание. У нас это считается одним из приоритетных направлений. Руководящим и направляющим является Центр противодействия экстремизму. Там работает около 20 человек. Его задача - организовать взаимодействие по области. Каждое подразделение ГУВД должно знать, что делать, чтобы предупредить и пресечь экстремистские проявления - в первую очередь на межнациональной почве, как разобраться - где бытовуха, а где конфликт на национальной почве. Кстати, только вчера в общежитии медуниверситета азербайджанец с марокканцем заспорили из-за громкой музыки. И марокканец азербайджанца порезал. Мы сегодня общежитие подняли на уши, привлекаем руководство вуза, будем принимать меры, чтобы земляки друг с другом не разбирались. Вот здесь и должна вступить наша система предупреждения конфликтов. Мы определили в каждой службе тех, кто за это отвечает, обучили. В ЦПЭ нужен опер, который понимает, что происходит, знает хотя бы элементарные вещи по религии. Так система выстроена и по области: в каждом из 49 гор- и райотделов есть люди, которые знают, что и как делать. Мы обследовали общежития на предмет освещения, ограждений, посмотрели, бдительно ли работают вахтеры, дежурят ли взрослые, есть ли тревожная кнопка, чтобы быстро вызвать милицию... Всё это и называется - профилактика. Мы взаимодействуем со всеми правоохранительными органами, но больше всего - с ФСБ. И эта работа рука об руку даёт хороший результат, стучу по дереву. Конфликты были. Гарантию, что их не будет, даст только ненормальный. К сожалению, у нас есть такие, кто проповедует лозунг «Россия для русских».

- Они организованы?

- Есть попытки. Мы вместе с ФСБ их пресекаем. Приведу пример взаимодействия, причём не только по нашей области: в прошлом году ростовские футбольные фанаты решили разобраться с волгоградскими. Причём у них режим секретности, как у внешней разведки: куча телефонов, проверки, чтобы не пропасли Часть участников арестованы, возбуждено уголовное дело, мы провели серию обысков в Волгограде, изымали и «Майн кампф», и фотографии молодых людей, которые позировали в позе «Хайль Гитлер», - студентов, между прочим. Мы после этого собрали ректоров вузов в областной администрации, рассказали об этом, показали фильм, чтобы они понимали, что происходит. Провели серию таких бесед: товарищи, мы не нагнетаем обстановку, но это есть у нас, в городе, который овеян славой наших дедов. Расслабляться и думать, что у нас все хорошо, опасно. Помните систему воспитания в советские времена? Была просадка страшная... Разрыв между идеологией коммунистической - и какой? Никакой. Полный хаос. Часть молодежи мы упустили. Этот разброд и шатания сказываются. Нет комсомола - но что-то должно быть взамен. Должен быть выбор у Кравченко, Петрова и Иванова. Где спорт? 90% помещений, которые использовали под детские клубы, в 90-е продали, пропили и так далее. Сегодня те, кто стоят у руля, понимают, что без спорта никуда. Начали освобождать стадионы от киосков тряпочных, ларьков и тому подобного. Если дети ничем не занимаются, они идут на улицу. И - как это называется - тлетворное влияние, да? Тебе вдолбят в мозги, что ты живешь плохо, потому что нерусские всё съели.

Клетка для мышки-норушки

-Некоторые говорят, что я занимаю слишком жёсткую позицию по нелегальной миграции. А она совершенно прозрачная: мы мирные люди, но мы не должны позволять, чтобы в нашей стране кто-то беспредельничал. Уж коли ты приехал на нашу землю, соблюдай российские законы. А если нет - должен однозначно получить по закону по полной программе. Есть же товарищи, которые хотят здесь жить, не соблюдая элементарные нормы поведения, не платя налоги, не соблюдая санитарное, противопожарное, трудовое законодательство... Вот таких нужно гнать однозначно. А мы здесь недорабатываем. Очень серьёзно! У нас в области неофициальных мигрантов раза в три больше, чем официальных. А сколько точно - никто не знает. Их погнали с одного района - они перебежали в другой. Я специально облёт делал на вертолёте - поля смотрел. Они там, как мыши, живут в норках. Это раздражает местное население: почему мы должны соблюдать законы, а какие-то товарищи могут себе позволить не соблюдать? Они, конечно, с одной стороны, нищие, а с другой...

- А с другой - может, упростить миграционное законодательство?

- Оно и так не сложное. Но уж очень им плохо живется, вот они и бегут, как тараканы, в любую щель. Их понять можно. Но мы должны поднапрячься и выстроить систему контроля. Люди пашут - надо отдать им должное. Но живут они в скотских условиях. А там, где скотство, растёт преступность. Система нужна такая, чтобы нелегальные мигранты были изолированы и изгнаны из страны. Есть законный репрессивный механизм. Но он не действует. Мы составляем протокол о незаконном пребывании, а суд не принимает решения, чтобы их содержать в клетке, как это делается по всему миру. Не в тюрьме, а в приёмнике. У нас в области такого нет. Иначе бы все знали: если ты приедешь в Волгоград нелегально, будешь отловлен, оформлен, осуждён - и посидишь два-три месяца, пока тебя не вывезут.

- В других регионах есть такое?

- В Краснодарском крае есть, под Сочи. В Ростовской области, на Ставрополье нет. Я считаю - это проблема проблем. Они же начинают баловать наших чиновников. Эта коррупционная составляющая очень серьёзная. Кому платят? Может, участковым уполномоченным, может быть, сотрудникам миграционной службы, главе поселковой администрации. И ещё один момент. Надо сначала думать о своём народе. А потом уж о других. У нас безработица, кризис, я не знаю, дно прошли или нет, я не суперэкономист, но народу сейчас очень трудно. Очень. Многие хотели бы работать, но не могут. А работодателю лучше взять трёхкопеечного таджика, чем россиянина.

- Легальный гастарбайтер стоит не дешевле местных. Там же не только зарплата. Но таджик пашет от рассвета до заката, он не сбежит и не запьёт. А наши себе на засолку помидор набрали - и до свиданья.

- Надо золотую середину искать, согласны, да? Мы говорим о тех, кто хочет, но не может работать. А не о тех, кто не хочет и не будет, хоть ты всех узбеков прогони отсюда. Лентяи есть среди немцев, датчан, финнов... Только, может, пропорция поменьше.

- Давайте вернёмся к спорту. У нас «Ротор» давно не играет, и горожанам не надо прятаться в день игры, потому что болельщики держат город в страхе. Да и вы сейчас подтвердили, что под видом фанатов собираются какие-то экстремисты. Может, отсутствие футбола положительно сказывается на криминальной обстановке?

- Вот здесь я с вами принципиально не согласен. Сотни тысяч болельщиков у «Ротора» - абсолютно нормальных. Это прекрасно! Другое дело, что к ним пристраивается какой-то маленький процент проповедующих свои взгляды. Давайте их отделять от счастливых людей, которые радуются победе. Я вчера был на гандбольном матче. Вы бы видели, сколько там было народу: и молодые, и престарелые, и семьи с детьми, яблоку негде упасть. Тесно, конечно, у нас всего один гандбольный зал, хотя мы чемпионы России. И как приятно было слышать возгласы «Россия - победа!», «Волгоград!» и, само собой, «Динамо-Волгоград!» Молодые люди с российскими флагами - что в этом плохого?

- Ничего, если после проигрыша не начинают бить стекла и переворачивать машины.

- А это уже наша работа. Если у команды разумные тренеры, если правоохранительные органы работают с фанатами профессионально, этого не будет. Есть проблема. Но это не значит, что из-за неё надо заглушить весь спорт. Это глупость. «Ротор» нужно возрождать однозначно. Это великое дело. Мальчишки, глядя на своих кумиров, пойдут заниматься спортом. На этом великом фоне вот такая маленькая прослойка людей, которые выдают негатив. Мы должны с ними работать вот и всё. Ненормальные люди требуют особого контроля, что делать. Но позитива в тысячу раз больше.

Милиция из общества

- Когда вы пришли работать в Волгоградскую область, мы с коллегами отметили, что вы хороший пиарщик. Многие помнят, как вы заявили, что у вас не будет визиток. Заметили новый обычай ППС патрулировать на скорости 20 километров в час с включенными люстрами

- Насчет пиарщика. Я не собираюсь сидеть молча и наблюдать, как на нас льётся море грязи. Система работает. Почему же я не должен пропагандировать доброе и позитивное, что делают органы внутренних дел? Раскрыли тысячу преступлений - кто? Бездельники, плуты и взяточники? Раскрывали добросовестные и порядочные милиционеры. Их большинство, они пашут за очень скромную зарплату. Почему мы должны молчать, если они ежедневно совершают подвиги? Вы считаете нескромным об этом говорить? А я нет. Так что, может, я и пиарщик. Но я и негатив не скрываю. Мы за честный диалог с обществом. Милиция - она же из общества. Это ваши соседи, родственники, друзья друзей, дети и внуки и так далее. Ну и про люстры, это ваше женское выражение, - то есть про спецсигналы. Когда я учился в академии МВД Советского Союза, мы проводили исследования: как создать ощущение спокойствия у населения. Если вы на тёмной улице увидите проблесковый маячок милицейской машины, вы почувствуете себя увереннее - преступники не сорвут с вас шапку и не отнимут сумку. А если беда - куда бежать? Вы говорите - 20 км в час. А если машина едет со скоростью 50 или 70, как вы ему докричитесь? Да он проскочит мимо, пока вы рот открываете. А на маячок люди должны тянуться, они должны знать, что это помощь.

- Да мы так и поняли.

- Правильно поняли, молодцы. У нас много хороших людей, но много и не совсем умных. Даю команду: в ночное время двигаться на малой скорости и с маячком. Провожу негласную проверку. И что вижу? Летит машина с проблесковым маячком. Я потом выяснял: не на происшествие летит. Куда это вы спешите? Бензин палите? Вы должны участок медленно объезжать, чтобы люди вас видели. Если вы нашли потерпевшего, кого-то ограбили, берите его и с ним ищите жулика объезжайте участок уже без маячка, выключайте, не помогайте преступнику, а как фантом двигайтесь. Элементарно? Да, но это надо вдолбить каждому милиционеру. Прошло два-три месяца смотрю, опять выключают. Нехорошему милиционеру невыгодно включать, с ним он под контролем. Маячок выключил, за киоском пристроился можно попить чаю, поговорить с девчонками, нарушить закон или поспать. Тут наши интересы не совпадают. Я как начальник ГУВД заинтересован обеспечить правопорядок, а у него цель поспать. Поэтому я иногда напоминаю о себе. Выхожу ночью погулять в спортивном костюме или в джинсах, вот как сегодня. Иду туда, где меня не ждут. Вы не обращали внимание, какая на Аллее Героев полгода назад стояла милицейская будочка? Ужас. Притон какой-то. И это в центре города-героя. Поменяли. Просто у некоторых глаза замыливаются, не видят того, что реально есть. Пока ты способен развиваться и систему развивать, ты руководитель. А если не способен, если тебе не интересно, в каком состоянии будочка, какими корявыми буквами написано «милиция», грязная ли милицейская машина или милиционер в замызганной форме, уходи В прошлую субботу внезапно заехал в Серафимовичский РОВД. С трассы свернул и, что называется, приплыли Стоит милиционер Это же бомж. Форма в пятнах, жёваная-пережёванная, штаны короткие Когда этот клоун приедет на происшествие, люди будут думать, что милиция вся такая. И его начальник, и Кравченко, и министр Нургалиев От внешнего вида уже зависит авторитет милиции. А если он и заговорит правильно хорошо. Если он ещё коммуникабельность проявит, и профессионализм вообще прекрасно. По участковым, ППС-никам, гаишникам люди делают вывод о власти в целом.

- О качестве сервиса судят по низшему звену - швейцар, горничная, официант. Никому не интересно, какой у вас умница директор, если швейцар хам.

- Вот именно. Так что люстры будут включаться. Когда человек видит контроль, он эффективно работает. Дурных мыслей не появляется. Есть и система контроля: гражданская машина ездит, смотрит, где патруль, не отклонились ли от маршрута. Если человек сел в машину и вышел - почему в отделение не доставили? Может, у него деньги отняли? Так что люстры, как вы сказали, нужны.

- Ну, извините, если я вас этим словом задела. В порядке компенсации: мои коллеги высказывают вам респект и уважение за то, что с вашим приходом ГУВД перестало скрывать негатив о себе. Хотя её и так немало.

- Да уж... Мы оказались не готовы к такой лавине грязи. Я говорю и сотрудникам, и журналистам, и гражданам: у нас на первый план вышли дисциплина и законность. Если мы справимся, люди нам будут доверять, давать больше информации. И надо честно сказать: неправильно финансировать милицию по остаточному принципу. Хотите иметь хорошую милицию - платите денежку. Невозможно на энтузиазме выдержать долгое время. Да, у нас много фанатиков в уголовном розыске, да и в милиции в целом. Но человек должен знать, как много потеряет, если нарушит закон. Поверьте, всем противно отнимать у кого-то деньги или брать взятку. Была бы возможность заработать честно. И мы её предоставляем. Не столько, сколько хотелось бы, но даём. Патрульный экипаж раскрыл преступление, поймал пистолет, который больше никого не убьёт, - получите каждый по 2 тысячи рублей. И если за неделю поймают наркосбытчика или найдут грабителя, который сорвал шапку, получат ещё. Появилась возможность честно заработать. Мне каждое утро подают рапорты на поощрение. За 2009 год мы поощрили десять тысяч сотрудников.

- Откуда деньги?

- Экономим на зарплате - у нас некомплект. Экономию пускаем на премиальные. Меня понимают в МВД. Когда я прошу деньги на поощрение, дают. Пока дают (стучит по столу). Разумные люди понимают, что по-другому стимулировать работу невозможно. Кто-то раскрыл пять преступлений за месяц, кто-то ни одного, а получили все по 12 тысяч. Как в советские времена - один токарь на заводе выполняет план, другой нет, а получают одинаково. Вот не надо этого.

- Участкового милиционера, который электриком в школе подрабатывал, - уволят?

- Придётся.

- Жалко.

- Да, жалко. Ничего криминального в его действиях нет, но он нарушил закон.

- В одном из интервью вы сказали, что у вас в Волгограде ни родни, ни знакомых нет. Родни - ладно, а насчёт знакомых... «Чем больше я узнаю людей, тем больше мне нравятся собаки»?

- Но я действительно здесь никого не знал. А сейчас на меня даже ростовчане обижаются... Я родился и много лет проработал в Ростове. Так вот люди в Волгоградской области проще, коммуникабельнее, доступнее. Поэтому у нас мошенничества процветают. За прошедшие сутки - опять: бабушке звонят, что внук попал в аварию. И она берет отложенные на смерть 30 тысяч и отдаёт, не позвонив ни внуку, ни сыну. Разве так можно? Здесь люди доверчивые, порядочные. С ними проще работать. Как говорил Борис Николаевич, царство ему небесное, загогулин много в Ростове, близость Кавказа сказывается. А знакомые есть, конечно, - очень много добрых, порядочных людей, с которыми можно дружить. И нужно дружить.

Привести в исполнение

- Есть что-то важное, о чём я вас не спросила, а вам бы хотелось сказать?

- Есть тема, по которой я хотел бы выйти на диалог с обществом Особо тяжких преступлений, особенно в отношении детей, не становится меньше. Мне представляется, что смертная казнь в России нужна. Я под это подвел целую теорию. Как философ... Я не ортодокс, но верующий человек. Христианская вера запрещает убивать, но церковь благословляет на убийство врагов. Пришли фашисты в Сталинград - мы же их убивали? Начиная со времён Александра Невского, церковь нам говорит: защищая страну, вы совершаете подвиг. Мне кажется, общество имеет право на убийство в отношении некоторых индивидуумов. Понятно, что вина должна быть доказана, но где есть хоть тень сомнения - конечно же, моя теория неприемлема. А когда и тени нет - нужно уничтожать. Работая в уголовном розыске, насмотрелся... И до сих пор помню маленьких детей тела - изрезанные, исколотые, разрубленные какими-то уродами. Один такой получил 22 года за то, что убил ребёнка, закопал на даче и у родителей вымогал деньги. Через 22 года он вернётся к родителям, которые живут на одной лестничной площадке с родителями убитого мальчика. Они доживут. И как они будут - на одной лестничной площадке с убийцей ребёнка? Я помню 9-летнюю девочку... Ублюдок выколол ей глаза, отрезал половые органы и насиловал. Он получил 22 года лишения свободы. Ему было всего 26, когда он совершил всё это. Он же выйдет. И кого ещё убьет - одному Богу известно. Хорошо помню, как в 1993 году я был начальником уголовного розыска Ростова. Выезжал на происшествие. Четырёхлетнюю девочку нашли на чердаке, она была задушена и изнасилована. 17-летний ублюдок получил максимальный срок - 10 лет, как несовершеннолетний. Я про него вспомнил через 10 лет, когда выехал на двойное убийство, уже будучи начальником криминальной милиции ГУВД. Мама работала продавцом ночью, вернулась домой - а дети убиты. Я четверо суток день и ночь расследовал это убийство. И мы его поймали - это был тот, кто в 17 лет совершил первое убийство. Теперь он получил, по-моему, пожизненное заключение. Я бы провел референдум по поводу смертной казни. Если общество готово уничтожать этих подонков, надо уничтожать. Почему мы должны быть добрыми к мрази, которая убивает ни в чём не повинных детишек? Когда мужчина выстраивает план убийства ребёнка, - разве он вправе жить? Не должны мы его кормить 50 лет в этом «Белом лебеде», да ещё за деньги родителей, чьего ребёнка он убил.

- Есть один вопрос: о психике людей, которые должны приводить приговор в исполнение. Им-то это за что?

- А вы посмотрите, как это делается в США: инъекциями или на электрическом стуле. Психика ни при чём. Никогда никому этого не говорил, но... Я, будучи на 300% уверенным, что этот человек истерзал ребёнка, готов привести этот приговор в исполнение. Я уничтожу эту мразь. Однозначно. И таких, как я, в России найдётся немало.

Анна СТЕПНОВА