Неформальные методы

Два частных случая на аукционах по продаже муниципальных помещений наглядно демонстрируют несовершенство нынешнего законодательства. Изначально цивилизованный и прозрачный механизм конкурсной продажи городского имущества зацепился за неучтенные в правовых документах детали. Боком обществу, бизнесу и власти вышли отсутствие льгот для нынешних арендаторов муниципального имущества, а также возможность рейдерства и неких «договоренностей» между участниками процесса.

Сработали на «Пятерочку»

По федеральному закону 131 до 2009 года муниципалитеты должны избавиться от большей части принадлежащих им помещений, которые используются для коммерческой деятельности. По идее, от этой обязательной приватизации должны были выиграть все. Власти пополнить бюджет и избавиться от несвойственных им коммерческих функций, общество использовать дополнительные средства на социальное развитие, предприниматели получить стимул для развития за счет массового выброса коммерческой недвижимости на торги. Председатель комитета по управлению муниципальным имуществом и градостроительству Волгоградской городской думы Юрий Гончаров объясняет:

- В Волгограде больше 3 тыс. муниципальных объектов. Только 200 из них выполняют социально значимые или общественные функции, остальные используются для коммерческой деятельности. Зачем городской казне 20 помещений, которые арендует розничная сеть «Пятерочка»? Надо выставить их на торги и пусть за них бьются сети «Пятерочка», «МАН», «Магнит» и «Радеж».

Аукцион по продаже помещения одной из «Пятерочек» как раз и прогремел в конце 2006 года. Еще бы цена за помещение ангарного типа поднялась с 5 до 35 млн рублей. И.о. мэра города Роланд Херианов не раз приводил эту историю как эффективный пример пополнения городской казны и борьбы с рейдерством, наличие которого он не скрывает и о борьбе с которым рассказывал в интервью «ДП» («Отношения власти с бизнесом и горожанами должны быть честными», «ДП» 47, 2006 г.). В этом интервью Роланд Херианов так объяснял позицию города:

- Когда продавался магазин «Пятерочка», у нас были принципиальные договоренности с сетевиками, которые участвовали в аукционе, что никто ни за какие деньги сниматься не будет. Естественно, они могли между собой договориться, один другому мог заплатить какую-то сумму, да те же 5 млн рублей. И вот, пожалуйста: кто-то заработал эти деньги, как говорится, на ровном месте, ничего не делая. А заработал город. Помогла наша договоренность и с заинтересованным в покупке предпринимателем, и с его конкурентами. В тех же случаях, когда мы не можем договориться, мы просто за час до аукциона снимаем объект с продажи, поскольку считаем, что здесь был сговор.

Победившая в тех торгах компания «Пятерочка» сожаления по поводу заоблачной цены не высказывает. Как говорит директор сбытовой сети «Пятерочка» Андрей Пелогейко:

- Мы были заинтересованы выкупить помещение, в котором проработали более 2 лет. Интерес других участников тоже понятен. Помещение уже заточено под торговлю, и все понимают его эффективность. Думаю, что у участников аукциона, а их было семь, была задача купить его или, в крайнем случае, нам, своим конкурентам, цену разогнать. Цена здорово взлетела. И мы даже думали пожертвовать задатком в 1 млн рублей и отказаться от покупки. Но руководство города попросило по возможности оплатить покупку. И мы сделали это, объяснив себе, что эта сделка повышает капитализацию компании.

На фоне этого консенсуса и высокой предприимчивости города смущает только одно. Власти и бизнес обвиняют рейдеров в том, что те «договариваются» с участниками аукционов. Как объясняет и.о. мэра в том же интервью, рейдеры «приходили к предпринимателю, который реально хотел купить: хочешь, чтобы не было повышения цены заплати нам денежку, и мы отойдем». И тут же сами используют их неформальные непрозрачные методы. Как неоднократно рассказывал и.о. мэра на пресс-конференциях и в интервью, ведут ли работу с предпринимателями, заинтересованными в участии в аукционах, договариваются с ними, чтобы при проведении аукционов никто не снимался с торгов. Но принцип «цель оправдывает средства», давая сиюминутные выгоды, не всегда приводит к стратегической победе. Власть, используя неформальные методы, косвенно подтверждает возможность их применения теми же рейдерами.

Деньги на «Бочку»

Когда участники аукциона предпочитают втихую договориться между собой, теряет доходы городская казна. Но еще больше страдают интересы предпринимателя, который уже арендует это помещение. Все стратегии для него заведомо проигрышные. Либо он выкупает объект по завышенной цене, притом что прошлые годы платил арендную плату и инвестировал в ремонт. Либо платит рейдерам за отказ от участия в торгах. Либо теряет помещение и выстроенный в нем бизнес. Как это могло случиться в следующей истории. В ноябре прошлого года на торги выставили помещение, в котором находится, пожалуй, самый популярный ресторан Волгограда «Бочка». Ресторан, в 2004 году ставший победителем всероссийского конкурса «Лучшие ресторанные интерьеры», оказался под угрозой закрытия. Желающих купить готовый и успешный бизнес-проект в центре города оказалось немало 20 человек. Создатель «Бочки» Алексей Торубаров, известный тем, что интерьеры своих ресторанов создает сам, рассказывает:

- Когда на продажу выставили ресторан, в который были вложены силы, деньги, время и, главное, душа, я испытал такие чувства, будто у меня ребенка отбирают. Если бы денег не нашел, я бы «Бочку» другим не оставил, разобрал по кусочкам и вывез бы все. Мне непонятна позиция городских властей. Одной рукой они выставляют на продажу бизнес, который сами не создавали. Другой награждают меня премией «Золотой Олимп» за ту же «Бочку». А потом еще просят денег на благотворительность. Я предлагал мэрии избавить меня от торгов, был готов выкупить помещение по рыночной цене, пусть бы она была выше стартовой на аукционе. Никакой реакции

В итоге город остался с «Бочкой». Алексей Торубаров выкупил ее. Он не скрывает, что с другими участниками аукциона пришлось договариваться. И сильно обижен на власти, потому что считает: «Бизнесменов вечно обвиняют в погоне за деньгами. Не замечая, что мы работаем по 12-14 часов в день и без выходных, создаем рабочие места, платим налоги. А власть чем нам отвечает? Поставила цель продать имущество побыстрее, пусть даже за счет разорения чужого бизнеса. Надо бережно относиться к созданной красоте, к тем объектам, которые украшают город, служат его визитной карточкой, делают его неповторимым. Атмосферу, стиль и интерьеры наших ресторанов создают лучшие архитекторы, художники, дизайнеры. На фоне серой действительности такие объекты, сделанные с любовью, работают для горожан как антидепрессанты». Между собой предприниматели говорят, что с властями не договоришься и льгот для добросовестных долгосрочных арендаторов не получишь, потому что в мэрии твердо нацелены продать имущество по максимуму. Мол, в предвыборный год бюджет города имеет более чем стратегическое значение. Р. Херианов частично подтверждает это, комментируя «ДП» историю с «Бочкой»: «Не надо ставить вопрос так предприниматель теряет Думаю, владелец ресторана давно окупил свои вложения, пользуясь муниципальным нежилым фондом. 6-7 лет он работает прибыльно и эффективно. Неприбыльные и неэффективные быстро закрываются. В данном случае и с точки зрения справедливости все разумно, все правильно».

Иная позиция у Юрия Гончарова: «Надо было г-ну Торубарову обратиться в наш профильный комитет и попросить отсрочки. Мы бы могли отсрочить продажу на год и, может быть, дождаться решения Госдумы РФ о приоритетной продаже муниципальных помещений арендаторам. Очевидная логика если в этот бизнес, не в помещение, а именно в бизнес, как в случае с «Бочкой», вложено много денег и сил, то нельзя его забирать. Если закон несовершенен, надо идти по пути разбора каждой ситуации». Почему мы вынесли эти истории на обсуждение? Ведь массовая приватизация в Волгограде прошла в 2005 году, когда было продано 1187 помещений. В 2006 году количество лотов на аукционах снизилось вчетверо. В плане приватизации на 2007 год стоят 79 муниципальных помещений. Но в прошлом году депутаты гордумы отклонили приватизацию более чем 100 объектов по личным просьбам, по социальным причинам. И в этом году мы можем услышать немало историй, связанных с продажей социальных или уникальных объектов, разбираться с которыми придется «в индивидуальном порядке». Применяя индивидуальный подход снятия объектов с аукциона и «договоренности» с участниками торгов, власти нарушают объявленный ими принцип прозрачных, честных и равных отношений с предпринимателями. Если долгосрочные арендаторы муниципальных помещений нуждаются в льготах, то лучше найти способ обеспечить эти льготы для всех арендаторов. Иначе власть сама не сможет разобраться, какой объект для города более ценен.

Татьяна ТАРАКАНОВА