Невский по-волгоградски

Памятник князю Александру Невскому, который к 23 февраля городские власти обещают открыть на главной площади Волгограда, вызывает бурные дискуссии: многие из тех, кто знает, что автором скульптуры является заслуженный художник России Сергей Щербаков, отдают дань его профессионализму и таланту, но сильно сомневаются в том, что место для памятника выбрано правильно.

Неделю назад в областной думе за круглым столом обсуждали перспективы разработки концепции развития культуры в регионе, и там этот памятник не раз помянули недобрым словом за то, что ни саму идею, ни выбранное место с общественностью не обсуждали, и еще за то, что к семиметровому колоссу нельзя будет даже подойти, поскольку он будет стоять посреди проезжей части с оживленным движением. Как съязвил один из участников дискуссии, Невский будет выглядеть так, будто в театр не попал, а в гостиницу не пустили.

Автор проекта Сергей Щербаков в это время был в Москве, где у него было сразу два дела: он участвовал во Всероссийском фестивале искусств и наблюдал за отливкой памятника в бронзе. Вернувшись в Волгоград, он рассказал «ДП» о своей работе. Оплаченную главой торговой сети «МАН» А. Воробьевым фигуру отливают в известной мастерской «Лит-Арт» в Московской области, где уже отливали памятники Столыпину, Александру III, а также многие работы главного скульптора столицы Зураба Церетели. Постамент сложной конфигурации из гранитных блоков делают в Китае. Высота фигуры князя 3,2 м, а памятника в целом более 7 м. Из-за глобальных размеров С. Щербакову пришлось делать князя из двух частей: верх отдельно, низ отдельно. В его мастерской такая масштабная фигура целиком не помещается. По его словам, претензии к размещению памятника несостоятельны, поскольку городская скульптура бывает разных типов: иногда она ориентирована на восприятие площадок, но есть и такая, которая работает на фронтонах, крышах зданий. Например, фигуры на зданиях планетария или театра никого не смущает, что их нельзя рассмотреть вблизи, но менее красивыми они от этого не становятся. В качестве примера С. Щербаков приводит Санкт-Петербург, где памятник Суворову стоит на перекрестке даже без островка-клумбы, как планируется сделать в Волгограде, а памятник Невскому вообще на пересечении троллейбусных линий. Сергей Щербаков говорит, что место для памятника выбрала ГАИБДД, решившая, что на этой площади нужно организовать круговое движение. Городские власти нашли способ облагородить этот круг, поставив памятник вместо пластиковых блоков, которыми круг был огорожен в прошлом году. В этом смысле памятник Невскому организует ситуацию, дает красивый выход из нее, считает скульптор. А в том, что здесь будет стоять именно Невский, автору видится дальний прицел: во-первых, на возвращение площади ее прежнего названия Александровская, а во-вторых, на строительство храма за трибунами. «Нравится это вам или нет, но храм там все равно будет, потому что он там был. И Александр Невский будет стоять на площади лицом к храму», обещает С. Щербаков. Эта формулировка «нравится вам или не нравится» вообще-то повод для большой и подробной дискуссии на тему, до какой степени художник и власть могут навязывать горожанам свои эстети- ческие воззрения. С. Щербаков считает, что публично обсуждать установку памятников и тем более городской скульптуры бессмысленно народ всегда будет против, «всенародное» обсуждение никогда не позволит прорваться никаким новым формам искусства. Экономистам знакомо понятие ухудшающего отбора: при отсутствии информации качественные товары вытесняются с рынка суррогатами. Культура не исключение: погоду делают безголосые певцы и юмористы без чувства юмора. Но значит ли это, что, скажем, мэр города имеет право лично выбирать, кому из художников отдавать предпочтение? По каким критериям? Для С. Щербакова главный критерий музей. «Узнайте, в каком музее, кроме волгоградского, есть работы скульптора, и вам все станет ясно. Художнику, чьи работы приобретает Третьяковская галерея, надо доверять», говорит он и приводит зарубежные примеры, когда против установки неких арт-объектов городское сообщество бунтует, потом привыкает, а потом они становятся главной городской достопримечательностью и гордостью, которую показывают всем туристам. По его мнению, Волгоград остро нуждается именно в таких решениях свежих, оригинальных и острых, но они никогда не будут поддержаны «всем народом», это просто нереально. Действительно, без влияния извне городская культура большей частью самовоспроизводится, тиражируя уже привычные образцы. Волгоградская традиция памятники «жертвам» и «павшим». Могилы в центре города, затертые среди ресторанов и торговых центров, утрачивают свою смысловую нагрузку, тем более что оформление этих могил иной раз, мягко говоря, просто убого. В этом смысле городу стоило бы задуматься о создании некого мемориального кладбища, на которое перенести городские захоронения это некое подобие Новодевичьего кладбища, тбилисского Пантеона или, скажем, французского Пер-Лашез. С. Щербаков отвечает: «Это же моя идея! Я предлагаю сделать в Волгограде некрополь музей под открытым небом, где все продумано и пруд, и дорожки, и плакучие ивы. Это позволило бы разрядить мрачную обстановку в городе и создало бы привлекательный туристический объект для гостей города».

Анна СТЕПНОВА