Ссылка из города на вечное поселение

Один из самых известных в стране экспертов по местному самоуправлению председатель комиссии Общественной палаты по вопросам регионального развития и местного самоуправления Вячеслав ГЛАЗЫЧЕВ, отвечая на вопрос, как муниципальному образованию (МО) добиваться своих прав, на полном серьезе советует: стройте баррикады. Зачем и почему? Об этом он рассказал журналистам на семинаре клуба региональной журналистики «Из первых уст».

Город как субъект политики

- Город как субъект политики это определение навырост, потому что только в 2006 году эта роль стала обозначаться. Последние события вам, наверное, известны не знаю, во всех ли деталях и всем ли. Чрезвычайно любопытное столкновение в Карелии. Впервые в России депутаты горсовета, да еще столичного горсовета, чтобы привлечь к себе внимание Москвы, учинили голодовку 7 дней. Поголодали, что, наверное, на пользу, и формально отступили. На самом же деле, по репутации губернатора Катанандова нанесен гораздо более серьезный удар, чем события в Кондопоге. Кондопога могла случиться где угодно, да и бывала в разных местах: в Вольске и в ряде других мест. А вот столкновения Петрозаводска и губернатора отнюдь не случайная штука. До этого случая была чрезвычайно любопытная борьба в Самаре. Собственно, там впервые общество одержало весьма существенную победу. В прошлом году в Самаре люди дела, люди с деньгами, пришли к выводу, что устранить мэра Лиманского они не в состоянии, они были твердо уверены, что победить его на выборах невозможно и что административный ресурс перевесит возможности, которые у них есть, и предприняли следующую длинную комбинацию. Комбинация включала изменение Устава города, в результате чего прямые выборы мэра были отменены. В рамках действующего законодательства, в соответствии с 131-м законом, это можно было сделать. Приняли решение, область его тут же утвердила. Но ядром сопротивления оказалась общественная структура, клуб, неформальная организация, незарегистрированная, насколько мне известно, Ассоциация профессуры Самары. Кто бы мог ожидать, что, в общем-то, достаточно консервативная среда может оскорбиться до такой степени, что начнет предпринимать действия. Что они сделали? Они разработали альтернативный Устав. Полностью, детально, с юристами благо, свои юристы были. Вошли в контакт с молодежью, что для профессорской ассоциации тоже вещь редкая. Сумели раскрутить общественное движение. В результате, не имея формального права на проведение референдума, они собрали 460 тыс. подписей. И городская дума дрогнула: альтернативный Устав приняла, выборы состоялись, и, как вы, наверное, знаете, Лиманский потерпел сокрушительное поражение от господина Тархова. Действия гражданского общества привели к устранению Лиманского, к огромному удару по авторитету Константина Титова, к провалу «Единой России», потому что они неосторожно опять сделали ставку на старую лошадь.

Гнобить столицу

Сегодня-завтра это довольно долго продлится мы оказываемся в очень интересной ситуации, когда появляется шанс, что в ряде мест муниципалитеты начнут играть роль субъектов. Пока этого не было. Начинают очень по-разному. Вот Василий Мельниченко из одного села в Свердловской области, издатель независимой газеты. Я его вытаскивал на пленарное заседание Общественной палаты, посвященное состоянию местного самоуправления, потом в свою коротенькую передачу, после чего он был жестоко избит следователем районной прокуратуры. Мне пришлось использовать все возможные рычаги влияния, чтобы по этому факту хотя бы было возбуждено уголовное дело. Как догадываетесь, без внешнего нажима этого просто нельзя было бы сделать. Когда я звонил прокурору района, стало понятно, что он в одной команде с этим следователем. Мельниченко при этом предприниматель, на свои деньги и на гранты издает газету. Газета, кстати, любопытная, с жестким аналитическим содержанием. Таких газет немного. Но если есть хотя бы маленькие очаги активности на уровне сельского поселения, на уровне района, тем более на уровне города, значит, что-то изменилось. Меня очень вдохновил Рыбинск. В прошлом году Рыбинск пережил в некотором смысле социальную революцию. Как и в других местах, губернатор Лисицын постарался использовать возможности 131-го закона об основах организации местного самоуправления по максимуму, и Рыбинск деградировал до состояния «городского поселения». Когда я пытался объяснить авторам закона, что они сумасшедшие, что нельзя гордое слово «город» поменять на «поселение» (у нас же «на поселение» всегда ссылали, как известно), но они этого не понимали и все равно ввели «поселение». Рыбинск поднял протест. Добиться референдума от областных властей (они же сами не могли его провести) было очень тяжело. Как вы прекрасно понимаете, это потребовало и борьбы, и напряжения сил, и немалых дипломатических ресурсов. Добились. Формулировка вопросов в референдуме была такая, что, как говорится, «без пол-литра не разберешься». Сбор подписей под требованием о референдуме был проведен от двери к двери огромная работа проделана. 1 сентября по улицам Рыбинска прошло шествие. Первоклашкам на грудь навесили жетоны: «Я рыбинец». Шествие прошло под лозунгом: «Это мы Рыбинск». Референдум состоялся. Его инициаторы победили. Пришлось и на областном уровне подтвердить результаты. Им тут же отомстили, но, тем не менее, областное законодательное собрание приняло решение, что 2006 год проживут по смете, а со следующего года придется жить на основе бюджета. Рядом с Рыбинском находится Углич, тоже славный княжеский город. Тоже городское поселение не сумел вырваться из этого капкана в значительной степени из-за несчастливого стечения обстоятельств: главой муниципального района является дама, играющая весьма значительную роль в Союзе городов, и, мстя за отделение, она постаралась все перекрыть. И заодно продать всю недвижимость, на которую город мог бы в дальнейшем претендовать. Вот такова схема мести городу из-за сложных отношений между главами. Это сегодня, на самом деле, ключевой вопрос. Тверская область. Губернатор Зеленин вроде бы продвинутый господин из бизнес-сообщества. Тем не менее, он вполне продолжает традицию своего предшественника, деятельность которого по-русски, по-новорусски можно назвать только одним словом гнобить столицу. Вот есть Тверь и есть Владимир тоже не бог весть какое счастье. Но при равной численности населения у Твери бюджет в два раза меньше, чем во Владимире. В два раза! Со всеми вытекающими последствиями. Это трагичная ситуация, когда отношения двух бояр выливаются в месть самому городу. Такая ситуация сейчас чрезвычайно широко распространена. Ответ на вопрос, разрешится ли она конструктивно, как в Рыбинске или Самаре, или нет, зависит от десяти тысяч причин, в том числе, конечно же, и от возможностей СМИ. И я прекрасно понимаю, насколько эти возможности ограничены. В Карелии, например, нет ни одного независимого издания, ни одного независимого телеканала. И такая ситуация во многих регионах. Тем не менее, от этого в будущем будет зависеть бесконечно много.

Табличники выигрывают по очкам

Когда мне доводится время от времени горячо спорить с людьми из МЭРТа или Центра стратегических разработок (бывшего грефовского, а ныне дмитриевского), где, в общем-то, работают вполне образованные и неглупые люди, мне не удается добиться от них очень простой вещи понимания того, что города дают основной объем ВВП, что они сосредоточили в себе больше двух третей населения страны, что города должны обладать субъектностью, а не быть лишь строчкой в областном или республиканском бюджете. Много лет назад я (и не один я) с пеной у рта ругался с Дмитрием Козаком, тогда возглавлявшим группу по подготовке закона о местном самоуправлении, ничего не помогало. Потому что моему подходу противостояло видение страны как минфиновской таблицы, в которой есть название региона и сумма трансфертов. Это столкновение ключевых идеологем. Столкновение, в котором пока по очкам и по качеству выигрывают «табличники». Вопрос о финансовых ресурсах, на которые не может накладывать лапу региональная власть, является ключевым. Я буду настаивать и протаскивать через всех людей влияния, на которых могу оказать воздействие, необходимость изменения пропорции в принципе. Не вопрос: 40% на 60%, 50% на 50%, или 60% на 40%, а вопрос 40%-40%-20%. Муниципалитеты должны быть выделены субъектно. Технические возможности есть. Весь вопрос в мощности серверов. Это, на самом деле, детский сад. Ничто не мешает работать с тремя тысячами субъектов, ничто, кроме мифологии. Но это же для человека, минимально знающего математику, вообще не серьезный разговор. Какая разница 80 или 8000? Никакой. А на месте разница совершенно грандиозная. Меня, признаться, приятно удивила ситуация в Новосибирской губернии. И с городом Новосибирском была разыграна, скажем, забавная шахматная партия, чтобы и закон соблюсти, и в разуме остаться. Сначала полномочия были де-юре забраны областью, а потом, через неделю, возвращены городу специальным законом, принятым субъектом федерации. Редкая ситуация мирного сосуществования. Более того, городской округ Кольцово (поселок по-нашему, а не город, маленький совсем всего 14 тыс. жителей) продемонстрировал, при полном маразме, в котором давно пребывает Академгородок, возможность совершенно другой жизни, действительно инновационной экономики и совершенно другого климата и среды для развития. Удивительный мэр: полное созвучие с местным предприятием, которое они спасали от банкротства, когда их Федерация забыла. У него там сложилось по-настоящему крепкое сообщество. Это маленький такой огонечек, но этот огонечек есть. Значит, в принципе, такая возможность есть.