Шоколадка в награду

«Этика одна на всех» - так называется проект, на который редакция «ДП» получила областной грант. В течение всего года мы будем вместе с читателями разбираться в вопросах морали и этики в разных сферах общественной жизни. Первая наша тема - благотворительность. Может ли она быть неэтичной или вредной? Какой она должна быть? Наш собеседник в конце 2007 года сделал эту сферу деятельности своей профессией. На вопросы «ДП» отвечает директор благотворительного фонда «Волгоградский» при Общественной палате Волгоградской области Алексей ХАВИНСОН.

Время жить в чистоте

- Как получилось, Алексей Юрьевич, что успешный предприниматель стал директором благотворительного фонда? Вам ведь даже зарплату не платят.

- Зарабатывая деньги, бизнесмен обязан заботиться об обществе, которое даёт ему такую возможность. Став директором фонда, я лишь продолжил программы, которые вёл в Среднеахтубинском районе, работая там с 2002 года. Все организации и частные лица района, которые обращались ко мне за помощью, её получали. Не могу видеть, как в детском саду малыши спят на подушках, потому что матрасы давно развалились. Это этическая проблема: эту серость они понесут через всю свою жизнь. Конечно, я тут же бегу за матрасами. И не потому, что у меня есть лишние деньги. Лишних денег у меня никогда не было. И вряд ли будут, потому что слишком много вокруг нуждающихся.

Всё, что в моих силах, я стараюсь изменить. Больно видеть, что одни не верят в добро, а другие не чувствуют стыда. В православном приходе, который собрали с миру по нитке, кто-то бесстыдно крадёт иконы, книги, церковную утварь. Я поставил решётки на окна. Но так проблему не решить. Спортивный клуб «Цунами», о котором не раз писала ваша газета, для меня - способ уберечь детей от негативного влияния улицы. Сначала их было всего 12, и я радовался, что они увидят другой мир - светлый и чистый, а не только эту безысходность, когда дети предоставлены сами себе, то есть никому не нужны. С 2003-го через клуб прошло более 1000 детей. Наши ежегодные соревнования «Кубок Поволжья» стали отборочным турниром чемпионата России. Мы вырастили чемпионку мира, чемпионов России, членов сборной страны. Клуб - это семья со строгими правилами, где воспитание так же важно, как спортивные достижения. Недавно двоих мальчишек не взяли на чемпионат России, потому что они стали хуже учиться. В клубе много девочек: теперь они знают, какими бывают нормальные ребята, у них при создании семьи требования будут выше. Воспитанники клуба станут основой здорового общества. Дети, с которыми мы так или иначе соприкасаемся, даже встречая их во дворе или на улице, - не чужие. Мы в ответе перед ними за то, как выглядим, что говорим и как поступаем. Я много говорю о клубе, потому что страшно им горжусь. В том числе и потому, что многие мои проекты делаются детьми из клуба, например, возрождение тимуровского движения. Оценив мою деятельность в районе, мне предложили возглавить благотворительный фонд. Теперь я занимаюсь этим системно и профессионально, хотя и по-прежнему в основном в Среднеахтубинском районе. Денег в фонде немного, поэтому рассматриваю это как пилотные проекты, отработку того, что можно распространить на область или Россию, если ресурсы позволят. Я не просто знаю людей и инфраструктуру в районе, я ещё его очень люблю. Надеюсь, взаимно.

Возня за ширмой

- Благотворительность - состояние души или что-то ещё?

- Состояние души - несомненно. Это ответственность, которую человек берёт на себя. Не обязательно речь о деньгах, не все могут много тратить, но у каждого есть потребность творить добро. Люди с удовольствием принимают участие в акциях, которые проводит фонд. Стоит бросить клич - тебя завалят игрушками, книгами, конфетами. Когда я подготовил для мэра Волгограда Романа Гребенникова обзор лучших практик стимулирования благотворительности в России, написал, что не считаю инфраструктурное и социокультурное развитие Волгограда делом одной лишь администрации. Это наше общее дело. Например, благоустройство собственного двора. Прошлой весной я решил облагородить наш чудесный двор на Мира, 13. Накупил саженцев, семян и развесил на дверях подъездов объявление с приглашением на субботник: у нас всё есть, дорогие соседи, не хватает ваших заботливых рук. В 9 начал, в 10 подошла молодая пара, в 12 - папа с ребёнком. Замечательно, но недостаточно. Совместная работа требует доверия, а оно утрачено. И это одна из моих целей - вернуть людям веру в то, что добро делают не ради рекламы. Мне она не нужна, я знаю себе цену. Твоё добро обязательно к тебе вернётся. Если не вернулось, значит, есть препятствие. Чаще всего это как раз недоверие. Или ты предлагаешь людям не то, что им на самом деле нужно. Радуюсь, что вопроса «зачем тебе это нужно» уже не задают. Обсуждают идеи: а почему бы не сделать это или то? Очень хочется, чтобы программы жили долго: важно, сколько они будут действовать, много ли людей вовлечено, какой резонанс это получит.

- Как вы относитесь к предвыборной благотворительности?

- Каждая затея, за которой, кроме искреннего желания помочь, скрывается какая-то выгода, взращивает негативные стереотипы. Эта ширма убивает доверие к благотворительности как норме жизни. Кроме того, у нас создают уверенность, что всё обязан сделать депутат или кто-то ещё. А ведь если мы сами для себя хорошего не сделаем, то и никто не сделает.

- Но теперь депутаты весь свой срок ремонтируют подъезды, латают трубы в школах.

- Позвольте, а чем оплачивается эта помощь? Нашими налогами! Депутат их лишь распределяет. Государство дало ему такую возможность для создания позитивного образа. Но за наш счёт. При чём тут благотворительность?

- Спонсорство - тоже вид благотворительности. И одновременно - инвестиции в собственный имидж, отношения с обществом...

- Вы уже ответили на вопрос: спонсорство - это форма рекламы. Здорово, что это есть, но это другое. Когда ты сможешь честно себе ответить на вопрос, для кого или для чего ты это делаешь, это определит смысл твоих поступков.

- Банк, спонсируя спектакль, не получит больше эффекта, чем от прямой рекламы. Спонсор Дня города мог бы просто заказать сюжеты на телевидении. Но они тоже пытаются изменить мир к лучшему. По большому счёту мы всё делаем для себя. Хоть для того, чтобы вырасти в собственных глазах.

- Потребность творить добро есть у каждого. Часто нужно лишь помочь реализовать эту потребность. Недавно я был в селе Колобовка, где обустраивают православный приход. Здание ветхое. Попросили помочь с ремонтом. Но раз всем миром - значит, всем миром. Побелить, оштукатурить прихожане могут сами. Крышу перекрыть - наверное, нужно помочь. Благотворительность не должна плодить иждивенчество.

Аккумулятор добрых дел

- Православная традиция - «твори добро негласно». А фонду нужна реклама?

- Нужна, но не фонду, а самой благотворительности, чтобы она была массовой, привычной и естественной. Фонд формирует общественное мнение: без доверия не привлечь ресурсы, не реализовать серьёзные программы, потому что деньги это лишь полдела, а вторая половина - люди, которые это дело делают. Например, художники, которые едут с нами расписывать детский дом, должны быть уверены не только в чёткой организации поездки, но и в том, что участвуют в праведном деле.

- А почему фонд? Многие занимаются этим сами, в одиночку.

- Фонд нужен для аккумулирования ресурсов и для организаторской работы. Та же поездка в детдом: собрать художников, выяснить, что нужно детям, обеспечить транспорт, краски-кисти... И самое главное: я не волшебник в голубом вертолёте. Обеспечить спортивной формой важнее, чем купить эскимо. Важны проекты со смыслом, эффект от которых сохраняется надолго.

- То есть публичная благодарность всё же нужна?

- Она необходима. Вернёмся к традициям Царицына: на балах отцы города чествовали крупных филантропов, их именами называли школы и больницы. В итоге в городе за счёт пожертвований построили трамвайную линию, канализацию, водопровод, открыли множество учебных заведений, больниц, театров. Купцы и заводчики понимали, как культурное и нравственное развитие общества смягчает противоречия между сословиями. Этому способствовали дом науки и искусства Репникова, картинная галерея Лапшина. И как жаль, что мы почти перестали этим заниматься. Когда я привёз Молодёжный театр в Краснослободск, увидел, насколько востребовано искусство, как велика потребность в сопереживании чистым чувствам героев спектакля. Почему у нас недооценивают необходимость музеев, библиотек, театров? Почему я могу организовать эти гастроли, а власти не могут? Или не хотят? Меня беспокоит и то, что пароходик, курсирующий между Волгоградом и Краснослободском, фонтанирует мусором, превращая великую русскую реку в великую русскую помойку, а пойма за лето покрывается слоем мусора. Что происходит с сознанием людей? Почему им не стыдно? И почему с этим никто не работает? Джоанна Стингрей, приехавшая в Россию поднимать рок-культуру, всё время повторяла: не надо мусорить. А где наши лидеры общественного мнения, которые скажут, что это - отношение к Родине?

С другой стороны, люди обычно не гадят там, где чисто. В городах и посёлках с ровными заборами и побелёнными домами и одеваются чище, и думают чище. Деятельность фонда я пытаюсь распространить и на эту сферу. Но опять же: замостили центр Волгограда, но я так и не услышал, кого за это благодарить.

- Наша газета в прошлогодней статье ставила себе задачу сказать спасибо тем, кто вложился в благоустройство. Но часто вложения не были добровольными, и предприниматели не хотят об этом вспоминать. Или это плата за услуги власти, о чём тоже не говорят. Не вполне благотворительность, да? Наконец, благоустраивая территорию у магазина, предприниматель приводит его в соответствие с требованиями времени.

- Давайте посмотрим на это иначе. Если я узнаю, что господин Зверев привёл в порядок улицу, может, я захочу быть похожим на господина Зверева?

- А если вы узнаете, что другой господин так готовился к выборам? Между прочим, это механизм перераспределения ресурсов между элитой и народом. И в Волгограде есть хорошая традиция: у нас к выборам принято наводить порядок в городе, кандидаты берут в руки лопаты и мётлы. А в Воронеже вешают баннеры «Мэр, убери в городе». Это тоже о чём-то говорит.

- Общество стало требовательнее к элите. Мне нравится эпизод из истории Царицына. «Врага народа» владельца пароходной компании Лапшина большевики на барже вывезли на Волгу, чтобы утопить. Но матросы не позволили это сделать. Не каждый предприниматель может надеяться, что его не утопят. Мне рассказывали, что директор волгоградского тракторного Валерий Фёдорович Хватов как-то отказался от банкета на Волге с коллегами-директорами: какие гулянки, когда на заводе сложная ситуация. Это тоже мера ответственности и стыда, который у каждого должен быть. К чему я клоню? Благотворительность - это форма взаимодействия человека и общества.

Торжество дилетантов

- В те времена, которые мы вспоминаем, бюджет губернии был несравним с нынешним, и доля казны в ВВП была меньше. Потому и был такой масштаб благотворительности. А сейчас взносы облагаются налогом дважды: у донора и у получателя. Государство показывает, что решать социальные проблемы вправе только оно само. Если бы налогообложение было иным, ситуация была бы другой и в материальном, и в идейном плане.

- Российский бизнес научился жить при любой налоговой системе, а вот отсутствие кумиров, образцов для подражания - это серьёзно. Важно, какие именно достижения поощряют и пропагандируют. Мудрая власть делает символом времени благотворителя. Но про Чулпан Хаматову, которая звёздным именем собирает огромные суммы для больных детей, знают меньше, чем про бездарных шоуменов, которые без конца катаются на коньках. На всех каналах навязывают это торжество дилетантов. Муслим Магомаев обходился без коньков... А кто расскажет о предпринимателе Амиле Юдаеве, который выстроил целую систему благотворительных программ? Он и мне помогает, например, к 1 сентября передал фонду ранцы для детей из необеспеченных семей. Или о Романе Бекове, которому очень важно, какими растут наши дети, за что клуб «Цунами» ему очень благодарен.

- Среди проводимых фондом есть акция, которая особенно дорога?

- Всё, что я делаю, - делаю с любовью. Третий месяц дети из сельских школ приезжают в музей изобразительных искусств на «Уроки Леонардо», где открывают для себя музей в новом качестве. Мне нравится, что им не запрещают там фотографировать. Пусть показывают друзьям работы великих художников, а не скачанные из интернета картинки.

- Вас благодарят за то, что вы делаете?

- Конечно. И пишут, и говорят. Но высшей оценкой для меня стала шоколадка, которую на «Кубке Поволжья» сунул мне в руку маленький мальчик. Это было невероятно трогательно. Взрослые способны на фальшивую благодарность, а дети - нет. Если бы я что-то делал неискренне, не по-настоящему, шоколадки бы не было.

Анна СТЕПНОВА

На фото: Алексей Хавинсон (в центре) с тренерами клуба «Цунами» Артуром (слева) и Арменом Алексанянами и чемпионкой мира по кёкусин-кан карате-до Екатериной Чердынцевой.

Материал публикуется в рамках гранта Волгоградской области в сфере СМИ по теме «О проблемах морали (нравственности)».