Красиво шить не запретишь

В минувшем году сфера бытового обслуживания в Волгоградской области продемонстрировала 7%-ный рост. Клиенты оценили прелесть индивидуальности. И хотя вещи, выполненные на заказ, будь то ювелирка, обувь, одежда или автомобили, всегда дороже массовой штамповки, в кризис швейные ателье обрели новую популярность.

Кризис, а не война

В последние пару лет количество ателье по пошиву одежды резко выросло. Они нашли себе места в подворотнях, подвальчиках, подземных переходах или светлых офисах. С одной стороны, это следствие кризиса: шить и ремонтировать старые вещи выгоднее, чем покупать обновы. С другой, это вовсе не означает, что ателье выросли на пустом месте. В Волгограде всегда были хорошие традиции шитья и свои звёзды в этой отрасли. Есть несколько мастеров, которые считаются именно Мастерами. Клиенты сохраняют им преданность многие годы.

- Ателье в городе много. Каждый год новых дизайнеров выпускает Технологический колледж, в прошлом году вышел курс из пединститута, политехнический институт учит на технологов, - рассказывает модельер, креативный директор Союза дизайнеров Волгоградской области Жанна Высоцких. - Специальность популярная, но выдающихся профессионалов немного.

- Все ведущие мастера в области шитья вышли из областного дома моделей. Это специалисты с высшим образованием и большой практикой работы. В 1990 году по всей стране создавались объединения творческой молодёжи. Наше было организовано на базе Краснооктябрьского райкома комсомола, - рассказала директор ателье «Батист» Наталья Фенич. - Мы отремонтировали помещение, набрали людей и за два года почувствовали себя настоящими предпринимателями. Одежду шили мелкими партиями, развозили по магазинам, устраивали показы моделей в районном ДК. Посетили съезд творческой молодёжи в Москве, организовали яркую выставку в Доме политпросвещения с участием молодых специалистов в разных областях творчества: деревообработки, швейного и кукольного дела. А потом грянул 1991 год: комсомол закрылся, специалисты ушли в бизнес. Многим было крайне трудно сориентироваться в новых условиях.

- Во второй половине 90-х нам помог Центр гражданских инициатив: он возил предпринимателей на стажировку в Америку, - вспоминает Наталья Фенич. - В рамках поездки мы посетили «Wrangler», «Levi Strauss/Levis», швейные комбинаты и частные ателье, увидели, как делается малый бизнес, получили ответы на множество вопросов. Окрылённые мастера вернулись в Россию, где их ждал кризис 98-го. Снова пришлось выкарабкиваться. Главное, что спасало во все времена, - всегда имелись индивидуальные заказы.

- Своя клиентура у нас уже по 30 лет, - продолжает Наталья Фенич. - Всегда есть люди, которые носят только сшитое индивидуально для них - как воплощение их идеи и личного стиля. Не зря в моём роду до 6-го поколения - все швейники. Бабушки и прабабушки выживали в самые тяжелые времена благодаря своей работе. В войну бабушка работала и в госпитале, и в поле, а по ночам шила, и это позволило ей прокормить семью и вырастить детей. Когда ударил кризис 2008-го, я подумала: если уж бабушка выжила в войну, то и мы не пропадём.

Веяние времени

- Одёжный рынок сегодня не очень интересный, - заметил руководитель департамента потребительского рынка Дмитрий Семененко. - В магазинах в основном представлен откровенный ширпотреб. Конечно, есть бутики, предлагающие индивидуальную одежду, но её не каждый может себе позволить. Тем не менее, люди хотят красиво, необычно одеваться и в праздники, и в повседневной жизни. Поэтому повышенным спросом пользуются неожиданные вещи, которые нельзя приобрести в рознице. Нельзя забывать о людях с нестандартным размером и фигурой.

- Например, я - мужчина красивый, видный, высокий - не всегда могу подобрать одежду в магазине: её просто нет, - признался Дмитрий Семененко. - Шьют будто на китайцев очень маленьких размеров. Наталья Фенич каждые две недели обходит одёжные магазины - знакомится с ассортиментом, оценивает качество. По её мнению, с учетом подбора тканей - преимущественно натуральных, приятных телу, - и подхода к работе, заказные вещи получаются порой в 5 раз дешевле магазинных. И носятся долгие годы, а не один-два сезона. Из 3106 объектов сферы бытового обслуживания 260 - ателье по ремонту и пошиву одежды. И количество их неизменно растет: в прошлом году в городе появилось 20 новых ателье. А городские швейники имеют даже свою ассоциацию. Многие ателье шьют ещё и униформу, ремонтируют одежду и изделия из кожи и меха, делают аксессуары: сумочки, шляпки, одежды для животных. Особенно востребован ремонт: многие сейчас стараются переделать, обновить то, что имеется в гардеробе.

Сшито по-русски

Есть ещё одна ниша на волгоградском швейном рынке. Пожалуй, лучшие образцы исторических костюмов способны изготовить мастера ателье «Русская линия». Открытое в 1991 году по инициативе модельера Елены Поповой, оно уже давно завоевало признание не только среди волгоградцев, но и далеко за пределами региона. Основное направление работы ателье - пошив театральных и концертных костюмов для танцевальных и певческих коллективов, а также карнавальных нарядов. Ателье обшивает всю Волгоградскую область, бывают и заказы из других регионов.

- Несколько лет назад шили костюмы для представителей народности, проживающих в Якутии, - рассказывает директор «Русская линия» Людмила Салюкова. - Обслуживали центр Стаса Намина. Самые дорогие костюмы «Русская линия» шила для карнавала в Венеции. Несколько лет назад в нем участвовала одна семейная пара. Костюмы представляли собой шикарное платье для дамы и камзол для кавалера, расшитый каменьями, а ещё - чулки, панталоны, рубашка, жабо, жилет, башмаки... Над комплектом ателье работало больше месяца, и обошёлся он заказчику в 200 тыс. рублей. Гордость «Русской линии» - костюм Деда Мороза, который принимал участие в конкурсе новогодних костюмов в Кремле и был примерен самым главным Дедом страны из Великого Устюга. Над этим костюмом работала ещё основатель ателье Елена Попова, у которой получился настоящий шедевр - роспись по ткани бейками, стразами, бисером. Сегодня он хранится в ателье. Для создания исторических костюмов, приближенных к оригиналам, мастера «Русской линии» обращаются к книгам. В кропотливой работе особенно важны мелочи - даже то, на каком расстоянии настрачиваются тесёмочки. Самое сложное - найти подходящие материалы. Для имитации домотканых тканей с пропуском шерстяной нити, которые сегодня никто не производит, используется холстина, над которой затем колдуют профессионалы. Постоянный клиент «Русской линии» - Волгоградский молодёжный театр, который с 2005 года заказывает здесь костюмы для спектаклей и карнавалов. По словам Людмилы Салюковой, их мастера изготовили примерно 70% костюмов театра.

- Мы шьём и мантии для профессоров, одежду для православных приходов и монастырей: рясы, подрясники, апостольники для священников, - рассказала Людмила Салюкова. - Нередкий гость у нас митрополит Герман. Мы все люди верующие, поэтому для нас это очень важные заказы. Главный режиссёр ТЮЗа Альберт Авходеев непосредственно связан с пошивом эксклюзивных костюмов. Как-то ему даже пришлось отвозить заказчице выполненные супругой работы: Наталья Авходеева вместе с модельером Ритой Демидовой шила наряды для олимпийских чемпионок по художественной гимнастике, воспитанниц известного тренера Ирины Винер.

- Началось все с того, что в 1998 году мы с Ритой своими руками шили костюмы для своих дочек-гимнасток, - рассказала «ДП» соучредитель дизайн-студии «АВИДЕМ» Наталья Авходеева. - На первенстве России их увидела Ирина Александровна Винер и предложила шить для сборной страны. Почти все купальники, в которых выступают Амина Зарипова, Янина Батыршина, Алина Кабаева, Ирина Чащина, Юлия Барсукова, Евгения Канаева, - наша работа. Дизайн-студия «АВИДЕМ» выполняла заказы для гимнасток из сборных Греции, Германии, Америки, Кипра, для акробатов - чемпионов мира и призёров России.

- В работе мы в первую очередь отталкиваемся от музыки, под которую предстоит выступать спортсменам, - замечает Наталья Авходеева. - Но большое внимание уделяется темпераменту человека и внешним данным. Выполняя заказы, ездим в Москву и другие города, а с заграничными заказчиками работаем по Интернету. Ателье работают каждое в своей нише, то есть почти не конкурируют.

Под солнцем уживаются

- Наше направление - индивидуальные заказы, и наработанный годами круг клиентов никуда не пропадает, наоборот - многие приводят к нам друзей и родственников, - говорит Наталья Фенич. - Наши потребители, независимо от положения, - яркие, требовательные люди, желающие одеваться красиво и неповторимо. Для них главное - чтобы было не похоже ни на кого, сшито лично для них. Боже упаси встретить кого-то в точно таком же пиджаке или пальто! У Жанны Высоцких есть клиенты среди самых влиятельных в городе людей. Цены на её работу немалые, но сложность исполнения говорит за себя.

- Среди моих клиенток - супруга Евгения Ищенко Евгения Атт, Ирина Шилина, нынешний заместитель губернатора Нина Черняева и другие известные люди, - говорит Жанна Высоцких. - Все они крайне индивидуальны, каждый стремится создать свой неповторимый стиль. Чтобы общаться с ними, уметь поддержать диалог, важно быть тонким психологом и эрудированным человеком, а чтобы удовлетворить их желания - быть высоким профессионалом. Как и во многих сферах, на швейном рынке есть мастера, которые работают «в чёрную». Но, по мнению самих швейников, они не составляют проблемы для отрасли.

- Швеи, работающие на дому, не представляют для нас конкуренции, - уверена Наталья Фенич. - Это как в выборе врача: есть специалисты, а есть фельдшеры. Так и у ателье есть одно важное преимущество перед надомницами - это образование: художественное, дизайнерское, конструкторское.

- Те, кто работают официально, лучше знают рынок, имеют больше возможностей для рекламы, могут рассчитывать на помощь администрации, например, в аренде помещений, - прокомментировал Д. Семененко. - К тому же городские власти помогают участникам рынка расширять сеть приемных пунктов в местах широкой доступности. А это не каждый может себе позволить. Так, в прошлом году появилось около 300 новых приемных пунктов. Основные сложности этой сферы, по мнению Д. Семененко, - дефицит профессиональных кадров и невысокие зарплаты. Швейные ателье представляют собой не слишком прибыльный бизнес. Поэтому, даже несмотря на минимальные коэффициенты на налоги и аренду, многим пришлось уйти с центральных улиц города. Это не могло не привести к снижению числа новых клиентов. Из примерно 200 млн рублей, которые вся отрасль бытового обслуживания ежегодно даёт горбюджету, швейные ателье приносят в лучшем случае 2-3 млн.

Анастасия КУВШИНОВА