Муза-приживалка

Волгоград - город музеев. Здесь их больше полусотни. Правда, горожане навскидку назовут три-четыре: музей-панораму «Сталинградская битва», краеведческий, музей ИЗО (так у нас принято называть музей изобразительных искусств), продвинутые добавят «Сарепту». Музеи железнодорожников, тракторостроителей, истории письменности, музыкальных инструментов, истории Волго-Донского канала, гигиены и истории здравоохранения, истории городского электротранспорта - чего у нас только нет... Видимо, особая музейная аура города-героя породила эзотерический феномен сродни проклятию гробниц фараонов. Те, кто разорял эти гробницы, на свете не задерживались. Плохое обращение с музеями в Волгограде тоже приносит несчастье.

ЦУМ возвращается государству

В ноябре прошлого года Территориальное управление Федерального агентства по управлению госимуществом в Волгоградской области (Росимущество) выиграло два иска в арбитражном и Центральном районном судах. Оба они касались возвращения государству частей здания Центрального универмага. А началось это с того, что в 2008 г. владеющая универмагом семья предпринимателей решила закрыть обустроенный в подвале универмага музей истории пленения фельдмаршала Паулюса. Именно это и послужило толчком к возвращению исторического памятника государству. В 1993 году специальная комиссия администрации области определила «границы исторического места в здании Центрального универмага». Это было решено сделать в связи с приватизацией ЦУМа. «Историческое место» следовало из оценочной стоимости здания исключить и передать АО «ЦУМ» в аренду, а не в собственность. Осмотрев здание, комиссия решила: историческое место - это подвал постройки 1938 года и комната в подвале площадью в 18 кв. м. Веское слово сказали заслуженный архитектор Ефим Левитан и директор музея-панорамы «Сталинградская битва» Борис Усик. Вице-губернатор Анатолий Егин это решение утвердил. И здание приватизировали. Члены комиссии, правда, вспоминали, что в постановлении Совета министров РСФСР в 1960 г. историческим памятником названо всё здание универмага, однако решили, что надо обратиться в минкульт и исправить этот документ. Обращались ли - неизвестно. Во всяком случае, постановлением Верховного совета РФ от 27 декабря 1991 г. исключительно к федеральной собственности отнесены объекты историко-культурного наследия общероссийского значения. То есть область приняла решение о приватизации чужого - федерального - имущества.

В дальнейшем здание ЦУМа как единый объект права перестало существовать, так как было разбито новыми владельцами на кусочки. Кому-то досталось две комнаты, кому-то - пять, кому-то - котельная и трансформаторная подстанция... Именно поэтому Росимущество оспаривает сделку приватизации и в арбитражном суде, и в суде общей юрисдикции. А что с подвалами? В 2003 году в этих подвалах был открыт музей пленения Паулюса под названием «Память», а в марте 2008-го руководство универмага решило его закрыть под предлогом необходимости ремонта. В 2008 г. «Деловое Поволжье» писало: «Валерий Кривцов считает подвалы универмага своей собственностью и даже отрицает существование музея. В марте он так и заявил в интервью ГТРК «Волгоград-ТРВ»: «Всё здание принадлежит мне на правах частной собственности. А музея нет. Никто не видел документов, что здесь был музей». Напомним, что на момент приватизации В. Кривцов был директором ЦУМа. Цитировали мы и его интервью «Торговой газете» за 2006 год, где открытие музея было подано как свежий маркетинговый ход. Тогда «Память» помогала завлечь посетителей в универмаг и выполняла функции якорного арендатора: туристы, посещавшие музей, заходили и в магазин, у которого к тому времени в городе появились очень интересные конкуренты. Наша газета тогда высказала две версии: по одной - Паулюс стал уже не нужен для привлечения покупателей, по другой - создание музея могло быть операцией прикрытия для приватизации подвалов. Достоверной информацией о том, кому принадлежат эти подвалы, «ДП» не владеет по сей день. Важно другое: решение закрыть музей натолкнулось на яростное сопротивление директора музея, представителя благотворительного фонда «Вахта памяти» Ларисы Зайченко. Именно она начала бить во все колокола и написала письма во все инстанции. И таки добилась того, что о незаконном отчуждении госсобственности узнали те, кто должен этим заниматься - то есть территориальное управление Росимущества. Росимущество обратилось в суд и выиграло два иска в первой инстанции: приватизация ЦУМа признана незаконной. Руководитель управления Росохранкультуры Константин Каркачёв сказал «ДП», что его ведомство не заявляло собственных требований и выступает в судах третьей стороной, поскольку заявленные Росимуществом требования по возвращению Российской Федерации памятника истории и культуры федерального значения поддерживает в полной мере и приложит все усилия, чтобы здание ЦУМа постройки 1938 года было возвращено собственнику.

Кстати, срок давности по этому иску судом не признан, поскольку собственник узнал о том, что лишился собственности, лишь в июне 2009 года. Вот это и есть главный урок этой драматичной истории. Если бы владельцы здания универмага не закрыли музей (по их же воле открытый) и если бы ни у кого не возникло вопросов по поводу того, как содержится исторический памятник, возможно, и возвращать здание государству не пришлось бы. К. Каркачёв заметил «ДП», что в частных руках находится немало исторических памятников, но пока собственники содержат их достойно, о возвращении государству речь не заходит. В данном же случае и Росимущество, и Росохранкультура приложат все усилия для того, чтобы вернуть государству его собственность.

Потоп в январе

Другая драматичная история разворачивается на наших глазах в связи с состоянием Волгоградского музея изобразительных искусств, где, как известно, в январские каникулы произошёл потоп. Оба помещения музея располагаются в жилых зданиях, а потому не застрахованы ни от каких коммунальных катаклизмов. Это и случилось ранним утром 9 января в доме 37 по ул. Чуйкова: прорвало трубу, и горячая вода с побелкой потекла на хранившиеся здесь музейные экспонаты. Ущерба коллекции потоп не причинил. Как сказал «ДП» председатель комитета по культуре администрации Волгоградской области Виктор Гепфнер, ни одна единица хранения списана не будет. Из государственных фондов пострадала буквально одна работа, которую можно отреставрировать. Всё остальное - это так называемые экспонаты временного хранения, так что государственное достояние цело. Однако стресс оказался не рядовым: потоп напомнил, что музей, которому в 2010-м исполняется 50 лет, находится не только в недостойных коллекции условиях, но и в незаконных: Министерство культуры запрещает размещать музеи в жилых зданиях. За эти 50 лет ни сталинградская, ни волгоградская власть не сделала ничего, чтобы это позорное положение исправить. Расположение музея в помещении овощного магазина - яркая иллюстрация положения дел в культуре региона, которая вроде бы существует, а на самом деле до неё никому нет никакого дела. Картинная галерея в Волгограде в 1960 г. создавалась всей страной: всё, что было здесь собрано до войны, утрачено, и новая коллекция - это дары Эрмитажа, Третьяковки и других лучших музеев страны. Айвазовский, Брюллов, Серов, Маковский, Шишкин, Рерих - похвастаться таким собранием может не каждый региональный музей. Но своего здания у музея за 50 лет так и не появилось. В 90-х годах генплан застройки города до 2000 года отводил площадку на улице Калинина под музей изобразительных искусств. Но в 1993-м на этом месте решили строить здание Агропромбанка - с условием, что его часть будет отдана под галерею. Пока здание строилось, банк обанкротился, выставочные помещения были переданы областной администрации - в погашение долга банка. Но вместо того, чтобы отдать их музею, администрация создала новое государственное учреждение культуры - «Волгоградский музейно-выставочный центр». Весной 2003 года здание было продано ЗАО «Союзнефтегазстрой», связи которого с мэром Волгограда Евгением Ищенко, кажется, уже никто не отрицает, потом перепродано. Осенью 2004-го новый собственник выселил ГУК «ВМВЦ» из здания. Отстоять своё администрация области не сумела. Карьера Евгения Ищенко в Волгограде, как известно, закончилась лишением свободы. Вот ещё одна иллюстрация эзотерической версии: музеем, как и в ЦУМе, пожертвовали ради торговли, и добром это не кончилось. Но речь даже не об этом. ГУК «ВМВЦ» до сих пор существует на бюджетные средства, не имея ни собственных фондов, ни помещений. И только в конце прошлого года, когда комитет по культуре возглавил Виктор Гепфнер, встал вопрос, что с этим надо что-то делать. Почему пять лет это никого не занимало, В. Гепфнер, естественно, не знает. В конце прошлого года ГУК начали реорганизовывать путём присоединения к музею, полагая, что таким образом усиливают коллектив музея и добавляют ему денег.

В. Гепфнер, как и многие, считает, что передача помещения ВМВЦ - ошибка. Если бы оно было отдано музею, то оказалось бы более защищённым: музей - это государственная структура, и отношение к нему соответствующее. Но что было - то сплыло. И претензии за январский потоп предъявлять некому. Даже просто повесить их на кого-то в приказном порядке сложно. Прежний директор музея Татьяна Додина уволилась в конце прошлого года (как говорят, не по своей воле), нового директора комитет пока не назначил - замдиректора Татьяна Гафар находится в статусе и.о. В управлении Росохранкультуры, которое недавно проверяло работу музея, говорят, что никаких вопросов по сохранности культурных ценностей к работникам музея нет. Напротив, здесь с большим уважением отзываются о профессионализме коллектива, который в неприемлемых для музея условиях делал всё возможное, чтобы не только сберечь картины, но и сделать это учреждение живым и привлекательным. Их выставки, музейные проекты, издательская и научная деятельность вызывают уважение у всех, кто понимает, как всё это даётся при таком финансировании и в таком помещении, от которого избалованный горожанин нос воротит. О дурном запахе, сырости в фондохранилищах знали все - и администрация области, и комитет по культуре, но никаких мер не принимали. Единственное, что было сделано для музея за последние десятилетия, - охранная система. Председатель комитета по культуре работает на своём посту всего три месяца - какие к нему вопросы? С ним можно говорить только о том, что будет. Самое реальное, о чём можно говорить, - это небольшая порция рекламы в связи с 50-летием. Волгоградский музей обладает собранием картин Ильи Машкова, чьи полотна, как говорит В. Гепфнер, на аукционах «Сотбис» и «Кристи» по популярности занимают третье место. Самое малое, что регион может сделать для музея, - присвоить ему имя нашего знаменитого земляка и сделать постоянную экспозицию его полотен. Как с помещением?

Надежда на бизнес

Председатель комитета по архитектуре и градостроительству администрации Волгограда Алексей Лисин сказал «ДП», что проблему помещения для музея можно решить при застройке затрибунной части площади Павших Борцов. До весны 2012 года эта территория находится в аренде у ООО «Ноттон-инвест», владельцы которого, как сказал А. Лисин, готовы рассматривать возможность включения музея в комплекс застройки. Сейчас составляется проект планировки территории, и когда документ будет готов, станет ясно, о чём речь. Интерес заказчика, как считает А. Лисин, - в том, что престижно иметь такой якорный объект, как музей, плюс государственное софинансирование строительства. Так что, по его мнению, областному комитету по культуре имеет смысл заняться поиском средств. Письмо от комитета в администрацию Волгограда - владельцу земли - уже направлено. Готовится письмо губернатору. По мнению В. Гепфнера, речь может идти о сумме порядка 200 млн руб. (понятно, что это приблизительно). Требования к зданию определены федеральным законом: свой вход, своя крыша, а будет ли это отдельно стоящее здание или часть большой постройки - не принципиально.

«ДП» не удалось получить подтверждения у арендатора земли о готовности к переговорам о строительстве музея: предприниматель находится за границей и вернётся не скоро. Так что остаётся надеяться, что никто из заинтересованных в развитии музея не выдаёт желаемое за действительное. Тем более, что частно-государственное партнёрство в развитии искусства отвечает современному тренду. Бизнес активно интересуется культурными возможностями родной страны. Правда, строительство специального здания музея - это исключительная редкость. Чаще используют приспособленные постройки, что в постиндустриальную эпоху стало мировой модой: бывшие мясные склады в нью-йоркском Челси, парижский вокзал Орсе, хлебозавод в Берлине, лондонская электростанция Есть примеры и в России: здание речного вокзала в Перми, московские винзавод и гараж кондитерской фабрики «Красный Октябрь». Лидер «Деловой России» Борис Титов намеревается открыть художественный музей в одном из пустующих корпусов своего завода шампанских вин «Абрау-Дюрсо». Но всё, что делается в России, как правило, галереи современного искусства - там к условиям хранения экспонатов не предъявляется таких требований, как в классических галереях. Достаточно сказать, что фонды областных художественных музеев принадлежат не регионам, а государству. Тем не менее, привлечение бизнеса к решению проблемы волгоградского музея - на сегодня самый реальный шанс для властей города и области избавиться от нашего позора. В том, что нынешнее состояние музея - это позор для региона, кажется, уже никто не сомневается.

Анна СТЕПНОВА