13 Июня 2011 | Последнее обновление - 14.21 | www.dp-volgograd.ru

 

Главная

Свежий выпуск

Особый взгляд

Региональная политика

Политэкономия

Общество

Блогосфера

Последняя страница

О газете "Деловое Поволжье"

��нформация о газете

��стория

Архив газеты

Бизнес сообщество

Деловая Россия

ОАО "ГК"Москва"

Устав ОАО "ГК "Москва"

Сообщение об утверждении годового отчёта ОАО "ГК "Москва"

Годовая бухгалтерская отчётность

Банковские реквизиты

��нформация ОАО "Деловое Поволжье"

Устав ОАО "Деловое поволжье"

Текст годового отчёта

Годовая бухгалтерская отчётность

Реклама

Реклама в газете

Реклама на портале

Подписка

Бумажная версия

Электронная версия

Контакты


Просто вместе

По инициативе Общественной палаты Волгоградской области создан благотворительный фонд «Волгоградский». Несмотря на то, что филантропов в городе много и проекты у них становятся всё более масштабными и продуманными, создание этого фонда можно считать оформлением новых тенденций в благотворительности. Эти тенденции рождаются, как им и положено, - в муках, как результат проб и ошибок, как итог усилий в выстраивании работающей и жизнеспособной системы. Два человека из тех, кто работает над созданием фонда, пришли к этому с разных сторон: один, условно говоря, - из Европы, другой - из глубинки, сельского района области. Разный опыт, разным путём полученные знания свели их вместе. И это наверняка не случайно.

Тайный советник от филантропии

На прошлой неделе Общественная палата Волгоградской области утвердила положение о конкурсах на гранты - фонд планирует работать с проектами, соответствующими миссии фонда. Кроме того, решено, что палата использует своё право законодательной инициативы и внесёт в областную думу проект закона о благотворительности. Инициатива исходит от члена палаты Инны Прихожан, философа и политолога, которая уже десять лет занимается проблемами гражданского общества. Активная публичная деятельность преподавателя пединститута И. Прихожан началась в 1991 году с Движения демократических реформ (ДДР) - была такая областная организация, где Инна Анатольевна была членом политсовета. ДДР сотрудничало с облсоветом, вырабатывая предложения с позиции демократического меньшинства в совете. За минувшие с тех пор годы она возглавила областную общественную организацию «Центр гражданского образования», координировала региональный проект «Гражданского форума России», участвовала в экспертной работе комиссии Общественной палаты РФ по развитию гражданского общества. Недавно вышла написанная при её участии книга «Библиотека лучших практик в области взаимодействия гражданского общества и власти на региональном и местном уровне» (в Евросоюзе действует Европейская инициатива в области демократии и прав человека, в рамках которой реализуется программа «Развитие диалога между гражданским обществом и властью в России», книга - часть программы). И, наконец, Инна Анатольевна имеет уникальную для нашей страны специальность: социальный модератор. Такую профессию даёт Британский благотворительный фонд «Charities Aid Foundation» (CAF), обучая организации взаимодействия между гражданским обществом и органами власти. Работа над этими проектами, инициативами и программами и привела Инну Анатольевну к необходимости создавать благотворительный фонд не как копилку для раздачи подарков, а как инструмент социальной политики, проводимой силами гражданского общества. Фонд должен выступить посредником, объединяющим интересы общества, бизнеса и государства в решении социальных проблем.

По словам И. Прихожан, бизнес в России ежегодно оказывает социальную поддержку в разных формах на сумму от $3,5 до 5 млрд, понимая, что собственность обязывает. Однако в отсутствие закона о благотворительности государство использует это ёмкое понятие в своих целях. «Это не благотворительность, а поборы с бизнеса», - считает Инна Анатольевна. А без насилия можно? Видимо, да. Изучая историю Царицына, она обнаружила, что купечество решало не только социальные, но и инфраструктурные проблемы. По своим размерам Царицын имел право только на одно 4-классное городское училище с казённым финансированием. Однако царицынский бизнес содержал ещё две женские и две мужские гимназии, реальное училище, торговую школу, не говоря уж о церковно-приходских школах. Больница, библиотека, два электрических кинотеатра, дом искусств, на который было собрано 350 тыс. золотых рублей, - всё это способствовало, как теперь говорят, качеству населения. Царицын развивался быстро как раз потому, что здесь было много образованных людей, это позволило городу вырваться из уездного захолустья. Хотя не такое уж было захолустье: в 1913 году в Царицыне построили четвёртый в России трамвай после Киева, Москвы и Петербурга. В 1915-м у него уже было четыре ветки, построенные на частные пожертвования. Власть умела ценить такие усилия: например, царицынский купец первой гильдии Александр Репников получил дворянское звание и статус тайного советника - по сути, генеральский чин. И. Прихожан считает, что этот успех объясняется не только щедростью купечества, но и тем, что в Царицыне была выстроена система отношений в триаде бизнес-власть-общество. В сегодняшней России только начинает складываться понимание, что ни один из троих самостоятельно решить проблемы не в состоянии. Хотя у власти и бизнеса на этот счёт иллюзий побольше.

Америка наизнанку

Государство считает, что всякие некоммерческие объединения путаются у него под ногами, и усложняет им жизнь всеми доступными способами: налогообложением, предельно затруднённой регистрацией, более сложной, чем у коммерческих структур, отчётностью. Зарегистрировать НКО стоит на 40% дороже, чем коммерческое предприятие. Интересно, что развитием НКО в стране интересуется в основном Центр стратегических разработок МЭРТ, отсюда идёт всё разрешительное, а от Росрегистрации - всё запретительное, за что в некоммерческом секторе её уже называют Росликвидацией.

Оригинальное у нас и налогообложение. Собственно, большая его часть списана с американских норм, с одной разницей: в США оценка добровольческого труда в долларах делается для того, чтобы волонтёр мог получить налоговую льготу, а у нас для того, чтобы заплатил налог. Это не шутка. Соответствующая норма Налогового кодекса РФ отменена только этим летом, а сколько крови она попортила благотворителям, никто не считал. Вот пример из практики И. Прихожан. Под её крылышком прошла простая акция: сбор книг для сельских библиотек. Волгоградцы охотно откликнулись на идею: за два месяца было собрано около 40 тысяч книг. В 2003 году Госналогслужба согласно НК обнаружила в акции добавленную стоимость, оценила эти 40 тыс. томов в 1 млн рублей и потребовала от благотворителей заплатить 20% налога - 200 тыс. рублей. И ведь всё законно, спорить с ИМНС можно было только о цене книг. Строгость закона, как обычно, искупалась необязательностью его исполнения, но вообще-то любое НКО можно прихлопнуть им в момент. Сейчас правило отменено, зато появились другие, не менее действенные. Ставший секретарём Общественной палаты России академик Евгений Велихов, вникнув в ситуацию, сказал коллегам, что не понимает, как в таких условиях работают общественные организации и почему они до сих пор живы в России. А они действительно работают: социологи подсчитали, что около 20% россиян получают какие-то услуги от общественных организаций. Это, конечно, капля в море, но в таких условиях - считай, подвиг. Государство создаёт некоммерческому сектору искусственные преграды, душит инициативу - вместо того, чтобы свалить на НКО самую неблагодарную работу. Британия принимает ежегодно около 1 млн мигрантов, ещё 3,5 млн - отказывает. Спрашивается, сколько чиновников работает в миграционной службе? Я бы не угадала. Трое! Всё остальное делают благотворительные организации.

Ярмарка тщеславия

У бизнеса свои заморочки. «Благотворительностью бизнес утешает собственное тщеславие, - жёстко формулирует И. Прихожан. - Предприниматели дарят игрушки детям-сиротам, даже не спрашивая, что им на самом деле нужно, может, не игрушки, а, например, выезд в летний лагерь?..» Деньги, выделенные на благие цели, так часто разворовывают, что у предпринимателя появляется скудная альтернатива: забить на всё или заниматься раздачей подарков лично. Набив шишек на таких проектах, бизнес приходит к тому, что заниматься благотворительностью должны всё-таки профессионалы, корпоративная филантропия - это тоже отрасль бизнеса, а решить проблемы народа может только сам народ. 18 декабря в школе Тракторозаводского района Волгограда состоится презентация благотворительной программы «Русала»: компания выставляет 500 тыс. руб. на конкурс проектов. Управлять процессом пригласили Центр гражданского образования, президентом которого является И. Прихожан. Но о бизнесе мы ещё поговорим особо.

Третья сторона - общество - часто путает милостыню и сбор пожертвований (слову «фандрайзинг» русской замены пока не придумали). Вообще-то это разные специальности. И по методам, и по результатам. Чтобы результат был весомым, с донором нужно уметь разговаривать, показывая ему, на что будут потрачены деньги, какой эффект от этих затрат ожидается, как долго проект проживёт, когда кончатся деньги, сколько людей будет вовлечено и кто они Всё это вместе называется проектной культурой. В россиянах глубоко сидит ощущение, что нам все должны, и это проявляется и у граждан, и у предпринимателей, и, конечно, у власти. Вот так и вызревает идея фонда, который станет не столько кошельком, сколько инфраструктурой, идеологом филантропии и просветителем для всех трёх сторон процесса. А в том, что необходимость в именно таком фонде назрела, можно убедиться на истории второго героя этой статьи.

Мамина школа

Алексей Хавинсон начинал заниматься бизнесом в Казахстане, продолжил в Волгограде. Летом мы рассказывали его историю в рамках проекта «Выбираю Волгоград». С 2002 года он занимается строительством, ремонтом и поставками угля в Среднеахтубинском районе. Наверное, он там один из самых крупных предпринимателей. И к тому же, будучи приезжим, на собственной шкуре ощутил необходимость укоренения, о которой И. Прихожан говорит как философ. Она замечает, что без участия в социальных проблемах территории бизнес остаётся чужаком. Насколько остро это ощущал Алексей Юрьевич, покажет такая история. В районе нужно было срочно отремонтировать школу. С местными властями работать крайне сложно: денег то ли нет, то ли будут, когда-нибудь отдадут, когда - бог весть, а нужен ремонт прямо сейчас. А. Хавинсон сделал ремонт за свои, но не просто за свои - потратил на школу те деньги, которые были отложены на квартиру матери. С мамой ему повезло: не всякая согласится ютиться по углам в ожидании момента, когда у районной администрации проснётся совесть или найдутся деньги. Вспоминая эту историю, он сам удивляется: не понимаю, что меня заставило... Размышлять на эту тему тогда было некогда, решение было принято на уровне интуиции: надо - значит, надо, цена не так важна. Потребность в здоровой среде заставила его заниматься проблемами района. Так А. Хавинсон стал учредителем Краснослободского спортклуба «Цунами»: арендовал зал, купил татами и всё, что положено. Сейчас в клубе занимается две сотни детей, есть чемпионы Европы и России. Об этом мы уже тоже писали, отмечая, что для города с 15-тысячным населением это очень большой клуб, получается, что все здоровые дети - здесь. По его инициативе создана армянская диаспора района. Армян в Средней Ахтубе много, культурных противоречий с основным населением хватает, и снимать эти противоречия удобнее тогда, когда понятно, с кем вести переговоры. Было множество разовых акций помощи школам, бюджетным организациям и госструктурам, в общем, всем, кто в трудную минуту обращается к предпринимателю. С грустью отмечал, что всё это - попытка наполнить пруд ложкой, что нужен какой-то системный подход.

Последней каплей стала совсем скромная трата: в одной из школ санэпиднадзор не разрешал открывать столовую, потому что не было стаканов. Пара тысяч рублей за эти стаканы для родителей и в самом бедном районе не стали бы проблемой, если разложить на всех. То же самое - в спортивном клубе. 150 рублей в месяц за спортивные увлечения ребенка - посильная плата для семьи. А это, между прочим, 30 тысяч рублей ежемесячно, которых за глаза хватило бы на все нужды клуба. Для кого-то 150 - много? И это решаемо: родители могли бы поискать спонсоров сами, дети постарше - отработать хотя бы мытьём полов в спортзале. То есть к тому же выводу, что и Инна Прихожан - помочь народу может только сам народ, Алексей Хавинсон пришёл своим путём. В самом деле, привычка решать свои проблемы чужими руками сильно распространена. С этим он сталкивается и в бизнесе. Недавно в районе побывал вице-губернатор, которому жители района стали жаловаться на свои беды. Одна из жалоб была такая: льготнику привезли угля на 300 килограмм меньше положенного, обсчитали, значит. Стали разбираться. И что выясняется? Если человек не в первый раз получает уголь, он просто не может не увидеть, что угля привезли на четверть меньше - 900 кг вместо 1200. И документы в порядке: то есть уголь получили, расписались, что всё в порядке, по какой-то причине остались недовольны, но выяснять с теми, с кем стоило бы, не стали, а пошли жаловаться. Цепь единичных случаев и привела к решению: пора всё-таки строить систему, в которой люди смогут помогать себе сами, поддерживая тех, кто на самом деле сам себе помочь не может, - в первую очередь детям. Чтобы освободить время для общественной работы, А. Хавинсон оставил пост директора своего предприятия. Предложение войти в попечительский совет фонда и стать его исполнительным директором пришло исключительно вовремя. Тем более что по ключевым вопросам попечительский совет полностью нашёл общий язык. И по принципам, технологиям работы, и по миссии: фонд будет заниматься поддержкой развития детей во всех ипостасях - художественное и научное творчество, духовно-нравственное и спортивное развитие, словом, это инвестиции в одарённость детей. А можно сказать - и в детей вообще, потому что неодарённых детей не бывает, просто одним повезло с родителями, а другим - не очень.

Анна СТЕПНОВА


Вернуться
 

версия для печати

Авторизация пользователей

Пользователь:

Пароль:

Регистрация
Забыли пароль?



Голосование


Я выбираю Волгоград. За что?
Волга, рыба, раки, охота
Женщины, конечно
Брошу все и уеду... в Урюпинск, Москву, Рио-де-Жанейро
Это не я, это он меня выбрал

Деловое Поволжье. 2011 год.
Использование информации с ресурса невозможно без письменного разрешения администрации