13 Июня 2011 | Последнее обновление - 14.21 | www.dp-volgograd.ru

 

Главная

Свежий выпуск

Особый взгляд

Региональная политика

Политэкономия

Общество

Блогосфера

Последняя страница

О газете "Деловое Поволжье"

��нформация о газете

��стория

Архив газеты

Бизнес сообщество

Деловая Россия

ОАО "ГК"Москва"

Устав ОАО "ГК "Москва"

Сообщение об утверждении годового отчёта ОАО "ГК "Москва"

Годовая бухгалтерская отчётность

Банковские реквизиты

��нформация ОАО "Деловое Поволжье"

Устав ОАО "Деловое поволжье"

Текст годового отчёта

Годовая бухгалтерская отчётность

Реклама

Реклама в газете

Реклама на портале

Подписка

Бумажная версия

Электронная версия

Контакты


Стратегия для презентации

Администрация Волгоградской области, как и десятки других российских регионов, внесла в областную думу законопроект «О Стратегии социально-экономического развития Волгоградской области до 2025 года». Соблюдение министерских рекомендаций и усердие разработчиков привели к созданию противоречивого документа.

Власти о своей стратегии не говорят...

Разработка долгосрочных стратегий социально-экономического развития входит в моду для всех уровней власти: стратегиями обзаводятся округа, министерства, регионы и муниципалитеты. Отсутствие подобного документа скоро будет восприниматься как свидетельство некомпетентности. Министерство регионального развития РФ внесло свою лепту, утвердив Требования к стратегии социально-экономического развития субъекта РФ. Приказ Минрегиона содержит как кнут для региональных администраций в виде согласования Стратегии в Межведомственной комиссии при министерстве, так и пряник, в роли которого выступает возможное участие федерального бюджета в реализации Стратегии. Проблемы возникают уже на уровне терминов. О стратегическом развитии какого объекта идёт речь? В приказе Минрегиона в первых строках написано: «Стратегия - это система мер государственного управления...». И в волгоградском проекте читаем: «Стратегия обеспечивает новые подходы государственной экономической политики на территории Волгоградской области». То есть администрация области собирается рассказать, какие меры она предпримет вплоть до 2025 г.

Предсказуемость государства очень важна и для бизнеса, и для населения, и для муниципалитетов, которые могут строить планы, учитывая намерения государства. Правда, неясно, в какой мере следующие поколения регионального руководства будут придерживаться документа, составленного предшественником, хотя закрепление Стратегии законом даёт такую надежду. Но внимательное чтение документа приводит к выводу, что власти либо не готовы озвучить план своих действий, либо этого плана нет. На ближайшие 4 года приоритеты социально-экономической политики сформулированы в таких выражениях: «принятие неотложных мер в сфере демографии и здоровья населения, снижение смертности в трудоспособном возрасте; стабильное увеличение реальных денежных доходов населения...» и т.д., и т.п. О таких неотложных мерах хотелось бы узнать подробнее. Нетривиально выглядит частое использование слов «необходимо» и «целесообразно». Например, «необходимо продолжить строительство специализированных медицинских центров на территории области, в том числе в городах областного подчинения Камышине, Михайловке, Урюпинске и др.». Что может понять из этого текста житель города Камышина? Будет построен центр в его городе или нет? Власть вроде как признаёт это нужным, но пообещать наверняка не может. Впечатляет также «и др.» в этой фразе. Таким образом, житель Фролово, Палласовки и любого другого поселения может надеяться на строительство такого центра. А может и не надеяться. То же самое можно посоветовать строителям и медперсоналу (абитуриентам медицинских учебных заведений) - может, ваши усилия понадобятся, а может, нет.

Странно отсутствие в документе бюджетных показателей. Казалось бы, этот инструмент реализации экономической политики (один из немногих реальных для региональных властей) должен быть в центре внимания разработчиков Стратегии, но увы. В обтекаемых выражениях нам сообщают о «необходимости увеличения поступлений от сельскохозяйственного производства, строительства, транспорта и малого предпринимательства» в бюджет области. Если речь идёт о росте ставок региональных налогов, то предпринимателям критически важно заранее знать, каких и на сколько. Фраза «совершенствование налогового законодательства в части изменения сроков уплаты бюджетообразующих налогов» порождает новые вопросы. Ведь наибольший удельный вес в бюджете области принадлежит налогу на прибыль и НДФЛ, но порядок их уплаты регулируется Налоговым кодексом. Каждый глава муниципалитета безуспешно будет вчитываться в предложение о «разработке и внедрении эффективных механизмов расчёта уровня бюджетной обеспеченности муниципальных образований, расчёте минимальной финансовой обеспеченности расходных обязательств местного самоуправления в социальной сфере с позиции конституционных прав граждан и закрепления за муниципальными образованиями доходных источников для покрытия этих расходных обязательств», силясь понять, сколько ему денег дадут (заберут) и при каких условиях.

...но готовы руководить бизнесом

Существует и другая трактовка Стратегии, также присутствующая в приказе Минрегиона: «приоритетные направления и цели развития субъекта РФ на долгосрочную перспективу». Это подразумевает оценку изменений в экономике и социальной сфере в ближайшие 20 лет. Однако смешение определений свидетельствует о мании величия министерских чиновников: они до сих пор думают, что по-прежнему определяют направления экономического развития в регионе. Волгоградские разработчики Стратегии унаследовали эти заблуждения: в качестве приоритетов указываются такие, как «выполнение комплекса мероприятий по замене в электроэнергетике основного оборудования и сетей с истекшим сроком эксплуатации», «обеспечение сбалансированности товарооборота на потребительском рынке», «формирование новых высококонкурентных отраслей, основанных на «экономике знаний». Но реализация первого зависит исключительно от компаний «РусГидро», ТГК-8 и МРСК, товарооборот - от сетевых ритейлеров, а новые отрасли создаются неопределённым кругом предпринимателей. Рычагов влияния на этих участников экономических процессов у обладминистрации нет. Однако это не останавливает чиновников: они ставят цели отраслям: «Главной задачей химического производства является техническое перевооружение, большая ориентация на конечную продукцию, снижение доли выпуска сырья для дальнейшей переработки, снижение тарифов на энергоносители». Откровением для химиков будет возможность снизить энерготарифы (рецепт не раскрывается), а в остальном - ничего нового. Строителям предписано «увеличить объёмы жилищного строительства к 2025 году более чем в 2 раза по сравнению с 2007 годом». Будет ли это продано и чем подсобят власти, не пишут. Селянам чиновники объяснили, что «увеличение инвестиционной привлекательности агропромышленного производства предполагает восстановление и обновление на инновационной основе материально-технической базы сельхозтоваропроизводителей и перерабатывающих предприятий, внедрение прогрессивных технологий». То есть, чтобы получить инвестиции, найди деньги на замену оборудования. Зачем нужен инвестор аграрию, если он всё уже модернизировал? Однако вершиной этого творчества стала тема производственных кластеров. В документе честно отмечается их отсутствие в области в силу «незаинтересованности собственников предприятий в развитии интеграционных связей с другими предприятиями региона». Тем не менее, в сценарии стратегического развития области предусматривается создание текстильного, нефтехимического и строительного кластеров. Чиновники намерены внушить нерадивым собственникам прелести взаимодействия с местными производителями. Иначе как словами «пагубная самонадеянность» из названия книги Нобелевского лауреата Ф. Хайека это охарактеризовать нельзя. Таким образом, администрация области, не объясняя план своих действий до 2025 года, претендует на руководство действиями даже иногородних бизнес-структур.

Гости званые и не очень

Помимо концептуальных противоречий в Стратегии есть и просто недостатки. Значительное внимание в документе уделяется миграции населения. Иммигрантов разработчики поделили на две категории. Приезд в регион выходцев из республик Кавказа и Средней Азии рассматривается как бедствие: их обвиняют в «росте нагрузки на рынок труда и жилья, а также на социально-бытовую сферу области; росте стоимости жилья; росте преступности; разрушении сложившегося уклада местной жизни; агрессивном поведении в отношении местного населения; росте цен на продукты и товары первой необходимости; снижении доступности социальных услуг». Даже не хочется напоминать о непрестижных вакансиях, заполняемых мигрантами Приоритетным направлением своей деятельности администрация области видит привлечение «хороших» мигрантов - «соотечественников». С их приездом связывают «обеспечение экономического комплекса Волгоградской области квалифицированными трудовыми ресурсами на долгосрочную перспективу; снижение рисков дефицита рабочей силы как сдерживающего фактора для роста экономики и социальной сферы Волгоградской области». В качестве ожидаемых результатов разработчики предполагают к 2025 году рост ВРП в 5 раз, рост промышленного производства ожидается в 2,3 раза, сельхозпроизводства - в 2 раза, строительства - в 2 раза. Удельный вес трёх этих секторов в экономике области составляет 52,9%. Общий 5-кратный рост ВРП предполагает увеличение производства в остальных секторах экономики за этот период не менее чем в 8 раз (при условии неизменности их долей в ВРП). То есть среднегодовой рост торговли, транспорта, связи и других отраслей сферы услуг на протяжении 18 лет должен составлять более 12%! Жаль, что в Стратегии умалчивается об источниках этого экономического чуда. И с показателем ВРП в Стратегии творится что-то непонятное: пересчёт его прогнозируемого изменения по трём выделенным этапам даёт прирост к 2025 году 3,75, а не 5 раз, как заявлено. В разделе механизмов реализации Стратегии упоминается программно-целевой подход как главный инструмент осуществления мероприятий по ряду важнейших направлений. Фактически он уже применялся при выполнении федеральных и областных целевых программ. Разработчики Стратегии упоминают о 25 федеральных и 64 региональных программах, действовавших в области с 2001-го по 2007 год, на которые потрачено 40,4 млрд руб. Анализа результатов (хотя бы промежуточных) в Стратегии нет, но упоминается недостаточность средств и продление сроков. Возникает вопрос о целесообразности сохранения практики размазывания бюджетных средств на десятки проектов, если ни один не доведён до конца.

Сказку сделать былью

Поддавшись очарованию слов «стратегия развития» и «2025 год», разработчики документа честно пытались изобразить грандиозные планы, тогда как для удовлетворения потребностей конкретных пользователей (населения, бизнеса, органов местного самоуправления) стоит ответить на скучные вопросы. Например, планируется ли в условиях сокращения населения уменьшение числа школ, больниц, поликлиник, библиотек или штатных единиц в них? Какие из объектов культуры будут поддерживать средствами бюджета области, каким будет финансирование - подушевое, сметное, грантовое? Какие категории населения получат материальную поддержку и какую? Что будет с численностью и принципами оплаты чиновников? Внятные ответы на подобные вопросы снизят неопределённость будущего для сотен тысяч человек. Не нужно бояться и отрицательных формулировок. Сказав честно, что до 2025 года новых театров и музеев, финансируемых из бюджета области, создано не будет, власть продемонстрирует не слабость, а ответственность. Продекларировав, например, неизменность количества профтехучилищ и численности преподавательского состава до 2025 года, администрация может ставить стратегической целью их качественную модернизацию. Тогда, зная возрастной состав кадров бюджетного сектора, можно будет просчитать потребность в специалистах учреждений, финансируемых из облбюджета. Это даёт возможность планирования численности обучаемых по данным специальностям.

Более того, именно в документе, ориентированном на длительный срок, у власти появляется уникальный шанс обозначить направление движения по наиболее сложным проблемам. К таковым можно отнести перераспределение доходов и расходов консолидированного бюджета области между различными уровнями бюджетов и отдельными муниципалитетами. Каждый участник бюджетного процесса получит ясные сигналы относительно своей деятельности и сможет к ним адаптироваться. К разряду таких проблем можно отнести идею переноса ряда заводов за пределы городской черты Волгограда, снижение загрязнения атмосферы автотранспортом. Стратегия могла бы стать средством коммуникации власти и общества по ключевым вопросам развития. Могла бы, но не стала. Перспективная динамика экономических процессов, конечно, должна быть в Стратегии, но её надо рассматривать не с точки зрения желательности, а с позиции вероятности. То есть точнее говорить не о стратегии, а о сценарных прогнозах развития бизнеса области. Администрация может воздействовать на условия предпринимательской деятельности, но не на её результаты. В документе, претендующем на описание стратегии, должны быть указаны предлагаемые инструменты экономической политики властей в прогнозный период. Эти возможности будут учтены бизнесом при разработке собственных планов. Вынесенная на суд депутатов Стратегия социально-экономического развития Волгоградской области до 2025 год идеально соответствует требованиям Минрегиона, излагает амбициозные планы и чрезвычайно презентабельна с точки зрения логики и структуры документа. Однако на деле документ скорее свидетельствует об отсутствии ясной стратегии действий у администрации области. В таком виде законопроект бесполезен для практического употребления теми, кто собственно все эти стратегии воплощает, то есть для нас с вами.

Карэн ТУМАНЯНЦ, кандидат экономических наук


Вернуться
 

версия для печати

Авторизация пользователей

Пользователь:

Пароль:

Регистрация
Забыли пароль?



Голосование


Я выбираю Волгоград. За что?
Волга, рыба, раки, охота
Женщины, конечно
Брошу все и уеду... в Урюпинск, Москву, Рио-де-Жанейро
Это не я, это он меня выбрал

Деловое Поволжье. 2011 год.
Использование информации с ресурса невозможно без письменного разрешения администрации