13 Июня 2011 | Последнее обновление - 14.21 | www.dp-volgograd.ru

 

Главная

Свежий выпуск

Особый взгляд

Региональная политика

Политэкономия

Общество

Блогосфера

Последняя страница

О газете "Деловое Поволжье"

��нформация о газете

��стория

Архив газеты

Бизнес сообщество

Деловая Россия

ОАО "ГК"Москва"

Устав ОАО "ГК "Москва"

Сообщение об утверждении годового отчёта ОАО "ГК "Москва"

Годовая бухгалтерская отчётность

Банковские реквизиты

��нформация ОАО "Деловое Поволжье"

Устав ОАО "Деловое поволжье"

Текст годового отчёта

Годовая бухгалтерская отчётность

Реклама

Реклама в газете

Реклама на портале

Подписка

Бумажная версия

Электронная версия

Контакты


Мы вошли в эту жизнь

В основном выступлении на московской встрече с региональными журналистами в октябре президент Альфа-банка Петр АВЕН спрогнозировал для России долгое устойчивое развитие. Предпосылками для этого он считает более высокий, чем в 1991 году, уровень жизни населения страны, ее включенность в мировую экономику и общее возрастание роли развивающихся стран, к которым он относит Россию, в мировой экономике. Позже банкир, доктор математических наук, бывший член правительства Егора Гайдара конкретизировал свои взгляды на экономическую ситуацию в стране в эксклюзивном интервью для журналистов, среди которых был и журналист «ДП».

Хорошие новости

- Петр Олегович, какие макроэкономические процессы позволили вам сделать вывод о том, что жить Россия будет все лучше?

- По-прежнему сохраняются хорошие темпы экономического роста - в этом году мы ждем порядка 8%. Центральный Банк накопил значительные резервы, третьи по величине в мире. В 1995 году они составляли всего $15 млрд, сегодня - $420 млрд. Правительство, я думаю, примет меры, чтобы не допустить в этом году инфляцию свыше 10% - даже несмотря на рост цен на продовольствие. Но главные хорошие новости - в России, как и во всех странах второго мира, фундаментально меняется структура потребления, растет внутренний спрос. Широкие возможности потребительского кредитования меняют сознание, позволяют рассчитывать на свои силы, а не на государство. Смотрите, ипотека за год выросла в России в 6 раз.

Но есть и плохие новости. В 1995 году доля топлива в экспорте составляла 37%, сейчас - 62%. Растущий потребительский спрос пока обеспечивается в основном за счет импорта. Частные сбережения населения незначительны. Частные пенсионные накопления - и того меньше. В том же Казахстане они составляют 8-9% ВВП, у нас - 1%. Ипотека пока не превысила 2% ВВП.

- Чем нынешний кризис ликвидности отличается от финансовых кризисов 1998 и 2004 годов?

- По источникам, по характеру и по последствиям. В 1998 году кризис случился, когда государство не смогло обслуживать свой внутренний долг. В 2004 году кризис был психологического плана. Но у государства тогда не оказалось денег, чтобы с ним справиться быстро. А нынешний кризис пришел с Запада. Внутри страны экономических причин не было. Но сегодня у государства есть все ресурсы, есть деньги, чтобы справиться с кризисом.

- Просматривается ли окончание мирового кризиса? И какими будут последствия для экономики России?

- Я не эксперт по американской экономике, но из газеты «Файнэншнл Таймс» знаю, что пик кризиса ожидается на первый квартал следующего года. Думаю, что итоговое влияние на нас будет минимальным - нынешние проблемы с ликвидностью в банках и чуть меньше планового экономический рост. Более серьезных последствий при адекватной политике властей не будет.

- Что вы понимаете под «адекватной реакцией государства»?

- Когда мы говорим о купировании кризиса ликвидности, имеется в виду снижение нормы резервирования (что уже сделано Центробанком) и введение прямого финансирования банков - что, я думаю, скоро будет сделано. И, конечно, государство должно работать с населением - успокаивать его.

- Фиксировать цены на продовольствие? Ведь обыватели плотно увязывают рост цен на продукты с банковским кризисом

- Такое решение было бы стратегической ошибкой. Госрегулирование кончается пустыми магазинными полками. Вот снижение пошлин на отдельные виды импорта - разумная мера. Интервенции на зерновом рынке - тоже. Вообще, скачок цен на продовольствие тоже показатель, что Россия - часть мировой экономики. Жалобы на постоянный рост цен на продукты характерны для развитых экономик. Внутренних факторов этого роста почти не было. Рост цен во многом пришел с Запада. Потому что пока в России потребляется в основном импортное продовольствие или продукты, изготовленные на импортном сырье.

- Мешает ли нашей экономике зависимость от нефтеэкспорта?

Да. Надо от этого избавляться, но трудно и непонятно, как. Наше государство выбрало самый парадоксальный способ - увеличивать нагрузку на нефтяные компании. Практически все, что свыше $25 за баррель, изымается государством. В результате впервые за многие годы добыча нефти не растет, даже падает. Раньше свои сверхдоходы нефтяники в том числе вкладывали в инновации - в ту же мобильную связь. Государство сверхдоходы изымает, но инвестиций в новые отрасли с его стороны мы пока не видим.

Иностранцы в России

- Есть версия, что через пару-тройку лет банки, созданные при финансово-промышленных группах, отомрут

- Это придуманная история. Мы уже никакого отношения к «Альфа-групп» не имеем. Мы уже давно кредитуем всю страну. И во всех российских ФПГ - такая же история. Предприятия нашей группы порой кредитуются в банках «Интерроса», их предприятия - у нас. Даже не у нас - мы для них слишком маленькие. Они на Западе кредитуются - так дешевле. Мы для них - не партнеры. Ну разве, когда им срочно нужны деньги

- А для кого вы - партнеры?

- Для среднего и малого бизнеса.

- Так сейчас все говорят. А мелкий и средний бизнес продолжает жаловаться, что ставки по банковским кредитам им не по карману.

- Не устраивают ставки - не занимайтесь бизнесом. Это рынок. Не дело банков - разбираться, почему у нас такой слабый малый и средний бизнес. Да, его доля в ВВП чрезмерно мала - 12-15%, его душат налогами и взятками. Это дело государства - как достроить действительно свободную экономику.

Но банки очень заинтересованы в среднем и малом бизнесе. Это придает им дополнительную устойчивость. Легче дать один кредит на $300 млн «Газпрому», а не бегать за мелкими клиентами с запросами на $5 млн. Но если единственный большой клиент из банка уйдет - вот это риск.

- В связи с кризисом ликвидности деньги на западных рынках стали дороже. Не означает ли это скорого отказа крупных российских компаний от IPO в пользу банковского сектора России?

- Об этом сейчас речь вообще не идет. Денег везде стало меньше - почти никто нигде не кредитуется. Банки стоят.

- И все же, когда ставки на межбанковском рынке пошли вверх, где Альфа-банк сегодня предпочитает брать деньги?

- Мы стали активней смотреть на деньги предприятий. Как раньше - стараемся привлекать их на депозитное обслуживание.

Межбанк действительно стал дороже. Но есть и другие пути к западным деньгам. Я после многолетнего перерыва на днях снова еду на road-show в Лондон. Наши топ-менеджеры говорят, что сейчас Альфа-банку самое время занимать деньги на мировом рынке, что другим не дадут денег, а нам - дадут. Скоро узнаем.

- Планирует ли Альфа-банк покупать региональные банки?

- Не имеет смысла, невыгодно. Дешевле построить с нуля. Существует колоссальный технологический отрыв банков первой десятки от остальных. У нас в IT-подразделении работают, если не ошибаюсь, 300 человек. Их уровень и их результаты работы на уровне самых крупных иностранных банков.

- А с иностранными банками в России вам конкурировать сложно?

- Они хорошо развиваются, быстро учатся, набирают русские команды, успешно встраиваются в нашу жизнь, понимают людей, строят отношения в регионах. Для нас в этом есть некоторая неожиданность. Это плохо для нас. С другой стороны, мы осознали - мы ни в чем не уступаем. Уровень наших продуктов, наших сотрудников, технической оснащенности порой даже выше, чем у иностранцев в России.

Падают риски и ставки

- Аналитики прогнозируют дальнейший рост задолженности по потребительским кредитам. Это опасно для экономики страны?

- Внешний долг банков значителен, но не критичен. Российским банкам должны сегодня порядка $120 млрд. Это 20% их активов. Тем более, ситуация в разных банках очень отличается. Есть те, у кого долги составили до 50%. Но это точечные проблемы, и государство с ними справится - у него вполне резервов и ресурсов для страховки.

Населению выданы миллиарды долларов - не десятки. С точки зрения накопленных резервов - это минимум. Если государство будет вести себя адекватно, в ближайшие годы при этих объемах ничего похожего быть не может.

- Вы говорите, доля ипотеки в ВВП страны составляет 1,8%. А какова она будет через пять лет?

- Посчитайте сами. Ипотека каждый год удваивается, а ВВП растет на 7%. (От редакции: при таком раскладе ипотека через пять лет составит 12,5% ВВП).

- Как дальше будут меняться ставки по ипотеке? И может ли на них влиять государство?

- На фоне кризиса ликвидности и ипотека застопорилась. Но через два-три года ставки будут снижаться. Но только под воздействием рынка, а не по решению государства. Как это уже было в потребительском кредитовании - когда рынок не знает, с чем имеет дело, закладывается процент страховки от риска. Когда возникают скоринговые механизмы, механизмы наложения взысканий - падают риски и ставки, растет конкуренция. (ДП)


Вернуться
 

версия для печати

Авторизация пользователей

Пользователь:

Пароль:

Регистрация
Забыли пароль?



Голосование


Я выбираю Волгоград. За что?
Волга, рыба, раки, охота
Женщины, конечно
Брошу все и уеду... в Урюпинск, Москву, Рио-де-Жанейро
Это не я, это он меня выбрал

Деловое Поволжье. 2011 год.
Использование информации с ресурса невозможно без письменного разрешения администрации