13 Июня 2011 | Последнее обновление - 14.21 | www.dp-volgograd.ru

 

Главная

Свежий выпуск

Особый взгляд

Региональная политика

Политэкономия

Общество

Блогосфера

Последняя страница

О газете "Деловое Поволжье"

��нформация о газете

��стория

Архив газеты

Бизнес сообщество

Деловая Россия

ОАО "ГК"Москва"

Устав ОАО "ГК "Москва"

Сообщение об утверждении годового отчёта ОАО "ГК "Москва"

Годовая бухгалтерская отчётность

Банковские реквизиты

��нформация ОАО "Деловое Поволжье"

Устав ОАО "Деловое поволжье"

Текст годового отчёта

Годовая бухгалтерская отчётность

Реклама

Реклама в газете

Реклама на портале

Подписка

Бумажная версия

Электронная версия

Контакты


Город имени любимой

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Царь Фёдор Иоаннович.

Царица Ирина.

Григорий Засекин.

Дьяк Дружина Петелин.

ИРИНА. Слыхала я, ты уезжаешь, Григорий? Бежать от меня замыслил?

ЗАСЕКИН. Не от тебя, душа моя, от себя!

ИРИНА. А я, стало быть, ни при чём. Почто скрытничаешь?

ЗАСЕКИН. Не хотел тревожить понапрасну раньше времени.

ИРИНА. Ах, до церемоний ли нам, Гриша? Нешто не говорила я тебе, что вся душа моя и без того тобой встревожена?

ЗАСЕКИН. Говорила.

ИРИНА. Я от слов своих не отпираюсь. А ты? Любишь ли меня?

ЗАСЕКИН. Люблю. И всю жизнь любить буду.

ИРИНА. Разве ж в дальних краях от любви своей укроешься? Настигнет, где б не схоронился. Не спеши в бега бросаться. Скоро всё переменится. Супруг-то наш, царь Фёдор Иоаннович, не только умом ослаб, но и телесно. Душит его болезнь неведомая. А врачи, которых мы с Бориской к нему приставили, ничего в болезни той не разумеют. Смекаешь?

ЗАСЕКИН. Не боишься ты греха, Ирина.

ИРИНА. С тобой ничего не боюсь! Ради тебя всё отдам. Не уезжай, родненький! Помрёт ведь скоро Фёдор. Будем мы с Бориской править, и тебе место подле меня первое. Стану я твоей тайной женой.

ЗАСЕКИН. Не губи меня, царица, пощади! Не толкай в преступный сговор. Присягал я на верность царю Фёдору Иоанновичу.

ИРИНА. Его жалеешь, а меня предать хочешь? Не прощу!

ЗАСЕКИН. Что ж ты делаешь со мной, страсть окаянная! Нет в душе живого места, вся изранена! Члены словно бы горят в геенне огненной.

ИРИНА. Последний раз тебя спрашиваю, возьмёшь ли меня?

ЗАСЕКИН. Прости, государыня, не могу поступиться ни честью своей, ни словом, царю данным. Будь ты проклята, любовь незаконная!

Входит Фёдор Иоаннович. За ним дьяк.

ЦАРЬ. Ты уже здесь, Гришаня, верный друг. Рад тебе, рад. Здравствуй, Иринушка.

ЗАСЕКИН. (Приветствует Фёдора). Вот просил государыню о великой милости.

ЦАРЬ. О какой, говори. Мы, царь Фёдор Иоаннович, окажем милость ещё большую.

ЗАСЕКИН. Знаю я, что ищешь ты, кого послать город на волжской Переволоке ставить.

ЦАРЬ. Ищу, только нет смельчаков.

ЗАСЕКИН. Я готов рискнуть жизнью ради процветания государства русского.

ЦАРЬ. Не горячись, Гриша. Город заложить на границе с Диким полем, всё одно, что на верную смерть себя обречь.

ИРИНА. Ах ты, боже мой!

ЗАСЕКИН (апарт). Мне с любимою своей не жить одной судьбой, без неё же мне что жизнь, что смерть - едино всё. (Фёдору) Прошу нижайше дать мне наказ отправляться на Переволоку не медля ни дня.

ЦАРЬ. Отчего не хочешь задержаться ещё хоть ненадолго? Скушно мне одному здесь и боязно. А ты нам люб. Так ли, Ирина?

ИРИНА. Так, мой государь. Я чаю, лучше кого другого на Переволоку отправить.

ЗАСЕКИН. Нет, государь мой, грех мне с умением моим и опытом в Москве отсиживаться.

ЦАРЬ. О делах твоих славных наслышаны. Крепость Санчурин заложил, Самарский городок, что на Волге, построил. Вот и отдохнул бы.

ИРИНА. А крепость ту на Переволоке ставить вовсе не к спеху. Что нам в ней пользы? Дикое поле - край земли.

ЦАРЬ. А и то правда. Бог с ней, с Переволокой-то.

ЗАСЕКИН. Нет, государь, чую Руси опасность великую от султанской Турции и ногайских орд. Да и казацкая вольница, люди разбойные, в Понизовье вредят торговым судам русским. Надобно крепость соорудить на волжской Переволоке в наикратчайший срок. О том велел ещё великий царь Иоанн Васильевич, да сам не успел. А теперь пора.

ЦАРЬ. Попрекал меня в письме ногайский князь Урус, пошто, мол, городы ставим на Уфе, да на Самаре. Мол, теми местами наши деды и отцы не владели. Грозил лихом и недружбой. Успокоили мы ногайских мурз, мол, главная наша цель - защита их кочевий от разбойных ватаг казачьих.

ИРИНА. Поверили?

ЦАРЬ. Кажись, поверили.

ИРИНА. А как узнают, что мы Переволоку занять хотим, начнут вдвойне роптать. И в Орде про то ещё не ведают. А там их кочевья расположены. То-то смута пойдёт, против Москвы возмущения.

ЦАРЬ. И то верно. Не спешил бы ты, Гришаня, смуту промеж кочевников сеять. Оставайся лучше, послужи своему государю здесь. Вместе будем заутреню, обедню да вечерню стоять, вместе на богомолье ездить. Так ли, Ирина?

ИРИНА. Так, мой государь.

ЦАРЬ. Нет у меня никого, кому мог бы довериться. Оставайся, друг сердешный, Гришаня, такое наше к тебе царское благоволение. Ирина, проси Григория Осиповича, чтоб не поспешал.

ИРИНА. Оставайтесь, Григорий Осипович. Не покидайте нас так скоропостижно.

ЦАРЬ. Отчего просишь холодно? А-а, знаю, я: хочешь, чтобы все меня бросили! Хочешь вместе с братом своим Бориской Годуновым извести меня, змея!

ИРИНА. Господь с тобой, Фёдор, в своём ли ты уме?

ЗАСЕКИН. Никак не можно мне остаться, государь Фёдор Иоаннович.

ЦАРЬ. Что так рьяно воле моей противишься? Отвечай, как на духу.

ЗАСЕКИН. Всей-то правды не скажу тебе, мой государь, но не скрыть мне от тебя причины истинной.

ИРИНА. Господи, спаси и помилуй!

ЗАСЕКИН. Не могу я быть в Москве ни часу долее! Гонит божия раба любовь безумная, незаконная любовь к замужней женщине. Нет спасенья мне отныне, и прощенья нет! Сам уеду в дальний край, с собою справлюся, а останусь с нею, так двоим погибель нам.

ИРИНА. Что за дело великому государю до твоих личных амуров, Григорий Осипович? Прикажи ему замолчать, Фёдор!

ЦАРЬ. Отчего, Иринушка? Пусть сказывает. Не откроешь ли секрета, кто она, твоя любая?

ИРИНА. Ведомо ли, чтобы государственный муж, словно баба бестолковая, языком молол?

ЦАРЬ. Молчи, Ирина. Говори, распутник!

ЗАСЕКИН. Хошь пытай меня, хошь казни, государь, не скажу. Ни её чести, ни своей дворянской позором не покрою. Похороню имя её сладкозвучное и слова её дерзкие в сердце своём.

ЦАРЬ. За то и люблю тебя Григорий, что ты промеж дворцовых интриганов один честный дворянин. Так тому и быть. (Дьяку) Дружина, пиши наказ: «Царя и великого князя Фёдора Ивановича всея Руси воеводе нашему князю Григорью Осиповичю Засекину. Велели мы тебе срочно быть на своей службе на волжской Переволоке, дабы на месте казачьего караула на острову, что на Волге супротив устья реки Сары-Су, срубить крепость и основать город для обороны от разбойных ватаг и кочевых орд».

ДЬЯК. Это всё, великий государь?

ЦАРЬ. Всё.

ЗАСЕКИН. Благодарствую, мой государь. Век помнить буду милости твои. Доброго здравия тебе на многие лета.

Царь уходит.

ДЬЯК. Всё да не всё. «Писан на Москве лета 7097-го, 1589-го от Рождества Христова, мая в двадцать третий день. Припись у грамоты дьяка Дружины Петелина». Назовёшь-то как город новый, а, Григорий Осипович?

ЗАСЕКИН. А была не была: в честь любой своей назову. Прощай, Ирина, царица души моей. Не поминай лихом!

ВЕДУЩИЙ. Так была скрыта тайна названия нашего города, названного в честь царицы Ирины Царицыном.

Наталья ЛЕОНТЬЕВА


Вернуться
 

версия для печати

Авторизация пользователей

Пользователь:

Пароль:

Регистрация
Забыли пароль?



Голосование


Я выбираю Волгоград. За что?
Волга, рыба, раки, охота
Женщины, конечно
Брошу все и уеду... в Урюпинск, Москву, Рио-де-Жанейро
Это не я, это он меня выбрал

Деловое Поволжье. 2011 год.
Использование информации с ресурса невозможно без письменного разрешения администрации