13 Июня 2011 | Последнее обновление - 14.21 | www.dp-volgograd.ru

 

Главная

Свежий выпуск

Особый взгляд

Региональная политика

Политэкономия

Общество

Блогосфера

Последняя страница

О газете "Деловое Поволжье"

��нформация о газете

��стория

Архив газеты

Бизнес сообщество

Деловая Россия

ОАО "ГК"Москва"

Устав ОАО "ГК "Москва"

Сообщение об утверждении годового отчёта ОАО "ГК "Москва"

Годовая бухгалтерская отчётность

Банковские реквизиты

��нформация ОАО "Деловое Поволжье"

Устав ОАО "Деловое поволжье"

Текст годового отчёта

Годовая бухгалтерская отчётность

Реклама

Реклама в газете

Реклама на портале

Подписка

Бумажная версия

Электронная версия

Контакты


Дорога к морю

Подведение итогов осенней кампании по выборам органов местного самоуправления в Волгоградской области совпало с составлением окончательного списка кандидатов в губернаторы. Такого стресса регион давно не испытывал. Мы стоим на пороге перемен. Что будет дальше? Об этом вслух размышляют два главных редактора - Андрей СЕРЕНКО («Городские вести») и Анна СТЕПНОВА («Деловое Поволжье»).

А кандидатов ещё нарожают

А. Степнова: Лидер волгоградских единоссов Владимир Кабанов существенно облегчил нам анализ итогов выборов - сказал и о победах, и об ошибках. Например, о том, что проигравший мэр Волжского «перебрал» с административным ресурсом. Проиграл, потому что ломал своих избирателей через колено. А в целом кризис помог «Единой России» выиграть. Люди захотели прислониться к чему-то большому и сильному.

А. Серенко: Но и протест был активным. «Единая Россия», безусловно, в количественном выражении победила, но она и выставила кандидатов больше всех. Она билась на этих выборах, как Красная армия с немцами, - не умением, а числом. «А кандидатов бабы ещё нарожают!» - как сталинские наркомы говорили. Беречь живую силу власть в нашей стране никогда не хотела. Отсюда все эти сомнительные операции, как в том же Среднеахтубинском районе, где партия до последнего не могла определиться с кандидатом. Да и в других районах.

А. Степнова: Но ведь определилась же.

А. Серенко: Определилась, но не благодаря позиции руководства, а вопреки. Просто уже припёрло к стенке так, что деваться было некуда. Если бы не определились, это было бы даже хуже, чем поражение в честной борьбе.

А. Степнова: Да уж куда хуже, чем проиграть так, как в Волжском, когда противник грамотно использовал превосходящие силы оппонента. Такое политическое айкидо.

А. Серенко: Эсеры поступили мудро, чётко выбрав главную цель. Возможно, они знали, что Москва будет внимательно смотреть на результаты выборов в Волжском. Может, были другие соображения, - говорят об экономическом интересе вождей «Справедливой России» к Волжскому. «Единая Россия» выиграла на периферии, и этот сельский массив даёт статистику для демонстрации успехов. Однако в городах она терпит поражение. Прогноз, что «Справедливая Россия» может стать партией протеста городского населения, подтвердился. Кто заметит успех справороссов в Нехаево? Кто это будет рассматривать под политическим микроскопом? А успех в Волжском заметили все. Думаю, руководство «Единой России» и её предвыборный штаб неправильно определили, куда направлять ресурсы.

А. Степнова: Ну, если на Волжский были брошены маленькие ресурсы, я уж не знаю, что такое большие... Когда эта кампания только начиналась, было ясно, что многим действующим главам пройти не удастся, я писала о такой схеме: запустить на проблемные территории контролируемую оппозицию, свалив проблемы на действующих глав, а им подобрать другую работу. В Волжском это мог быть предприниматель с каким-нибудь правильным бизнесом, например, пищевым или коммунальным. Но это если цель - выиграть выборы. А если цель - сохранить всё «как есть», ничего такого не нужно.

А. Серенко: В июле идея выдвижения альтернативной протестной силы в Волжском всерьёз обсуждалась штабом Воронина. Потом от идеи почему-то отказались.

Из окопа не выйдем

А. Степнова: Да понятно почему: система категорически не хочет меняться. Не то что в плане смены фигур, а даже на уровне перемены мест слагаемых. Никакой мобильности, даже горизонтальной.

А. Серенко: Оборонительная стратегия не предусматривает наступления.

А. Степнова: Думаю, это беда области вообще.

А. Серенко: Так ведь область переживает стресс в связи со сменой губернатора. Страх за насиженное место подсознательно доминировал в предвыборных штабах единороссов. Тотальная неуверенность в завтрашнем дне преследует областных чиновников, как привидение.

А. Степнова: Нет, это наша традиция в течение многих лет. И в политике, и в экономике. Нет прорывных проектов. Когда я в Перми от губернатора Чиркунова слышу, что его цель - построить железную дорогу до Мурманска или Архангельска, мне завидно. Краю, как его глава выражается, надо «дойти дорогами» до леса и нефти. И нужен прямой выход к морю. Мы же 13 лет строили мост, и вдруг поняли, что он нужен только дачникам. Мегапроект не случился. Молодцы, что построили. Но чтобы из этого получилась какая-то стратегия, нужно приложить ещё много усилий. И у меня такое впечатление, что мы к этим усилиям совершенно не готовы. Какие там журавли в небе, нам бы сохранить свою синичку. Не расплескать то, что в ладошках несём. Не случайно опять столько крику, что мост загубит пойму, а её надо сохранить. Мы же ничем не готовы поступиться ради развития. Даже куска асфальта ради парковочного кармашка жалко.

А. Серенко: Символично, что мост ведёт на дачи: поработали - и на пенсию. Пока это не мост будущего для региона. «Деловое Поволжье» уже много раз писало, что Волгоградская область нуждается в собственном большом проекте. А его так и нет. Шевеления, связанные с поиском европейских инвестиций, стали заметны в деятельности вице-губернатора Анатолия Бровко, одного из претендентов на губернаторский пост. То, что он делает, - очень любопытно. И выбор в партнёры Ассоциации европейского бизнеса - не случайный. Эти люди уже много лет в системе, имеют связи с различными группами в Москве. Николай Кириллович, кроме ежегодных поездок на Зелёную неделю, особого проекта с Германией для области не замутил. Может, Бровко выполняет поручение губернатора? Но почему губернатор не делал этого раньше? Начали бы лет пять назад ситуация была бы совсем другая. На самом деле, когда губернатор бьётся по петровскому принципу «за выход к морю», это принципиальный подход к жизни. Либо я живу в своей деревне, не трогайте мой огород, я буду добывать здесь свой миллион тонн урожая. Либо я ищу выход к морю. В символическом, конечно, смысле. Наше участие в каспийских проектах, сотрудничество с Казахстаном становится ключевым, как и новые подходы к тому же Волго-Дону. Добыча калийных солей, разработка бишофита это прекрасно. Но, по моему убеждению, Волгоградская область может совершить прорыв только как транспортно-логистический узел. Все иные потенциалы уже выработаны, возможны только, как говорят телевизионщики, бантики. Экономически выгодные бантики, доходные. Но стратегическое развитие это именно выход к морю, создание новой транзитной системы. Мост может быть в неё вписан.

А. Степнова: Так, собственно говоря, и было задумано.

А. Серенко: Но не сделано. Мы не знаем, какую роль мост будет играть в экономике. Волгограду ещё придётся с этим определиться. Если регион займётся транзитными проектами, это будет большой плюс. Москва, Кремль делают ставку на подобные вещи. И то, что пермский губернатор ищет связь с одним из немногих незамерзающих портов России, это очень амбициозный проект, сопоставимый со стройками социализма.

Дрожь или движение

А. Степнова: Его стратегия вызывает уважение. Снижение ставок налогов он рассматривает как аргумент в межрегиональной конкуренции: при таком же уровне и объёме государственных услуг, как в других регионах, наши услуги обходятся вам дешевле. Один из приоритетов краевой администрации - культура. Надо менять менталитет, привлекать креативных людей, давать выход творческой энергии. Но когда Чиркунов начал вместе с галеристом Маратом Гельманом завозить в Пермь современное искусство, местная культурная общественность писала на заборах «Гельман, вон из Перми!» Но, привозя Гельмана, тамошним творческим силам губернатор показывает уровень, ниже которого делать что-то бессмысленно. Конечно, они брыкаются.

А. Серенко: Оберегают свои поэтические сборники тиражом 1000 экземпляров, которые никто не читает, кроме авторов.

А. Степнова: Везде, наверное, так. Перемены даются потом и кровью. И всё-таки видно движение. Правда, недавно прочла, как Константина Эрнста спросили, замечает ли он какое-то движение в государстве. Он сказал: «Пока только дрожь по телу пробежала».

А. Серенко: В Волгоградской области, может, и дрожь, а может, и судороги, предельная стадия политического невроза, связанного с окончанием губернаторского срока. Пытаясь адаптироваться к переменам, члены команды губернатора пытаются позиционировать себя без губернатора. Ищут какие-то деликатные способы. Первым это начал делать Кабанов, придя в «Единую Россию». Те, кто ищет самостоятельные решения публично, а не кулуарно, поступают более конструктивно.

А. Степнова: Мало публичности-то... Против кого из вице-губернаторов уголовное дело возбудили? Какой смысл делать из этого страшную тайну? Все, кому надо, и так знают. Три и два сложить умеем.

А. Серенко: Тайна бросает тень на всю команду, но все молчат. Даже в этой мелочи проявляется отсутствие стратегического мышления. Даже из открытия моста не сумели извлечь выгоду. Это один из немногих объектов, построенных в области за последние 10 лет. Партия могла бы к нему очень эффективно прислониться накануне выборов.

А. Степнова: Она и прислонилась, как смогла. Открыли в «день тишины». Со всеми фанфарами, флагами, лозунгами и так далее.

А. Серенко: Вот именно, что «как смогла». Скандал с неоткрытием моста перебил все разговоры о достижениях.

А. Степнова: Да, с 17 сентября получили столько негатива, что мост открыт, а радости нет.

А. Серенко: Если бы к открытию приурочили соглашение о транзите с какими-нибудь казахами, был бы какой-нибудь далеко идущий проект, который к мосту прилагается, и область презентовала бы не мост, а новую дорожную стратегию, это был бы большой аргумент. Раз губернатор такое придумал, пусть и выполняет. Уход Максюты, конечно, станет шоком, я даже не знаю, как волгоградская элита его переживет. У нас ведь такого опыта ещё не было. Шабунин уходил, но он был у власти меньше половины срока Максюты и всё это время провёл в баталиях: при нём были революции 1991 и 1993 годов, и поражение власти 1995 года пережил, и выборы Ельцина в 1996-м, да и чеченскую войну тоже. Но в промежутке между войнами и революциями он занимался экономикой, сохранением потенциала области, ухитрялся выстраивать стратегию для региона, налаживал связи с немцами, и идея моста - его.

А. Степнова: А ещё он тянул сюда французскую компанию «Эльф Акитен», чтобы добывать нефть на малодебетных месторождениях, которыми «ЛУКОЙЛ» уже заниматься не хочет, у него теперь есть каспийский шельф. Сегодня нам эта компания очень пригодилась бы.

А. Серенко: Думаю, новый губернатор волей или неволей эти шабунинские подходы будет реанимировать, разумеется, в каком-то другом качестве. Придётся достроить мост, заново выстраивать отношения с нефтяными компаниями. Никуда не деться. К шабунинскому наследству надо присмотреться, припомнить некоторые вещи, которые он когда-то говорил. Всё это будет востребовано. Придётся искать выход к морю по шабунинским картам.

Дружба до и дружба после

А. Степнова: После того, как обнародован список уже не гипотетических кандидатов в губернаторы, по волгоградским сайтам пошла демонстрация негативных сторон биографии двоих кандидатов - Язева и Рудени. Наша бюрократия пытается таким способом продавить местных кандидатов.

А. Серенко: Наивное заблуждение. Они считают, что если выбросить на своих забавных интернет-ресурсах инвективы в адрес кандидатов, это повлияет на решение президента. Люди совершенно не понимают механику принятия решений. При этом Бровко - отнюдь не самая плохая кандидатура. Но я не думаю, что он сохранит всех чиновников, которые работали в администрации. Дружба до того, как человек стал начальником, и после того, - это две разные дружбы.

А. Степнова: А кандидаты у нас настолько характерные, что, кажется, не губернатора подбирают, а специализацию для региона.

А. Серенко: Эти три кандидата - три дорожки от одного камня, как в русских сказках. Бровко - развитие промышленности, Язев - энергетики. Если выбор будет сделан в пользу Рудени, то регион станет частью огорода, который уже строится в Воронежской, Саратовской областях. Какая кандидатура будет выбрана, такой вектор развития область и получит. В кризис аграрная тема особенно привлекательна. Но кого бы ни выбрали, каждый вынужден будет работать с новой транзитной стратегией. Без дорог, без коммуникаций ни одна из этих сфер не будет развиваться.

А. Степнова: Кстати, в Среднеахтубинском районе одна из фишек, с которой пришла новая команда, - идея строительства железнодорожной станции. Она нужна, чтобы вернуть району специализацию всесоюзного огорода, пока же перевалка грузов получается слишком громоздкой.

А. Серенко: Россия всегда жила на дороге. Развивалась за счёт дорог. Или не развивалась из-за бездорожья. Модернизация транспортной системы региона должна стать задачей первой пятилетки.

А. Степнова: В последнее время имя Ивана Петровича Шабунина в самых разных кругах вспоминают очень часто. Меня это наводит на мысль, что наша элита устала самосохраняться. Всё, дошли до точки. От долгой неподвижности всё затекло. И уже болит.

А. Серенко: Илья Муромец тоже долго лежал на печи. Но вставать всё равно пришлось.


Вернуться
 

версия для печати

Авторизация пользователей

Пользователь:

Пароль:

Регистрация
Забыли пароль?



Голосование


Я выбираю Волгоград. За что?
Волга, рыба, раки, охота
Женщины, конечно
Брошу все и уеду... в Урюпинск, Москву, Рио-де-Жанейро
Это не я, это он меня выбрал

Деловое Поволжье. 2011 год.
Использование информации с ресурса невозможно без письменного разрешения администрации