13 Июня 2011 | Последнее обновление - 14.21 | www.dp-volgograd.ru

 

Главная

Свежий выпуск

Особый взгляд

Региональная политика

Политэкономия

Общество

Блогосфера

Последняя страница

О газете "Деловое Поволжье"

��нформация о газете

��стория

Архив газеты

Бизнес сообщество

Деловая Россия

ОАО "ГК"Москва"

Устав ОАО "ГК "Москва"

Сообщение об утверждении годового отчёта ОАО "ГК "Москва"

Годовая бухгалтерская отчётность

Банковские реквизиты

��нформация ОАО "Деловое Поволжье"

Устав ОАО "Деловое поволжье"

Текст годового отчёта

Годовая бухгалтерская отчётность

Реклама

Реклама в газете

Реклама на портале

Подписка

Бумажная версия

Электронная версия

Контакты


Радостный запах нефти

Компания «ЛУКОЙЛ», организовав для журналистов Юга России и Европы пресс-тур в Пермь, стала пионером промышленного туризма. Туристы-журналисты посетили объекты, на которых работает компания, включая те, которым она оказывает социальную поддержку. Но от экскурсионного тура поездку отличало то, что в финале журналистов принял президент компании Вагит Алекперов.

Шереметьево-1,5

Первым пресс-бригаду встретил начальник департамента общественных связей Александр Василенко. Он объяснил, почему лететь в Пермь предстоит чартером. В нашей стране так всё устроено: нужны деньги - имей свой банк, хочешь летать - имей свою авиакомпанию. У «ЛУКОЙЛа» даже есть терминал в аэропорту - как пошутил Александр Борисович, его называют «Шереметьево-полтора». Действительно удобно: регистрация и предполётный контроль проходят одновременно и очень быстро. И чай-кофе уже на столе. Пермь встречает огромным щитом «ЛУКОЙЛа» - «Добро пожаловать в Пермский регион». Здесь недавно отпраздновали юбилей - 80 лет, как в крае добывают нефть. К юбилею сняли фильмы, написали книги. Кино нам крутят прямо в автобусе, книги выдают для домашнего чтения. Оказывается, понимание того, что нефть - это будущее страны, далось не сразу. Например, когда в Перми всё только начиналось, угольщикам разрешили построить пятиэтажную контору со статуями шахтёров у входа, а нефтяникам отдали двух- этажный домик старой постройки. Но это длилось недолго: 16 апреля 1929 года было открыто первое на Урале месторождение, к началу 1930 года шло бурение 29 скважин, а в начале 30-х нефтепромыслу было присвоено имя Сталина. Но что книжки? Утром, вставши затемно, мы выезжаем на буровую. Готовят нас основательно: инструктируют по технике безопасности, наряжают в новенькие спецовки и каски Made in France. Каждому вручают противогаз в хорошеньком оранжевом футляре, вроде косметички. И огромные, как парашюты, зонты. Это не по форме, зато надёжно. После 300-километрового пути из комфортабельного автобуса пересаживаемся на уазики - скользкая после дождя глина под силу только им. В дороге наш фотограф вспоминает школьный французский и рассказывает иностранным журналистам о жизни нефтяников. «Вахтовый метод» он переводит как entreprise, журналисты согласны: да, похоже на антрепризу - поработали и уехали. На месте нас ждут два приятных сюрприза. Первый - буровая установка, на которой работает подрядчик «ЛУКОЙЛа» ООО «Буровая компания «Евразия», сделана в Волгограде. И сделана, как говорят владельцы, хорошо: мобильная, лёгкая, в общем, правильная машина, лучше других. Нам приятно. Второй сюрприз - чистота. Если не сходить с забетонированных дорожек, и сапоги не запачкаешь. Да и буровая сияет. Хотя, казалось бы, судя по грязи, какая плещется вокруг, всё должно быть одного и того же - грязного цвета. Ничего подобного. Белое, синее, красное, жёлтое - как в ясный солнечный день. Вот только увидеть, как работает машина, не удалось: в этот день меняли отработавшее свой срок долото, так что мы увидели не то, что ожидали. Сфотографировавшись на фоне разноцветного бурового пейзажа, отправляемся дальше - в цех добычи нефти и газа. Нефтяники очень любят аббревиатуры, прямо ими и разговаривают, поэтому цех называется ЦДНГ 1. Центр управления похож на космический ЦУП: на мониторах специалисты видят не только движение перерабатываемой нефти, но и её качество. Мы же видим только хитросплетение линий и сложносочинённые графики. Так мы ж и не специалисты. Но журналисты начинают роптать: а нефть-то где? Где-где... В трубах. А пощупать? Хозяева разводят руками: нету. Проходя мимо труб, затихаем: вдруг услышим, как шуршат нефтедоллары. Не слышно... К концу второго дня всё-таки нашли нам нефть - в лаборатории. Выдали две колбочки: нюхайте, можете на лицо намазать - это, кстати, ритуал посвящения в нефтяники. Но мазаться мы не стали, а вот ощутить «радостный запах нефти», как написано в мемуарах одного из пермских первопроходцев, - это да.

С грантом и божьей помощью

Однако первая часть производственной экскурсии закончена обедом в заводской столовой, спецовки пора сдать, хотя и жаль - уж очень красивые и удобные. Но они уже не понадобятся: мы едем в музей. В Осинском районе Пермского края немало социально-культурных объектов, которые поддерживает «ЛУКОЙЛ». Жаль, нет времени разглядеть собор на центральной площади города Оса, мы медленно едем мимо и любуемся им сквозь пелену дождя. Реконструкция Троицкого собора - один из социальных и культурных проектов ООО «ЛУКОЙЛ-Пермь». Да и отец Трифон, иеромонах церкви Казанской иконы Божией Матери, преуспел в составлении заявок на грантовые конкурсы и потому получал гранты неоднократно. В краеведческом музее нас ждёт хор - жизнерадостные старички-старушки в народных одеждах поют звонкую песню про «Каму, мою Каму», поднося хлеб-соль начальнику управления корпоративных коммуникаций «ЛУКОЙЛа», директору благотворительного фонда «ЛУКОЙЛ» Игорю Бекетову. Ансамбль «Прикамские узоры» тоже получает поддержку от нефтяников, как и сам музей. Оформлен музей не по-провинциальному щедро и грамотно. Оса была ремесленно-купеческим городом, и это отражено в экспозиции: вот шорное производство, вот прядильня, вот торговая лавка. Особенно хороша диорама «Взятие Пугачёвым Осы». На её фоне каждому хочется сфотографироваться. Устраиваем маленькую давку. Говорят, в соседнем музее природы ещё лучше диорама с местными пейзажами. Пейзажи тут дивно хороши: берёзы полыхают золотым огнём на фоне почти чёрных от дождя елей и сосен. Но нам некогда: нас заждались в детском доме. Когда автобус выруливает на его территорию, в окнах гроздьями висят любопытные детские лица.

Осинским домом-интернатом лукойловцы гордятся. 200 детей с ограниченными возможностями (как теперь говорят в Москве - ментальные инвалиды) требуют заботы и терпения. Директор детдома Александр Шумкин, похожий на плакат моей комсомольской юности, только со значком «Единой России» на лацкане, встречает нас у порога. Пока мы натягиваем полиэтиленовые бахилы, рассказывает, что благодаря победе в конкурсе социальных проектов «ЛУКОЙЛа» дети скоро получат спортивную площадку: на средства гранта уже что-то построено, что-то куплено, и дети смогут заниматься не только рукоделием, но и физкультурой. Компьютерные класс и клуб уже есть: в классе учатся, в клубе играют. Летом ездили в Анапу - тоже благодаря нефтяникам. Руководитель центра общественных связей «ЛУКОЙЛ-Пермь» Алёна Булатецкая говорит, что руководство детдома исключительно грамотно составляет заявки на конкурс социальных проектов, и работать с ними - одно удовольствие. А дети приготовили нам маленький концертик - костюмы для танца тоже сшиты благодаря нефтяникам. А дальше - обмен подарками. Наши дорогие хозяева приготовили «от нас от всех» целые кули с красками, пластилином, клеем и другими прибамбасами для рукоделия, которое так любят эти дети, а они подарили каждому из нас свои поделки. Мне достался вышитый крестиком букет анютиных глазок. Прижимая к груди эти невероятно трогательные подарки, мы засыпаем в автобусе. Завтра снова будет длинный день...

Повод для гордости

После завтрака снова спим в автобусе. Два часа разницы во времени - вроде немного, а всё ж получается, что встаём мы в 5 утра по Москве. Как нам сегодня скажет губернатор края, Пермь первой в Европе встречает рассвет и первой начинает работать. Ага, заметно. Будит нас резкий запах большой химии. Мы приехали на завод «Пермнефтеоргсинтез»? Руководитель пресс-службы «ЛУКОЙЛ-Пермь» Алексей Зорин спешит объяснить: нет-нет, запах не наш. Тут большая промзона, много химических производств, это от них, а на лукойловском производстве такие очистные сооружения, что никакого запаха нет. Он прав: на огромной территории «Пермнефтеоргсинтеза» не пахнет ничем. А ведь здесь перерабатывают 12 миллионов тонн нефти в год. И опять поражает чистота. Генеральный директор Владимир Жуков как бы про себя бурчит: в городе бы так чисто было, как у нас. А в микрофон говорит, что мечтает догнать и перегнать волгоградского товарища-конкурента - нефтеперерабатывающий завод, который хоть и меньше по проектной мощности, но по всем показателям в системе «ЛУКОЙЛа» считается лучшим. Ну что ж, вот и повод для гордости. Ещё А. Василенко, перечисляя приоритетные для компании регионы, назвал Пермь и Волгоград. В Волгоградской области добыча стала проблемной, поскольку месторождения старые, трудоёмкие, зато переработка на уровне.

Зашли туда, где разливают моторные масла. Снова сюрприз: это похоже на цех пищевого предприятия, а не на нефтепромысел. Полностью автоматизированное производство, людей почти нет, по конвейеру ползут пластиковые канистры, собираются в коробки, автомат запечатывает их лентой с логотипом «ЛУКОЙЛа», - всё, товар готов к продаже. Руководство доверительно сообщает, что эти масла не хуже тех, что делает, например, «Шелл», предупреждая: «Это не реклама, а факт». И лишь лёгкий запах указывает на то, что это всё-таки сложное и опасное химическое производство. Осмотрели наливную эстакаду ООО «Пермнефтегазпереработка», иностранные коллеги пожелали посмотреть ещё и АЗС (нам неинтересно - точно такая же, как у нас). Помахав на прощание растяжке «Мы гордимся своей работой», прощаемся с производственными объектами. Дальше у нас по плану - знакомство с губернатором Пермского края Олегом Чиркуновым и генеральным директором ООО «ЛУКОЙЛ-Пермь» Александром Лейфридом. Но сначала Игорь Бекетов презентует нам отчёт в области устойчивого развития - как одну из перспективных форм нефинансовой отчётности компании. Отчёт нам выдают и в бумажном, и в электронном виде. В нём рассказывается, что компания делает для того, чтобы быть ответственным партнёром не только для власти и собственников, но и для сотрудников, и для населения территорий, на которых работает. Это подробные сведения об экологических и социальных проектах компании.

В чью пользу сальдо

А. Лейфрида и О. Чиркунова журналисты терзают стандартными вопросами: какую роль играет компания в экономике края, сколько платит налогов. Ответы часто нестандартны. Например, О. Чиркунов отмечает такое влияние компании на экономику края: как только «ЛУКОЙЛ» стал выводить часть работ на аутсорсинг, малый бизнес в крае начал расти. Теперь такую задачу губернская власть ставит и другим промышленным гигантам. А. Лейфрид уточняет: в структурах компании в крае работает 12 тысяч человек и ещё 32 тысячи - в организациях-подрядчиках. Такая пропорция. А я спрашиваю про другие пропорции. «ЛУКОЙЛ» в Перми, как и в Волгограде, получает налоговые льготы и тоже вкладывает большие средства в социальные проекты. А в чью пользу сальдо? Или счёты между близкими людьми неуместны? А. Лейфрид улыбается, отвечает О. Чиркунов. Он говорит, что в крае самый низкий в России налог на прибыль. Налоговые льготы для него - это как бы и не льготы вовсе. Это аргумент в межрегиональной конкуренции. «Мы оказываем тот же объём государственных, бюджетных услуг, что и другие, - но дешевле», - объясняет губернатор. А то, что «ЛУКОЙЛ» взял на себя обязательство 2% своего налогового «выигрыша» вкладывать в социальные нужды региона - это его добровольное решение. И на право платить налоги по пермской ставке никак не влияет.

Под конец пресс-конференции

О. Чиркунов рассказывает о приоритетах в своей работе. По его мнению, краевые власти должны заниматься развитием отраслей, в которых государство определяет всё. Это здравоохранение, образование, жилищно-коммунальное хозяйство. И ещё культура - о пермской культуре последние два года пишут больше, чем о нефти. Взявшись за развитие современного искусства, губернатор поставил себе задачу привлечь в регион креативных людей, побороться за туристов. А для этого нужно менять менталитет пермяков, понимая, что создание в крае новой культуры приходится начинать с нуля. Открытый два года назад Пермский музей современного искусства Олег Анатольевич упомянул в одном ряду с такими своими проектами, как, например, задуманное строительство железной дороги до Архангельска или Мурманска, что позволит выйти на северные моря, минуя Санкт-Петербург («дойти дорогами» до наших ресурсов - вот задача краевой власти). Да, о пермском музее в стране говорят так много, что я попросила как-нибудь втиснуть его посещение в нашу напряжённую программу. Огромное спасибо хозяевам за то, что нашли такую возможность. И об этом я, пожалуй, расскажу отдельно.

Солёны уши

Деловая программа второго дня закончена. В архитектурно-этнографическом музее деревянного зодчества «Хохловка» (ударение на первый слог) нам снова выдают спецодежду от «ЛУКОЙЛа» - непродуваемые и непромокаемые куртки. Напяливаем их поверх своих. Полтора часа уходит на то, чтобы бегом-бегом осмотреть объекты, привезённые сюда со всего края или восстановленные местными умельцами: церковь, мельница, солеварня, лабаз, амбар, колокольня, сельское пожарное депо, сторожевая башня... Верх инженерной мысли - пермяцкое изобретение, нодья, временное укрытие от снега и холода для ночующих в лесу. В ней костёр особой конструкции: два бревна крепятся друг на друге, между ними вставляется береста, которую и поджигают. Такой костёр горит долго и тихо, не давая открытого пламени, а значит, безопасно греет всю ночь. В солеварне экскурсовод объясняет, что памятник «Пермяк - солёны уши» неправильно трактует эту присказку. Солевары таскали мешки с солью на специальных приспособлениях (они почему-то назывались козами), высоко поднимавшимися над головой. Соль из мешков высыпалась, разъедая уши. И вместо ушей оставались одни культяпки. А памятник-то - лопоухий. Неправильно. Промёрзнув, мы наконец оказываемся в тёплом углу: в одной из хохловских достопримечательностей для нас накрыли столы. Иностранные гости радуются русскому застолью с водкой-селёдкой, а мы - выдумке хозяев: ведущие вечера устраивают аттракционы. Один из них, кажется, специально заточен под самых серьёзных участников делегации - с нами три представителя Еврокомиссии (так называется правительство Евросоюза). И вот один из них уже в картузе с цветком пляшет «Барыню», другой в бескозырке исполняет «Яблочко», третий - «Цыганочку». Чудесное трио! Мы бешено аплодируем и визжим от восторга, а чешский журналист, автоматными очередями щёлкая затвором фотокамеры, приговаривает: спасибо вам, спасибо. За что? «Вы заставили плясать Еврокомиссию!» Под балалайку? «Под свою дудку!!!». Занавес.

«Нас устроит любая модель»

Наутро мы снова в аэропорту, наспех затариваемся сувенирами из местного камня - селенита («снижает давление, снимает стресс») и летим в Москву, снова в офис «ЛУКОЙЛа» на Сретенском бульваре. Жалеем, что нельзя полететь на вертолёте: по московским пробкам мы уже опаздываем. Вот когда «ЛУКОЙЛ» построит себе новый офис с вертолётной площадкой, может, тогда... Но это когда ещё будет: скоро офисы только у «Газпрома» строятся. Последний квартал пробегаем пешком - так быстрее, чем на автобусе. В офисе строгие правила: в джинсах и кроссовках не пускают, журналисты по этому случаю слегка принаряжены. Мобильные телефоны здесь оставляют в специальных ящичках у входа, как в камере хранения супермаркета. Диктофоны, фото- и видеокамеры тоже запрещены. Для нас сделано исключение: на пресс-конференции с президентом компании всё это нам понадобится. Вагит Алекперов приветлив, но непроницаем. Он смотрит в глаза участникам пресс-конференции не дольше секунды - ситуацию контролирует, но в контакт не вступает. Говорит тихо и предельно сдержанно. Развеселил его только вопрос иностранного журналиста - про влияние компании на энергетическую безопасность Европы. Улыбаясь, он объясняет, что «ЛУКОЙЛ» всегда выполняет свои обязательства. Журналисты Юга России интересуются новым бизнесом компании - теплоэнергетикой. Тоже понятно: попутный газ нефтяникам нужно перерабатывать, и ТЭЦ в этом смысле - правильный бизнес. А вот отвечая на мой вопрос, Вагит Юсуфович, похоже, рассердился. Но не сразу. А только когда дошёл до слова «Волгоград».

Я хотела узнать, почему «ЛУКОЙЛ» занялся не только генерацией, но и транспортировкой тепла: это стратегическое решение или вынужденное, продиктованное неплатежами? Готовы ли нефтяники заниматься ремонтом теплотрасс? - Это вынужденная мера, - отвечает В. Алекперов. - Если мы взяли на себя генерацию тепла, мы несём ответственность за каждую квартиру, куда это тепло поступает и где компания косвенно присутствует. В нашем сегменте бизнеса этот элемент даже не просчитывается по своим экономическим показателям. Но ответственность огромная. Это здоровье, благополучие людей. В вашей области мы взяли на себя всю ответственность, в Волжском и в других городах мы гарантируем, что и генерация, и сети будут соответствовать сегодняшним требованиям, что мы обеспечим теплом население. Областные власти, мэры городов подписали с нами соглашения, по которым мы взяли на себя эти функции. К сожалению, в Волгограде нам не удалось договориться. Мы считаем, что в Волгограде сложилась нездоровая ситуация. Там присутствует много коммерческих структур, которые пытаются заниматься этим бизнесом как посредники между нами и населением. Мэрия Волгограда должна окончательно определиться, по какой модели должна развиваться эта система обеспечения людей теплом . Нас устроит любая модель. Главное, чтобы у нас брали тепло и вовремя за него рассчитывались. Но или снимите с нас ответственность, или дайте модель, по которой мы могли бы взять на себя ответственность и дойти до конечного потребителя. Вопрос сейчас дискутируется, я надеюсь, что здравый смысл возобладает, и мы наконец-то дойдём до общего решения. Пресс-конференция закончена. Нам остаётся одно: сфотографироваться - раз уж не с самим Алекперовым, так хоть с креслом, в котором он только что сидел. А самые смелые - даже и сидя в этом кресле.

Анна СТЕПНОВА

На фото: 1. Волгоградская пресс-команда в пермских спецовках. 2. В. Алекперов улыбается! 3. Экологичный транспорт для современного завода. 4. В грязь не лезьте! 5. На буровой белое остаётся белым даже в дождь. 6. Журналисты довольны знакомством с О. Чиркуновым и А. Лейфридом. 7. В детдоме радость: шефы приехали, подарки привезли! 8. ...И появилась у пермяков дочка. Только ей уже 80.


Вернуться
 

версия для печати

Авторизация пользователей

Пользователь:

Пароль:

Регистрация
Забыли пароль?



Голосование


Я выбираю Волгоград. За что?
Волга, рыба, раки, охота
Женщины, конечно
Брошу все и уеду... в Урюпинск, Москву, Рио-де-Жанейро
Это не я, это он меня выбрал

Деловое Поволжье. 2011 год.
Использование информации с ресурса невозможно без письменного разрешения администрации