13 Июня 2011 | Последнее обновление - 14.21 | www.dp-volgograd.ru

 

Главная

Свежий выпуск

Особый взгляд

Региональная политика

Политэкономия

Общество

Блогосфера

Последняя страница

О газете "Деловое Поволжье"

��нформация о газете

��стория

Архив газеты

Бизнес сообщество

Деловая Россия

ОАО "ГК"Москва"

Устав ОАО "ГК "Москва"

Сообщение об утверждении годового отчёта ОАО "ГК "Москва"

Годовая бухгалтерская отчётность

Банковские реквизиты

��нформация ОАО "Деловое Поволжье"

Устав ОАО "Деловое поволжье"

Текст годового отчёта

Годовая бухгалтерская отчётность

Реклама

Реклама в газете

Реклама на портале

Подписка

Бумажная версия

Электронная версия

Контакты


Пойма-ловушка

На берегу реки Ахтуба состоялась традиционная акция «Чистый берег». 300 молодых активистов очистили пляж от мусора и выпустили в небо синие и зелёные воздушные шары - как «символы чистоты реки Ахтуба и зелёного убранства города Волжский». Охрана природы в Волгоградской области поставлена на широкую ногу: число особо охраняемых природных территорий (ООПТ) приближается к десятку. Этим летом губернатор подписал ещё два постановления - о создании природного комплекса «Ирисовый» и зоологического заказника регионального значения «Дрофиный». Что ж, логично: в области размером с Францию живёт примерно на 55 млн человек меньше, чем во Франции, и где же ещё сохранять исчезающие ирисы-касатики и лазоревый цветок, который ботаники зовут тюльпаном Шренка? Конечно, здесь. Но статистика свидетельствует: в природных парках люди живут беднее, чем где-либо. Экологи в областной администрации победили экономистов: сохранение природы возвращает людей к почти первобытному уровню жизни - натуральное хозяйство в XXI веке не способно обеспечить адекватные времени доходы.

Экономика балагана

На межрегиональной рабочей встрече «Экономические механизмы сохранения биоразнообразия особо охраняемых природных территорий Нижней Волги» раздали отчёт об исследовании экономической ситуации в Волго-Ахтубинской пойме. Делал исследование Калмыцкий институт социально-экономических и правовых исследований (КИСЭПИ). Вывод напрашивается: красивая природа - это бедность. И в наибольшей степени это проблема именно Волгоградской области. Зарплата сотрудников природных парков везде намного ниже средней по региону. Но их хотя бы немного. А вот с населением, живущим в парках, ситуация мрачная. Масштабы проблемы у регионов разные. На территории пойменных парков в Астраханской области и Калмыкии живут около 25 и 6,4 тысяч человек. В волгоградском парке - 76 тысяч жителей Ленинского, Среднеахтубинского и Светлоярского районов. В 2007 году минимальная зарплата на этой территории зафиксирована в хуторе Царёв - 977 руб. Больше всех заработали жители Светлого Яра - 6853 руб. Нуждающихся в социальной поддержке становится на 15% больше каждый год. И дальше: «Население вынужденно вовлекается в виды деятельности, направленные на ненормированное изъятие природных ресурсов окружающей среды». То есть в браконьерство.

Сельского хозяйства как индустрии в пойме нет. Режим ООПТ накладывает ограничения: нельзя использовать химию ни для удобрения, ни для борьбы с вредителями. Председатель комитета по сельскому хозяйству Среднеахтубинского района Владимир Куприянов считает, что людей из поймы надо или вывозить, или обеспечивать работой. Сами не справятся. Есть, конечно, мода на экологически чистую продукцию. Но это сложная и затратная индустрия: органические удобрения, биологические методы борьбы с вредителями, не говоря уж о системе сбыта и логистики, - в Волгограде на такую дорогую продукцию спроса не будет. Животноводство здесь тоже нерентабельно: на осоке коровки не нагуливают вес, а теряют. Люди, по словам В. Куприянова, живут лишь с подсобного хозяйства: балаган (теплица) с помидорами на 5 сотках даёт хозяину 350 тысяч рублей в год.

А ещё здесь живут браконьерством. На продажу идёт всё живое, электроудочка рыбьих пород не различает. Щука, краснопёрка, жерех, душман - все годятся. Но лучше всего раки - они дороже. Черепах ещё не наловчились продавать, хотя тут они на обычную удочку ловятся. В международном масштабе вопрос ставится так: людям надо компенсировать потери от того, что их земля стала особо охраняемой от них самих. Программа развития ООН и Глобальный экологический фонд (ПРООН/ГЭФ) реализуют свой проект «Сохранение биоразнообразия водно-болотных угодий Нижней Волги». В его рамках проводят семинары и совещания, предлагают гранты местному населению. В конце августа на одном из таких мероприятий обсуждали финансовые возможности природных парков. Главный экономист группы экологического менеджмента IUCN (Международный союз охраны природы) Люси Эмертон рассказывала об опыте разных стран, где ради сохранения природы населению предложили компенсацию. Вот только не было примера, где она пошла бы на пользу. Более того: в конечном счёте такая практика ведёт к деградации.

Угрожая урожаю

В кенийском национальном парке «Maasai Mara» слоны вытаптывают поля, угрожая не только урожаю, но и жизни людей. Расположенные в парке населённые пункты получают 10% дохода от туризма, на эти деньги строя дороги и школы. Но масаи недовольны: потери от слонов несёт конкретная семья, а компенсацию получают на всех. И зачем им хорошая дорога, если не на чем ездить, зачем современная школа, если детям не в чем туда пойти?.. Женщинам, живущим на водно-болотных угодьях Уганды, предложили плести корзины. Однако это заработок нищих, этим занимаются, чтобы не умереть с голоду. Проект не повысил доходов местного населения, наоборот - поставил его в условия особой бедности. «Производство, основанное на природном сырье, малоприбыльно, люди занимаются им только тогда, когда не имеют других средств к существованию, - констатирует Л. Эмертон. - Виды деятельности, предлагаемые в рамках международных проектов, не учитывают, какой люди хотели бы видеть свою жизнь». И даже там, где начинается, казалось бы, всё серьёзно, успех не гарантирован: в Камбодже построили завод для переработки овощей, а когда проектное финансирование кончилось, завод оказался убыточным. В ответ на мою просьбу привести такой пример, где всё получилось, Л. Эмертон назвала национальный парк в Танзании, но подробно рассказывать не стала, помянув лишь «особые условия», созданные парку властями. Оживившиеся участники разговора погасили блеск в глазах.

Накануне они обсуждали эту тему и накидали немало идей, на чём можно зарабатывать в природных парках. Особенно приятно выглядят всевозможные рентные формы, например, платежи за биоразнообразие. Их предлагается брать с предприятий сельского и лесного хозяйства, нефтегазовой и добывающей отраслей, транспортных и строительных компаний, которые деньгами компенсируют своё негативное воздействие на природу. Но вообще-то, прежде чем облагать бизнес налогами, нужно его иметь.

Мусор падает вниз

Руководитель социально-экономического компонента Проекта ПРООН/ГЭФ Анна Дмитренко рассказала о России. Например, сельхозпредприятие «Терек» продаёт свой мёд с логотипом заповедника, благодаря чему он стоит на 20% дороже. Есть удачные примеры использования микрогрантов - но каждый раз в тесном сотрудничестве с муниципалитетом, который или даёт гарантии, или компенсирует часть затрат. В Соликамске (Пермская область) так открыли переработку полимерно-пластиковых отходов. 187 тонн бутылок в год превращаются в 37 тыс. кв. м черепицы. Условие единое для всех: 30% необходимой суммы получатель гранта вносит сам. На таких условиях будут выдавать гранты и жителям Волго-Ахтубинской поймы - проект стартует в октябре. Но решит ли он проблему заработков населения? Упомянутый выше институт КИСЭПИ проводил социологические опросы на проектных территориях. Предприниматели не прочь получить грант. Вот только местные жители считают наиболее прибыльными видами деятельности сельское хозяйство и рыболовство. А эксперты говорят, что ставку стоит делать на рыборазведение и туризм. По мнению директора КИСЭПИ Д. Манджиевой, местное население мало информировано о возможностях сельского туризма.

Это точно. Местное население от туризма видит мало доходов и много проблем. Мост через Волгу ещё не построен, а поток желающих отдохнуть на природе растёт лавинообразно. Причём, если в этом году сдадут первую очередь, с моста все съедут на двухполосную дорогу между Краснослободском и Средней Ахтубой. Там уже и так в выходной можно застрять в неслабой пробке, и что будет дальше - представить нетрудно. Это раз. Два - системы вывоза мусора в районе нет. Из дачных посёлков мешки возят домой. А дикие отдыхающие, может, и не хотели бы оставлять горы бутылок и пакетов, но не домой же тащить. Пойма покрыта бутылками, как паркетом. Этой весной в Краснослободске проводили совещание областного уровня по проблемам развития района. Председатель облкомприроды В. Новиков сообщил главам поселений, что контейнеры для мусора комитет им сделает. А вывозить кто будет? «Вы», - этот ответ глав даже обидел, потому что ни техники, ни денег у них нет. И они восприняли эту помощь как попытку сделать их крайними: ни область, ни район заниматься их проблемами не будут, валят на тех, кто внизу. Районные власти в этом плане совершенно спокойны: вслед за главой района Владимиром Романовым его подчинённые напоминают всем, что район - дотационный, поэтому как губернатор распорядится, так и будет. А губернатор в своё время сделал ставку на поддержку ЛПХ, то есть не на натуральное хозяйство, и хотя в последнее время вектор переменился, пока это дойдёт до района, который спокоен своей дотационностью, воды много утечёт. Предприниматели в районе вроде есть, но бизнеса, способного замахнуться, например, на переработку ТБО, - нет. Без участия власти такой проект никто не потянет. Это же не просто стройка, это система сбора тех же бутылок. Это земля, на которой нужно строить. А в пойме даже для кемпинга найти землю - проблема. На земле парка - нельзя. Частные земли - сельхозназначения, и областные власти неоднократно объявляли, что законного перевода этих земель в другую категорию не будет ни для кого. И с жилой застройкой - засада. Этим летом первый вице-губернатор Александр Шилин на пресс-конференции предупреждал, что у застройщиков в пойме возникнут проблемы, связанные со строительством очистных сооружений, подводом коммуникаций: проблемы поймы не решались десятилетиями, но со строительством моста они обострились, - считает он. Ссылаясь на требования МЧС, областные архитекторы настаивают на малоэтажной застройке - до 5 этажей. И чтобы окупить подвод сетей, малоэтажную застройку нужно размазывать по огромной территории, а земля в районе дорогая, и дешевле вряд ли станет. Так что перспективы массового строительства в пойме не очевидны.

Прорывы отдельных энтузиастов вряд ли способны радикально решить проблему. Вот, например, местный адвокат Татьяна Павлова взялась за проект «Этнографический парк-музей русской сказки». Парка пока нет, есть ворота в «тридевятое царство» и закусочная в посёлке Кировец. То, что она там уже сделала, - для района грандиозно. Но такие проекты привлекательны для гостей, когда они не единичны: ехать в Кировец пообедать - это как-то громоздко. Другое дело, если и переночевать есть где, и порыбалить, и, может, на лошади прокатиться, черепах погонять, на лебедей полюбоваться. Но пока ООН заинтересована в том, чтобы у нас всё это было, больше нас самих.

Анна СТЕПНОВА


Вернуться
 

версия для печати

Авторизация пользователей

Пользователь:

Пароль:

Регистрация
Забыли пароль?



Голосование


Я выбираю Волгоград. За что?
Волга, рыба, раки, охота
Женщины, конечно
Брошу все и уеду... в Урюпинск, Москву, Рио-де-Жанейро
Это не я, это он меня выбрал

Деловое Поволжье. 2011 год.
Использование информации с ресурса невозможно без письменного разрешения администрации