13 Июня 2011 | Последнее обновление - 14.21 | www.dp-volgograd.ru

 

Главная

Свежий выпуск

Особый взгляд

Региональная политика

Политэкономия

Общество

Блогосфера

Последняя страница

О газете "Деловое Поволжье"

��нформация о газете

��стория

Архив газеты

Бизнес сообщество

Деловая Россия

ОАО "ГК"Москва"

Устав ОАО "ГК "Москва"

Сообщение об утверждении годового отчёта ОАО "ГК "Москва"

Годовая бухгалтерская отчётность

Банковские реквизиты

��нформация ОАО "Деловое Поволжье"

Устав ОАО "Деловое поволжье"

Текст годового отчёта

Годовая бухгалтерская отчётность

Реклама

Реклама в газете

Реклама на портале

Подписка

Бумажная версия

Электронная версия

Контакты


Власть вместо совести

Начав заниматься проблемами этики, понимаешь, что жизнь подкидывает сюжеты из всех сфер. Например, на конференции по политэкономии неожиданно всплывает тема жадности (см. «ДП» N 36, «Мир лопнул от жадности»). Логично: противоречия между трудом и капиталом с точки зрения этики как раз жадностью и называются. А на чём основана коррупция, как не на жадности? А разве происходящее на выборах не убеждает нас, что человек человеку - волк? Политики, чиновники, предприниматели, журналисты, опрошенные «ДП» в рамках работы над темой областного гранта «Мораль и нравственность», демонстрируют образцы нравственности. Однако всеобщее согласие насчёт безнравственности тех или иных действий не выгоняет эту практику на свалку истории. Так где же кроется этика и мораль? Это общественное или глубоко личное? Для ответа на этот вопрос придётся влезть в чьи-нибудь мозги.

Достучаться до мозгов

Получить в распоряжение чужие мозги довольно затруднительно. Придётся использовать свои. В центре «Нейро», занимающемся охраной нервно-психического здоровья, такая возможность есть. Называется - оценка вызванных потенциалов. В помещение центра я ввалилась с мокрой спиной и дрожащими руками. Проскочив нужный дом, въехала на малый проспект (так называется дорожка, идущая вдоль домов над проспектом Ленина в Краснооктябрьском районе). Ямы и колдобины на этом «проспекте» непосильны для моей машины. В итоге дорога, на которую рассчитывала потратить минут пять, заняла полчаса. Пришла с двойным страхом - за машину и за себя: вдруг теперь исследование оценит меня как какую-нибудь истеричку, не способную справиться с простыми переживаниями? Кандидат медицинских наук, врач-невролог и нейрофизиолог Алексей Долецкий натягивает мне на голову шапочку, состоящую из резиновых ленточек и электродов, и шутит: «Сейчас будем портить вам причёску». Да бог с ней, с причёской. Страшно? Немножко, признаюсь я, потому что вдруг сейчас узнаю о себе что-то такое, чего знать не хочу. Руководитель центра «Нейро» Ксения Магнитская уже рассказала мне историю, как в центр пришла компания мужчин, решивших начать совместный бизнес, чтобы оценить способности каждого из участников проекта. Инициатор похода в «Нейро», собиравшийся возглавить предприятие, настоял, чтобы результаты исследований были оглашены в присутствии всех участников. Врачи не сумели его отговорить. А отговаривали потому, что у него оказались самые скромные лидерские качества. У него было меньше всех оснований на то, чтобы возглавить команду, состоящую из более сильных лидеров. И говорить об этом публично не хотели. Но пришлось... В итоге бизнес не состоялся. Вот, интересно, каково это - узнать, что ты на самом деле не годишься для той работы, которой мечтаешь заняться?

Чтобы не было страшно, Алексей Николаевич обещает мне подробно рассказывать, что мы делаем. Вообще-то подробное исследование такого типа, на которое я вызвалась, требует не меньше чем полдня. Для меня провели лайт или демо-версию исследования. А именно - проверили когнитивный и зрительный вызванный потенциал. Сначала нужно было внимательно слушать раздающиеся в динамике звуки и считать только тихие. Потом в закрытые глаза светили лампочкой. Кстати, этот метод - оценка вызванных потенциалов - наше отечественное изобретение, которое активно начали копировать за рубежом. А. Долецкий констатирует: стимулы различались хорошо, мозг адекватно реагирует на сигналы разной степени значимости, объём кратковременной памяти хороший... Зачем это нужно? Вариантов много. Например, нужно проверить, действительно ли маленький ребёнок плохо видит, ведь рассказать он не может. «Метод позволяет достучаться до мозга, понять, работает он или нет, - объясняет Алексей Николаевич. - Это не заменяет работу окулиста, не даёт ответа на вопрос, как работают глаза, но зато мы можем определить, доходит ли информация до мозга. Так же оценивают и слух». При наличии гипертонии и других сосудистых нарушений ответ мозга на внешние сигналы искажается. Мозг должен работать с определённой скоростью, синхронно. Грубо говоря, если есть нарушения, информация обрабатывается не по мере поступления, а когда получится, и возникает путаница. Исследование позволяет оценить, насколько пострадал мозг после травмы или из-за психического заболевания. По-хорошему даже смерть должна диагностироваться или электроэнцефалограммой, или вызванными потенциалами, потому что смерть мозга и смерть тела не всегда тождественны. Бывает такое состояние вегетативное: мозг умер, а тело живёт и может жить очень долго. Исследование позволяет оценить, жив ли мозг, когда иными способами оценить это невозможно, а в динамике позволяет понять, есть ли эффект от лечения. Это важно и врачам, и близким.

Вежливая оболочка

Но это медицинский аспект. Меня же интересует личность. Ксения Борисовна, посмотрев распечатки моих исследований, подводит итог: активная, креативная личность. Спасибо, очень приятно. Однако это скорее комплимент, ведь для полноценного исследования нужна ещё и работа психолога. Такие всесторонние исследования применяются во многих сферах. Как говорит К. Магнитская, везде, где есть какой-то дефицит. Например, дефицит времени у диспетчеров и водителей, их работа требует концентрации внимания, скорости реакции. Очень строго к личности сотрудников относятся банки. У них другие ориентиры: например, банковскому клерку мешает способность к эмпатии. Эмпатия это умение понимать и принимать другого человека, не считая его просто функцией. Банковский клерк не должен вестись на сочувствие, приближать к себе проблемы клиента, ему нужно умение работать в чётком алгоритме. Вот мы и подошли к моей теме: каково же соотношение между физиологией и этикой? Допустим, с мозгами у нас всё хорошо, а как с этическими ограничениями? Ксения Магнитская считает, что и нравственные качества физиологичны: «Есть же понятие морального уродства. Эрудит и талант, но моральные критерии насчёт можно-нельзя отсутствуют. Личность человека - в особенностях усвоения социальных норм. Кто-то их усваивает, а кто-то нет. Альтруизм и эгоизм тоже в мозге заложены. За пределами мозга личности нет». А как же воспитание, влияние среды? «Личность выхватывает из окружения то, что соответствует ей, подходит её биологической программе, а себя - не ломает, - говорит Ксения Борисовна. - Есть ядро, к которому притягивается всё остальное, оно обрастает каким-то антуражем. Но генетически заложенную программу невозможно сломать или поменять. Сволочного человека можно учить чему угодно, но всё равно в какой-то критический момент ядро личности проверит все запреты, по башке получит, но виноватым сделает других. Считается, что человека делает воспитание. Но воспитание - это тоненькая оболочка. Это скорее нормы поведения. А колупни - вылезет сущность». Ябеда, врунишка, жадина остаются такими по своей сущности, как их не воспитывай. Значит, люди не меняются? У каждого возраста своя программа, в разные периоды жизни личность проявляет себя по-разному. В три года малыш бывает агрессивен, потому что ему нужно осознать свою отдельность от взрослых. В 15-20 лет бушуют гормоны, это период бурного поиска сексуального партнёра, а всё остальное неважно. В 40-45 возникает ощущение, что жизнь прошла, а счастья всё нет, и потому нужно многое в жизни поменять... Кроме того, бывают и депрессивные периоды. - Эмоции вообще волнообразны, нерегулярны. Но ядрышко никуда не девается. Оно внутри нас живет, - объясняет свою точку зрения К. Магнитская. - Наступает другой период жизни - и поведение меняется. Мы берём на себя другую роль, вживаемся в неё и хорошо чувствуем себя в другом образе.

Мораль и разум

В прошлом году на русском языке вышла книга американского психолога Марка Хаузера «Мораль и разум. Как природа создавала наше универсальное чувство добра и зла». Книга вызвала огромный интерес. Рецензии на неё опубликовали самые разные СМИ - от женских журналов до Harvard Busyness Review. 600-страничное издание, в котором приведены материалы самых разнообразных исследований, доказывает: человеку, в отличие от животных, с рождения дан некий моральный набор. Воспитатели лишь пользуются им, формируя удобную для общества систему морали. Но сама способность отличать добро от зла основана на универсальных принципах. Эксперименты подтверждают, что нравственными дилеммами ведают отдельные блоки мозга. Если они повреждены, люди не различают этические нюансы ситуаций. Это не значит, что у человека при рождении заложены моральные установки по образцу 10 заповедей, это лишь некая психическая способность формировать систему моральных ценностей. Люди с рождения умеют различать правду и обман, справедливость и несправедливость... А уж из этих умений культура складывает свою систему морали. Она нужна для того, чтобы между членами группы было взаимопонимание, ведь это повышает выживаемость: стая всегда более боеспособна и защищена, чем одиночка. Поэтому человек должен уметь мгновенно оценивать, кто с ним, а кто против, кто за группу, а кто лишь за себя. Вот затем и нужны подсознательные моральные оценки. Что происходит с нарушителями? В маленьких группах стимулом правильного поведения служит страх осуждения. А в больших обезличенных социумах, таких, как город, страна, общественного осуждения мало, нужен ещё и закон, в котором прописаны и нормы, и наказания. Но на самом деле норм одного только закона мало, нужны ещё и этические правила. Хороший пример - поведение на дорогах. Есть «Правила дорожного движения» в статусе закона, а есть неписаные нормы: позволь другому выехать с прилегающей территории или второстепенной дороги, дай возможность перестроиться в свой ряд, не вставай на красный свет под стрелку, разрешающую другим движение, поблагодари за любезность миганием аварийки... По ПДД ты не обязан это делать, но этика предписывает поступать именно так.

Чем хорош пример с ПДД и дорожной этикой? Это сфера, которая развивается на наших глазах. И здесь можно отследить не только перемены, но и то, каким образом распространяется информация как о нормах, так и об общественном порицании нарушителей. Мощным инструментом стал интернет. На сетевых форумах темы с обсуждением этических, а не технических вопросов - самые посещаемые. Потребность в коллективной выработке и трансляции таких норм настолько высока, что буквально на наших глазах формируется и вторая часть этого «института»: форма наказания. Появляются сайты, где можно разместить информацию о машине, водитель которой ведёт себя не по-людски. Так огромная и категорически неструктурированная группа (водители) формирует свою этическую инфраструктуру, которая встаёт в один ряд с такими проверенными веками формами, как религия, сужение круга общения и так далее. Однако эта группа находится в более жёстких условиях, чем многие другие: от поведения на дорогах зависит жизнь. То же самое можно наблюдать и в предпринимательском сообществе: конкуренция заставляет быть эффективным, а доверие (как следствие этичного поведения) повышает эту эффективность. В других сферах общественной жизни процесс идёт слишком вяло, и потому создаётся ощущение полной аморальности общества. Однако всё вышеизложенное звучит слишком оптимистично: мол, люди добры по природе, и только среда их портит. Это верно лишь отчасти. Понимание правды и обмана, справедливости и произвола и впрямь дано нам на генном уровне. Но вот умение пользоваться этим знанием дано не каждому. Ещё в 60-е годы опять же американский психолог Лоуренс Кольберг сформулировал несколько уровней нравственности, и с тех пор на его выводы опираются учёные. Важны не только поступки, но и оправдания этим поступкам, критерии, по которым мы их оцениваем. Эти уровни описаны по возрасту детей. Преднравственный уровень (4-10 лет): поступок оценивается по вознаграждению или наказанию, а также по пользе, которую можно из него извлечь. В 10-13 лет важно, получит ли поступок одобрение других людей - в соответствии с установленным порядком, законом, уважением к власти. С 13 лет наступает уровень истинной нравственности: поступок оценивается с точки зрения уважения прав другого человека. Поступок хорош, если он продиктован совестью, независимо от законности или мнения других людей. Это поведение зрелой личности иллюстрируется разницей между «я должен» и «я так решил». «Я должен» - значит, решили за меня, а я лишь подчиняюсь. Иногда это самообман насчёт того, что общество (или семья, или другая социальная группа) требуют именно этого. Кто на самом деле может знать, чего ждёт от тебя общество? И так ли уж надо подчиняться? «Я так решил» - значит, я сам несу ответственность за себя и свои поступки. И это действительно редкость. Кольберг считал, что многие люди никогда не переходят вторую стадию, а третьей достигают менее 10% людей старше 16 лет. Имея детские представления о добре и зле, мы не можем преодолеть детских же представлений о нравственности - для нас она определяется выгодой. И значит, роль нашей совести исполняют правоохранительные органы. И власть. Кто делает нравственной саму власть - вопрос открытый.

Материал публикуется в рамках гранта Волгоградской области в сфере СМИ по теме «О проблемах морали (нравственности)».

Анна СТЕПНОВА


Вернуться
 

версия для печати

Авторизация пользователей

Пользователь:

Пароль:

Регистрация
Забыли пароль?



Голосование


Я выбираю Волгоград. За что?
Волга, рыба, раки, охота
Женщины, конечно
Брошу все и уеду... в Урюпинск, Москву, Рио-де-Жанейро
Это не я, это он меня выбрал

Деловое Поволжье. 2011 год.
Использование информации с ресурса невозможно без письменного разрешения администрации