13 Июня 2011 | Последнее обновление - 14.21 | www.dp-volgograd.ru

 

Главная

Свежий выпуск

Особый взгляд

Региональная политика

Политэкономия

Общество

Блогосфера

Последняя страница

О газете "Деловое Поволжье"

��нформация о газете

��стория

Архив газеты

Бизнес сообщество

Деловая Россия

ОАО "ГК"Москва"

Устав ОАО "ГК "Москва"

Сообщение об утверждении годового отчёта ОАО "ГК "Москва"

Годовая бухгалтерская отчётность

Банковские реквизиты

��нформация ОАО "Деловое Поволжье"

Устав ОАО "Деловое поволжье"

Текст годового отчёта

Годовая бухгалтерская отчётность

Реклама

Реклама в газете

Реклама на портале

Подписка

Бумажная версия

Электронная версия

Контакты


Граждане и подданные

Думаю, нам стоит признать, что строительство гражданского общества, становление гражданина - долгий путь. С наскока, директивой сверху никакой социальный институт создать не получится. Особенно в России. И этому есть исторические и культурные причины.

Об идеологии

Долгие годы в стране, в которой мы живём, как бы она ни называлась - Русь, Россия, СССР - культивировался институт «подданничества», истоки которого мы находим еще в древневизантийской империи, где, как известно, император-базилевс лично назначал Сенат, правительство (Божественную Консисторию), руководителей провинций и фемов (местное управление). В Византии существовала четырёхпартийная политическая система, но все партии (белая, красная, синяя, зелёная) имели право участвовать лишь в забегах на Городском ипподроме и в охране городских стен в Константинополе. Империю цементировала государственная идеология - православие. Российская империя официально заявляла о наследовании традиций Византии («Москва - Третий Рим» во времена Ивана III), а затем вывела идеологическую триаду «православие, самодержавие, народность» (С. Уваров, XIX в). В СССР, в свою очередь, существовала официальная идеология строительства коммунизма, скреплявшая страну. В сегодняшней России, как известно, таких теорий и практик нет. И каково в россиянах соотношение «подданничества» и «гражданства»? Это вопрос для большого исследования. На мой же взгляд, пока подданничество перевешивает. Во все времена в России могли состояться только «подданные». «Граждане» всегда обязаны делать выбор, а «выбор» - это ересь. «В Россию можно только верить!» - писал Ф. Тютчев, судьбы еретиков в России всем известны. /

О гибкости власти

У России действительно нет цементирующей общегосударственной идеологии. И это серьёзная проблема. Особенно в условиях ригидности системы. Судьба Византии нам известна: зажатая между латинским и мусульманским мирами, она погибла. Известный русский историк В. Соловьёв писал о том, что «Византия погибла потому, что не умела совершенствоваться», говоря современным языком, не модернизировалась. В книге Л. Троцкого «О Ленине» есть эпизод беседы В. Ленина с социал-демократом Алексеевым в 1908 году о возможности революции в России. Ленин утверждал, что революция в России возможна ввиду большой ригидности самодержавия. (Ригидность - жёсткость и ломкость при высоком напряжении системы). Сходна причина гибели и Российской империи, и СССР. И в том, и в другом случае всё последовательно:

1. Ригидность самодержавия, отсутствие конкуренции, всеобщая коррупция и обветшалость социальных институтов, боязнь перемен.

2. Вынужденная, запоздалая «перестройка» или радикальные реформы, рассыпание уже «сгнивших» институтов.

3. Предательство государства национальной элитой.

Так было и в 1612-м, 1917-м, и в 1990-91 гг. Современная Россия во многом несёт в себе основные родовые признаки ригидности системы управления, но в отличие от предыдущих царств у неё на решение этой проблемы почти не остаётся времени. Византия существовала около 15 веков, Московское государство (Российская империя) - пять столетий, СССР - 70 лет. Видно, что сроки жизни государств заметно сжимаются!

О демократии

Современная Россия - поистине уникальное государство. И не только по сравнению со странами Западной Европы, Соединёнными Штатами Америки, но и по сравнению с самыми близкими соседями - государствами Восточной Европы. Они успели во второй половине 20 века пройти путь «народных демократий». Конечно, во многом их демократии - фарс, а институты гражданского общества псевдодемократичны. Их можно назвать компрачикос, искусственными уродцами, которых в средневековой Европе выращивали для милостыни. О них писал Виктор Гюго в романе «Человек, который смеётся». Такие демократии-компрачикос некогда выращивал СССР в странах Восточной Европы и называл их «народными демократиями». В них присутствовала многопартийная система, однако главенствовала в них всегда одна и та же партия, остальные были - фантомы. И никогда, ни при каких условиях фантомы не могли занять первое место во власти - ни о какой сменяемости власти речи быть не могло. Венгрия, ГДР, Польша и другие страны соцлагеря, по сути имея симбиоз византийской и коммунистической модели политического устройства, должны были стать для Запада примером новой демократии - «народной». Сегодня мы видим тождественность «народной» демократии восточноевропейских стран середины XX века и «суверенной» демократии современной России. Восточная Европа прошла этот путь и приблизилась к стандартам парламентской демократии, создала конкурентную политическую среду. России же ещё предстоит сделать этот шаг. Но по щелчку пальцев невозможно построить гражданское общество, как невозможно из феодализма перепрыгнуть в коммунизм.

Критика со стороны

Сегодня западный мир критикует Россию за имитационный характер демократии. И мне кажется, что эта критика местами оправдана. Шаги, которые делает российская власть к гражданскому обществу и демократии, настолько малы, что со стороны почти незаметны. Чтобы демонстрировать российские перемены за пределами страны, нужна «народная дипломатия» - выездной и въездной туризм, культурные и гражданские обмены. Это же поможет россиянам перенимать демократический опыт других стран.

Что делать?

По Конфуцию: «Самый длинный путь - путь знания. Более короткий - путь веры, самый быстрый - путь действия». Надо действовать, а не только шуметь, времени осталось мало.

[b]Сценарий действия

Переход от ригидности к субсидиарности, т.е. к децентрализации, к передаче большей части полномочий на места, в регионы, муниципальным образованиям, общественным организациям, малому и среднему бизнесу и т.д. Усиление в государстве роли политических партий как реальных субъектов общественной деятельности. Развитие политической конкуренции. При всём этом, лавный ресурс - люди. Говоря современным языком, ставки нужно делать на модернизационный класс, стремящийся к переменам. В XIX веке в России после выхода романов И. Тургенева «Рудин» и «Дворянское гнездо» в обществе широко обсуждалась тема «лишних людей», которые искали перемен и отторгались «обществом». «Новые люди» у Чернышевского, задающие вопрос «Что делать?» - это уже революционный класс. Время было упущено. Кто сторонники перемен и модернизации в России - наши «новые центурионы»? Не только технократическая, но и модернизация социальных и властных институтов - это и есть сегодня вопрос государственной безопасности. У Чингисхана была любимая фраза: «Боишься - не делай, делаешь - не бойся, не делаешь - погибнешь!» Всё надо делать вовремя и не испытывать иллюзий по поводу немедленных успехов демократии.

Алексей МЕНЩИКОВ, к.ю.н., Институт муниципального развития, Красноярск


Вернуться
 

версия для печати

Авторизация пользователей

Пользователь:

Пароль:

Регистрация
Забыли пароль?



Голосование


Я выбираю Волгоград. За что?
Волга, рыба, раки, охота
Женщины, конечно
Брошу все и уеду... в Урюпинск, Москву, Рио-де-Жанейро
Это не я, это он меня выбрал

Деловое Поволжье. 2011 год.
Использование информации с ресурса невозможно без письменного разрешения администрации