13 Июня 2011 | Последнее обновление - 14.21 | www.dp-volgograd.ru

 

Главная

Свежий выпуск

Особый взгляд

Региональная политика

Политэкономия

Общество

Блогосфера

Последняя страница

О газете "Деловое Поволжье"

��нформация о газете

��стория

Архив газеты

Бизнес сообщество

Деловая Россия

ОАО "ГК"Москва"

Устав ОАО "ГК "Москва"

Сообщение об утверждении годового отчёта ОАО "ГК "Москва"

Годовая бухгалтерская отчётность

Банковские реквизиты

��нформация ОАО "Деловое Поволжье"

Устав ОАО "Деловое поволжье"

Текст годового отчёта

Годовая бухгалтерская отчётность

Реклама

Реклама в газете

Реклама на портале

Подписка

Бумажная версия

Электронная версия

Контакты


Государство на карте

Электронные правительства должны быть созданы во всех регионах России. Их смысл в том, чтобы гражданам не приходилось общаться с чиновниками вживую. Волгоградская область - не исключение. К тому же компания «Samsung» настойчиво двигается к тому, чтобы внедрить свой проект «Транспортная карта» на территории Волгоградской области. Полгода мониторинга работы пассажирского транспорта привели компанию к выводу: дело стоящее. Через 9-10 месяцев Волгоград и Волжский перейдут на автоматизированную систему оплаты проезда. Затем транспортные карты пойдут в ход и в остальных городах и районах области. Красота? Однако тележурналист, вместе с вице-премьером Сергеем Собяниным проводивший ревизию внедрения социальных карт в Астрахани, понимает: родину действительно не выбираютююю

Сквозь строй

Я боюсь компьютеров. Не в смысле фобии - диагноза в психиатрии. Просто всё время переживаю за результат общения с ними. У моей боязни корни прорастали много лет. Сначала это была время от времени вспыхивающая ненависть. Мой редакционный компьютер втирался в доверие. А потом - бац! И напрочь стирал всё, что было важно - нужно - срочно. Я начинала ненавидеть его, себя и то, что мне никогда не понять, как от этого «бац» уберечься. Потом появился интернет, и моё общение с компьютером стало похоже на попытку поговорить с сумасшедшим и вдобавок спившимся гением. То есть осознаёшь нечеловеческие возможности. Потом задаёшь вопрос. А вот можно ли верить ответу - не знаешь. Самое страшное началось, когда компьютеризация всей страны обрушилась на госучреждения. Госслужащие, в отличие от меня, боялись компьютеров недолго. Они что-то такое поняли. И это был не Microsoft. С тех пор в районной поликлинике за стеклом регистратуры серьёзная дама сначала какое-то время разглядывает по очереди мерцающий экран и клавиатуру и только потом, как прежде, идёт искать на крашенных масляной краской деревянных стеллажах склеенную вручную канцелярским клеем из серой бумаги медицинскую карточку. Переждать церемонию - это надо иметь крепкие нервы и хорошее здоровье. Если же организм требует его лечить, а начальство без больничного листа не признаёт лекарство под названием «отлежаться пару дней», то прохождение через компьютеризированные учреждения становится похоже на то самое «сквозь строй». Компьютеры собесов, Пенсионного фонда и даже ЖЭКов испытывают терпение граждан ежедневно в соответствии с графиком работы. Оптимизация компьютерного труда банковских работников - это сказка о потерянном времени. Вот пример. Прихожу снять деньги со счёта. Банковский чек надо отдать в одном месте, потом пройти через клиентский зал к другому окошку. И смотреть - как кассирша в платочке корпоративного цвета с тоской вглядывается в свой компьютер. Из того компьютера, в который уже вложили команду отдать мне купюры (и от которого я не спеша шла минуту), в этот, где девушка в платочке, нужная строчка ползёт неведомыми виртуальными дорожками почти час. Всё это время я разглядываю муравьиную суету служащих в стеклянных анфиладах. Но это быстро надоедает. Внутри разрастается и стремится к точке кипения неприятное чувство: пока я здесь, там никто за меня мои дела не сделает. Даже компьютер. Последняя командировка мою компьютерофобию только усугубила. Потому, что стало очевидно: всё только начинается...

Легенда о письмах счастья

Вице-премьер Сергей Собянин должен был прилететь в Астрахань с ревизией пилотного проекта с рабочим названием «Социальная карта». Сразу скажу тем, кто не в курсе: так государство пытается компьютеризировать своё общение с нами, гражданами. Ну, чтобы нас вообще не видеть и на глупые вопросы вроде того, когда мне выплатят «детские», не отвечать. Как это всё устроить, пока выясняется экспериментальным путём, но показуха впечатляет. Ещё до того как Собянин приехал, я просила местных и специально прилетевших на время визита московских чиновников доступно, как сыну-второкласснику, объяснить: куда эту карту надо вставлять, что нажимать и что мне за это будет. То, что до командировки удалось прочесть в интернете, ничего не объясняло. Эксперимент проходит в нескольких городах (Казань, Уфа и пр.) и везде столько «национальных» особенностей, что за ними трудно разглядеть общие принципы действия этой самой карты. В своих заметках мои коллеги находили этому чуду инноваций образные сравнения: «электронный ключ», «электронный кошелёк» и прочие существительные с определением «электронный». Это такой журналистский приём: сложное всегда лучше объяснять через сравнение с чем-нибудь понятным. Но здесь эта штука почему-то не сработала. А просто изложить алгоритм действий никому не пришло в голову. Я решила - разберусь. Нельзя же нести ахинею в федеральном эфире. Пояснения тех, кто воплощает астраханский проект, изобиловали компьютерной терминологией. Рядом в коридоре сидели люди, которые должны были стать первыми «подопытными кроликами» - льготники всех мастей в возрасте за шестьдесят и в основном (это же заметно) - без опыта работы с ПК. Глядя на них, я пыталась понять: как они будут разбираться в этих «удалённых доступах», «приложениях» и «инфоматах». Специально подготовленных, тех, кто должен был изображать вице-премьеру как бы простых пенсионеров-пользователей социальной карты, отбирали из сотрудников Пенсионного фонда с образованием не ниже высшего и, в основном, экономическим. В руках у них были те самые социальные карты. Пластиковые карточки. От привычных банковских они отличаются наличием фотографии владельца и полным ФИО кириллицей на одной из сторон. Когда приехал Собянин, дама заученно, но с выражением комментировала всё, что делала с картой у него на глазах. Она вставила свою карту в устройство из прозрачной пластмассы, соединённое с компьютером. Нажала пять-шесть кнопок прямо на мониторе. И со счастливым видом, забыв, что «по легенде» она на пенсии, заявила, что наконец-то может посмотреть: сколько в этом году её работодатель отчислил взносов в Пенсионный фонд. Радость свою объяснила - теперь не надо ждать «письма счастья», а можно прямо так, в любой момент, узнать волшебную цифру. По выражению лиц свиты вице-премьера было понятно: они, как и я, пытаются вспомнить, когда сами интересовались этой суммой в последний раз. Из хмыканья получались два варианта: первый - давно, второй - на фиг надо. Я тоже не понимаю - какая цифра должна быть в этом письме, чтобы в старости не умереть с голоду.

Удача с фантазией

Уже потеряв надежду услышать что-нибудь понятное, вышла на улицу покурить. Тут меня ждала журналистская Удача. Она тоже курила и с грустью поглядывала туда, где происходила суета визита. Моя Удача была мужского пола, лысовата, с неприлично горящими для своего возраста глазами и в свободное от осчастливливания журналистов время работала над этим самым проектом. Присев на лавочку, мы склонили головы над моим блокнотом. Он рассказывал, а я быстренько конспектировала, с опаской оглядываясь на фэсэошников. Ведь как только визитный кортеж двинется дальше, с Удачей придётся проститься. В сжатые сроки удалось узнать вот что. Социальные карты для астраханцев выпускает Сбербанк (то-то загорелый Греф скромно стоял за плечом вице-премьера). Вместо магнитной полосы в кусочек пластика вклеили чип, похожий на телефонную «симку» и по виду, и по содержанию. На него можно записать довольно много так называемых приложений. Получается - не удержусь от сравнения - как меню мобильника. Если, как в телефоне, обозначать эти приложения значками, первым была бы зелёная загогулина Сбербанка. То есть карта работает, как обычная банковская. Сюда же, написав заявление в собес, можно получать всевозможные выплаты и субсидии, а написав в ПФ - пенсию. Можно снимать деньги через банкоматы и через них же оплачивать коммуналку, кредиты и прочее. Ещё пара значков - это Пенсионный фонд и всё тот же собес. Тут можно получить доступ к информации о себе. В ПФ можно посмотреть сумму пенсионных накоплений, а далеко в перспективе - и результат работы на вас управляющей компании. Под значком «Собес» можно обнаружить перечень льгот, которые вам положены, и сроки их действия. Всё, что высветилось на экране, является официальным документом - настоящей справкой, за которой не надо ходить по кабинетам и стоять в очередях. Все манипуляции можно будет производить в инфомате - информационном терминале (в него карта вставляется так же, как в банкомат). Но сначала его надо найти! Впрочем, Греф грозится поставить их во всех сберкассах, поликлиниках, отделениях ПФ и соцзащиты и даже в аптеках. У моей Удачи оказалась буйная фантазия. Она утверждала, что в недрах социальной карты под значком «Медицина» может лежать ваша медицинская карта, через интернет в домашнем компьютере или через всё тот же инфомат можно будет записаться на приём к врачу, даже если тот принимает в другом городе. А ещё заказать лекарства в аптеке и получить их без обычных бумажных рецептов. Тут я вспомнила свою поликлинику и снова испугалась. Перспектива ТАКОЙ глобальной компьютеризации нашего здравоохранения вполне может спровоцировать паранойю.

Успокойтесь, это глюки

Успокоили другие фантазии Удачи, не связанные с государственной системой. Социальная карточка может стать вторым по официальному статусу (после паспорта), но первым по употребляемости удостоверением личности. Его можно будет выдавать даже первоклассникам. Как маме сына-школьника эта часть мне нравится больше всего. Карточка - электронная нянька! Чтобы войти в школу - карточку в прорезь, а маме - СМС: чадо на уроке. Ещё интереснее - когда чадо из школы вышло. Деньги не в карман (не отберут, не потеряет, не потратит в ларьке на чипсы), а на карточку, чтобы с неё расплатился в школьном буфете. А можно ещё и проверить - купил булку с соком или всё-таки еду. Что-то зачаточное от этого Собянину в Астрахани показали в техническом университете. Называется «кампусное приложение». Карта - пропуск, карта - читательский билет, карта - доступ в интернет в университетской библиотеке. Но это тоже пока намерения. Пока ждали вице-премьера, спросили у студентов - кто такой социальной картой уже пользуется на самом деле. Откликнулся один. Парень - инвалид, соцкарту ему выдали в собесе и перечисляют на него пособие. Говорит - хорошо. Раньше почтальона надо было ждать, теперь сам в банкомате снимает деньги. Ещё к входу в университет подогнали автобус. Дескать, и за проезд можно тоже платить карточкой. Серьёзные мужики в дорогих костюмах и галстуках по очереди вставляли пластик в прорезь мобильного терминала (по задумке, такой должен быть у кондуктора), но техника заглючила и впечатление от астраханской компьютеризированности смазала. В общем, подтвердила мои переживания за результат жизни в стиле техно. Вы же можете себе представить эту ситуацию в реальном автобусе! Наличных денег у вас и других пассажиров нет. Все рассчитывают на электронный кошелёк, терминал у кондуктора сломался. Но вам надо ехать, а ей как-то получить с вас плату. Дальшеююю каждый фантазирует сам, но понервничать придётся! И зачем нам это надо?! Зачем это надо нашему правительству, вице-премьер отчасти объяснил. Не знаю как, но подсчитали: в год наши граждане обращаются в госучреждения три миллиарда раз. Эти обращения надо принять, обработать, а в идеале - ответить. Как сказал Собянин, на это тратятся миллиарды часов рабочего времени, но их не хватает, и количество чиновников всё время увеличивается. Если ситуацию не изменить, экономика этого процесса станет бессмысленна: одна половина страны будет оказывать услуги другой половине.

На бумаге и в ходе «показательных выступлений» всё вроде бы возможно. И резоны очевидны. Но пока даже в моём редакционном компьютере скорость интернета падает настолько, что можно считать, его нет совсем. Это при том, что за современное оборудование провайдеру плачены немалые деньги. А популярный новостной сайт уже которую неделю недоступен по причине хакерской атаки. Моя соседка-пенсионерка об этих проблемах не подозревает, но недавно, наслушавшись теленовостей в перерывах между сериалами, остановила меня у подъезда вопросом, дескать, вы, журналисты, всё знаете - как это правительство собирается стать у нас электронным? После моих объяснений задумалась. Говорит, ладно, у меня внук с этим интернетом общается больше, чем с родственниками, - поможет. А Марьванна с четвёртого этажа и Палархипыч из сто второй? Они же одинокие. Сами ни в жизнь не разберутся. Я не стала признаваться, что, освоив теорию этого процесса, практического применения боюсь. Родину ведь не выбирают! Даже если это Электронная Россия.

Елена ПИЧ


Вернуться
 

версия для печати

Авторизация пользователей

Пользователь:

Пароль:

Регистрация
Забыли пароль?



Голосование


Я выбираю Волгоград. За что?
Волга, рыба, раки, охота
Женщины, конечно
Брошу все и уеду... в Урюпинск, Москву, Рио-де-Жанейро
Это не я, это он меня выбрал

Деловое Поволжье. 2011 год.
Использование информации с ресурса невозможно без письменного разрешения администрации