13 Июня 2011 | Последнее обновление - 14.21 | www.dp-volgograd.ru

 

Главная

Свежий выпуск

Особый взгляд

Региональная политика

Политэкономия

Общество

Блогосфера

Последняя страница

О газете "Деловое Поволжье"

��нформация о газете

��стория

Архив газеты

Бизнес сообщество

Деловая Россия

ОАО "ГК"Москва"

Устав ОАО "ГК "Москва"

Сообщение об утверждении годового отчёта ОАО "ГК "Москва"

Годовая бухгалтерская отчётность

Банковские реквизиты

��нформация ОАО "Деловое Поволжье"

Устав ОАО "Деловое поволжье"

Текст годового отчёта

Годовая бухгалтерская отчётность

Реклама

Реклама в газете

Реклама на портале

Подписка

Бумажная версия

Электронная версия

Контакты


Навечно первый

Борис Изгаршев легенда Волгограда. В городе нет другого предпринимателя, чья деятельность в последние 20 лет была настолько публичной, и при этом вызывала настолько неоднозначные отзывы

Еще в апреле 1994 года его борьбе за контроль над гостиницей «Интурист» была посвящена огромная статья в «Нью-Йорк таймс» (перевод аж в двух номерах публиковало «Деловое Поволжье»). В правоохранительных органах называют его очень умным бизнесменом, автором сложных финансовых и налоговых схем, которые распутываются не первый год. Предприниматели хмыкают, напоминая, что ни одна из «сложных схем» не помогла ему сохранить бизнес, напротив он же первый в них запутывался и подставлялся, авторов умных схем в розыск не объявляют. Одни говорят, что не скрывающий своей религиозности Изгаршев добрый человек. Другие считают, что он умелый манипулятор управлял коллективами с помощью образа «внешнего врага», а себя выставлял вечной жертвой. В общем, неоднозначная фигура. Но в истории предпринимательства Волгограда с именем Изгаршева связано очень много «впервые».

Жук в муравейнике

Впервые общественность услышала о Борисе Тимофеевиче как о директоре Волгоградского драматического театра в середине 80-х. Театр был в плачевном состоянии, премьер не было, полтруппы было не занято в спектаклях, которые шли при пустых залах. Решив, что с этим безобразием пора что-то делать, партийное руководство решило сменить директора. По протекции первого секретаря Центрального райкома КПСС А. Апариной директором театра назначили 40-летнего Бориса Изгаршева, который принялся внедрять в театре хозрасчет и материальную заинтересованность. В частности, он пытался завести порядок, при котором актеры получали бы зарплату за работу в спектакле, а не за факт прихода в театр.

Такая зависимость от грязного чистогана не понравилась советским актерам, на Изгаршева написали тонны жалоб, а в театре чуть ли не ежедневно проходили партийные собрания, на которых артисты обсуждали директора. Кончилось все это тем, что театр закрыли вообще. Новый открылся только через год с полностью новым составом. Пытался ли Изгаршев спасти театр, а ему не дали закончить начатое, или своими действиями развалил его до основания тут у каждого свое мнение. Новая страница его деятельности началась с кооператива «Царица» бурная торговля сахаром (его, если помните, в те годы было принято закупать мешками) и другими продуктами питания привела к созданию одного из первых чековых фондов с тем же названием «Царица». Оригинальные методы менеджмента Изгаршева позволили создать фирму многопрофильную, хотя и хаотичную. Когда к нему в офис на улице Невской приходил человек со словами «хочу у вас работать», Изгаршев давал ему стол, стул, телефон и предлагал придумать себе занятие. Некоторым удавалось, и у «Царицы» появлялось новое бизнес-направление. На чековых аукционах «Царица» приобрела множество пакетов акций местных предприятий, большинство из которых потом стали личной собственностью Бориса Изгаршева и его семьи дочерей Юлии и Виктории, зятя, жены. Изгаршев состоял в советах директоров ОАО «Волжский абразивный завод», ОАО «Международный аэропорт Волгоград», ОАО «Волжский азотно-кислородный завод», ОАО ПИИ «Тракторопроект», возглавлял совет директоров ОАО «Пивовар-Живое пиво», был директором нескольких фирм и даже директором Волгоградского филиала Современного гуманитарного института. В его собственности были также пакеты акций ОАО «Волгоградский речной порт» и кондитерской фабрики, ставшей впоследствии ЗАОр «Конфил». Часть этих пакетов впоследствии были мирно проданы, часть потеряны в результате затяжных войн за собственность. Две самых громких истории это «Конфил» и «Тракторопроект». С «Конфила» его, как и других сторонних акционеров, просто выгнали, когда руководство компании выбрало новую форму собственности народное предприятие. Приобретенные на конкурсе 60% акций ОАО «Тракторопроект» он тоже потерял: итоги конкурса были аннулированы, хотя за них было заплачено около 1 млн руб. (цены 2001 г.), и еще столько же должно было быть инвестировано в развитие института. В обоих случаях он столкнулся не только с конкурентами, но и с властью, потому что НП «Конфил» было любимым проектом губернатора Н. Максюты, который, как говорят, пользуясь хорошими отношениями с тогдашним председателем Совета Федерации Е. Строевым, обеспечил «Конфилу» прикрытие в судах не только в области, но и в Москве. И с «Тракторопроектом» пришлось расстаться.

В апреле 1999 года на него было совершено нападение. Утром, когда он шел от дома к стоянке машины, группа людей избила его молотками и железными прутьями. Изгаршев рассказал, что закрывался сотовым телефоном и молитвенником, что помогла стоявшая рядом ива: нападавшим не удавалось размахнуться, не запутавшись в ее ветвях. Изгаршев говорил, что не сомневается в личности заказчика, однако так его и не назвал. В дальнейшем он обзавелся охраной, не отвечал на звонки на сотовый, если вызывающий номер был незнаком (за него это делал охранник). И здесь общественное мнение разделилось. Кто-то говорил, что это если не мания преследования, то игра в шпионов. Другие считали, что в атаке на бизнес Изгаршева реально заинтересованы работающие в связке криминальные и правоохранительные структуры. На самом же деле был период, когда методы тех и других стали настолько похожи, что их перестали различать. Кстати, попытки Изгаршева обзавестись политическим прикрытием были безуспешны. Не принесло ему большой славы то, что он был председателем совета Союза товаропроизводителей Волгоградской области. Несмотря на громкое название, организация объединяла товарищей по несчастью владельцев средних предприятий, отбивающихся от атак желающих захватить их бизнес. Какое-то время он возглавлял Российский общенародный союз (РОС) умеренную и сравнительно культурную националистическую организацию. К середине 90-х она сошла со сцены, проиграв ультранационалистам, группирующимся вокруг газеты «Колоколъ». Были и неудачные попытки стать депутатом. Впрочем, идея политического прикрытия была им отчасти реализована: когда на последний бизнес Изгаршева пивоваренный завод начались атаки, владелец завода активно проводил пресс-конференции, а работницы завода в дни заседаний арбитражного суда пикетировали суд с плакатами на тему «дайте жить и работать».

С чистого листа

По большому счету с понятием «искусственное банкротство» и его приемчиками волгоградскую общественность познакомил тоже Изгаршев. его дело было самым громким из всех. Волгоградский пивзавод АО «Пивовар» до прихода Изгаршева выпускал плохонькое пиво, имевшее репутацию «только для алкоголиков»: невкусно, зато дешево. Предприняв титанические усилия для улучшения качества пива, новый владелец сделал сильный маркетинговый ход: буквально на последние деньги заказали новые этикетки. И продажи резко пошли вверх. Свежим ходом стало и то, что, работая на локальном рынке, волгоградские пивовары отказались от пастеризации пива и получили право называть его живым и даже название предприятия поменяли на АО «Пивовар-Живое пиво». Был даже такой анекдот. Просыпается мужик с бодуна, лезет в холодильник, а там пусто, только пиво. «Ну, говорит мужик, проклятое живое пиво, всю колбасу сожрало!»

Работая на рынке с острой конкуренцией транснациональных компаний, «Пивовар» должен был делать неизбежный выбор: или войти в чужую империю, или стать локальным производителем товара, позиционируемого как местная экзотика. «Пивовар» выбрал путь ровно посередине: добившись высокого качества натурального пива (это подтверждено многочисленными медалями на выставках), компания не сумела убедить потребителя в эксклюзивности своего товара, в высокое качество дешевого пива потребитель не верит. На этом предприятии Изгаршев попытался ввести православный менеджмент. Он заявлял, что приобретает несовременное оборудование для того, чтобы не сокращать количество рабочих мест на заводе, а при приеме на работу отдает предпочтение матерям-одиночкам. По его мнению, в обстановке всеобщей нищеты и безработицы справедливо и ответственно держать на заводе много народу с невысокой зарплатой, а не мало с высокой, и помощь мамочкам, в одиночку воспитывающим детей, нравственный долг каждого ответственного человека. Правда, многие считали, что насчет оборудования это уловка, прикрывающая неспособность купить лучшее. А мама-одиночка очень удобный сотрудник, потому что всецело зависима от работодателя. Здесь, правда, уместно отметить, что Борис Тимофеевич в быту всегда был исключительно скромен, одевался не лучше своих пивоваров и не форсил ни дорогими машинами, ни чем-то другим. Как бы там ни было, особая этика и доморощенный маркетинг «Пивовара» не помогли ему найти «третий путь». Зато привлекли внимание желающих подобрать то, что плохо лежит. Некая московская фирма предложила компании помощь в уплате федеральных налогов с помощью выкупа векселей. Схема сработала безупречно: москвичи рассчитались, завод получил извещение, что налоги проплачены. Рыбка заглотила наживку. «Пивовар» приобрел второй вексель, однако партнеры исчезли, а право требования по нему перешло к другой фирме, которая не стала выбивать деньги, а сразу инициировала процесс банкротства предприятия. По законам того времени сделать это было очень легко: тогда от кредитора не требовалось установления факта задолженности в суде, можно было сразу подавать на банкротство. Нужно было лишь предъявить доказательства своих попыток взыскать долг.

Вечно живые

И вот тут «Пивовар» познакомился с одной из фишек этой технологии отъема собственности. На предприятие стали приходить конверты с чистыми листами внутри. Их наивно выбрасывали, считая ошибкой чьей-то секретарши. Однако в суде кредиторами были предъявлены документы об отправке многочисленных писем должнику с требованием вернуть долг. Должник, естественно, ничего в ответ предъявить не смог. Схема уплаты налогов через проблемный банк была популярна и у волгоградских предпринимателей: банк ставит на платежке отметку «проведено», однако на самом деле деньги не идут в бюджет, ведь у банка нет средств, а возвращаются предпринимателю, скажем, наличными. Схема привлекла внимание властей как раз тогда, когда «Пивовар» решил ею воспользоваться. Летом 1999 г. АО перечислило через московский Миссион-банк в счет уплаты налогов 16,2 млн руб. Год спустя, в августе 2000 года, та же инспекция Ворошиловского района Волгограда, которая приняла платеж, привлекла АО к ответственности за совершение налогового правонарушения. Шлагбаум опустился, кто не успел тот не успел. Так, за три года до конца 2002 г. налоговые органы провели на предприятии 25 проверок, а служба судебных приставов неоднократно арестовывала счета и имущество завода. Завод терял партнеров. И по сегодняшний день тянется эта мутная история, многочисленные судебные разбирательства и переговоры на два фронта. Год назад Б. Изгаршев предпринял еще одну неординарную попытку: создать на базе молокозавода «Волгоградский» и своего завода молочно-пивной холдинг. Молокозавод, в начале 90-х лидировавший на рынке, к тому времени почти полностью перешел в руки директора В. Фесюна, по ходу фактически дойдя до банкротства. Новые компаньоны решили производить натуральные продукты с лечебными качествами, именно поэтому холдинг предварительно назвали «Живые продукты»: безалкогольные напитки, продукты из сои, закуски к пиву (сушеные морепродукты, соленые орехи). Стоимость проекта оценили в $15 млн. Однако проект остановили налоговики, инициировавшие банкротство молокозавода. Дальнейшую стратегию, избранную Б. Изгаршевым, подробно описывает М. Квинтюк (см. стр. 3). Оценку аргументам его коллег даст суд. А кто сам Изгаршев романтик, раздавленный жерновами государства и времени, или ловкач, перехитривший сам себя, этого мы, наверное, никогда не узнаем наверняка. Потому что судить об этой истории первого предпринимателя Волгограда каждый будет по себе.

ЦИТАТА

«Борис Изгаршев не делает одежду частью корпоративного имиджа. Его рубашка с жестким, словно картонным воротником, похоже, была куплена на дешевой толкучке. Он носит коричневую синтетическую куртку, а если надевает пиджак, то это нечто бесформенное и старое. Но в самоуверенности и браваде г-н Изгаршев не уступает американским мастерам бизнеса последнего десятилетия. «Когда я получаю контроль над какой-либо компанией, говорит он, она процветает». «Мое лучшее качество хвастовство», заявляет господин Изгаршев, вполне точно характеризуя самого себя, с намеком на самокритику. «Я пользуюсь огромным престижем как бизнесмен. Люди знают, что я справедлив. И что когда я приобретаю предприятие, оно будет приносить доход».Луис УЧИТЕЛ, «Нью-Йорк таймс», 17 апреля 1994 года.

Анна СТЕПНОВА


Вернуться
 

версия для печати

Авторизация пользователей

Пользователь:

Пароль:

Регистрация
Забыли пароль?



Голосование


Я выбираю Волгоград. За что?
Волга, рыба, раки, охота
Женщины, конечно
Брошу все и уеду... в Урюпинск, Москву, Рио-де-Жанейро
Это не я, это он меня выбрал

Деловое Поволжье. 2011 год.
Использование информации с ресурса невозможно без письменного разрешения администрации