13 Июня 2011 | Последнее обновление - 14.21 | www.dp-volgograd.ru

 

Главная

Свежий выпуск

Особый взгляд

Региональная политика

Политэкономия

Общество

Блогосфера

Последняя страница

О газете "Деловое Поволжье"

��нформация о газете

��стория

Архив газеты

Бизнес сообщество

Деловая Россия

ОАО "ГК"Москва"

Устав ОАО "ГК "Москва"

Сообщение об утверждении годового отчёта ОАО "ГК "Москва"

Годовая бухгалтерская отчётность

Банковские реквизиты

��нформация ОАО "Деловое Поволжье"

Устав ОАО "Деловое поволжье"

Текст годового отчёта

Годовая бухгалтерская отчётность

Реклама

Реклама в газете

Реклама на портале

Подписка

Бумажная версия

Электронная версия

Контакты


Само-собой-управление

«Деловое Поволжье» продолжает знакомить читателей с материалами доклада «Современное политическое состояние России в 2008-2009 гг.», подготовленного экспертами Института общественного проектирования и клуба политического действия «4 ноября». Сегодня предлагаем вашему вниманию фрагмент доклада профессора, председателя комиссии по региональному развитию Общественной палаты Российской Федерации Вячеслава ГЛАЗЫЧЕВА. Тема - «Российское местное самоуправление в его политическом измерении». Глубокое знание проблематики МСУ подвело автора к жёстким выводам об итогах муниципальной реформы.

Денег нет

Де-юре с 01.01.2009 г. формирование системы МСУ в России следует считать завершённым. В то же время анализ практики по различным её уровням вынуждает к неоднозначным оценкам. Анализ обширного эмпирического материала убеждает в том, что есть некоторое число сёл, в которых МСУ в принципе возможно (т.е. доля собственных доходов составляет хотя бы четверть от потребности), и целесообразно сосредоточить усилия на их укреплении, тогда как в большинстве случаев понятие «сельское поселение» применительно к тематике МСУ является не более чем фикцией. Достаточно сопоставить долю бюджетов поселений в консолидированных бюджетах муниципальных районов за 2007 год, чтобы увидеть как чрезвычайную пестроту реальной ситуации МСУ в различных субъектах федерации, так и отчётливое стремление различных режимов власти в ряде регионов свести МСУ поселенческого уровня в полном смысле слова к нулю. В самом деле, максимального значения (44%) доля поселений достигла в Ненецком автономном округе, к поглощению которого давно и всё более успешно стремится Архангельская область. 23,75% составила доля бюджетов поселений в Мордовии, 23,75% - в Республике Коми, 23,2% - в Ставропольском крае, 15,4% - в Башкирии, но уже только 12,43% - в Тверской губернии, 11,17% - в Нижегородской области, 10,83% - в Карелии, 7,91% - во Владимирской области, всего 5,87% - в Кемеровской области. Рекордсменами в сосредоточении почти всех ресурсов в районных администрациях выступили Московская область (1,02%) и Саратовская область (0,83%), тогда как Новгородская, Псковская и Рязанская области не оставили бюджетам поселений и десятых долей процента. Поскольку районные власти категорически отказываются предоставлять поселениям отчёты о расходовании средств, поступающих в бюджеты районов как в виде налогов, так и в рамках трансферта из областного бюджета, во всех поселениях, кроме тех, где пассивность населения приобрела тотальный характер, раздражение депутатского корпуса, в большинстве представленного депутатами, чей труд не оплачивается, чрезвычайно велико.

и жизни нет

Региональные власти, весьма активно поддерживаемые в этом районными властями, стремятся всеми правдами и неправдами добиться сокращения числа поселенческих муниципальных образований. В этом их стремлении есть определённый резон, так как перед ними, ещё до кризиса, стояла задача упразднения малоформатных школ и общего сокращения расходов на управление, тогда как в нежелании большинства жителей сельских поселений, намеченных к слиянию, есть своя правда. Действительно, после операции слияний и поглощений условия жизни в поселениях резко ухудшаются: ликвидируются фельдшерско-акушерские пункты, почтовые отделения, резко возрастает время оформления любых справок. Автор участвовал в 2008 году в июльском заседании Совета по МСУ при председателе Госдумы, где замминистра финансов РФ Силуанов предложил вариант укрупнения муниципальных образований для улучшения их финансового состояния. Вот реакция. Соколов (Законодательное собрание Ленинградской области): «Вы говорите, надо идти по пути укрупнения Это абсурд. Местное самоуправление заключается в том, чтобы приблизить власть, а вы хотите её опять удалить». Рябухин (аудитор Счётной палаты РФ): «Всерьёз рассчитывать на то, что объединение трёх-четырёх нищих муниципальных образований сделает их богаче, - это очень смелое и наивное предположение. 70 процентов налогов, собираемых на территории Российской Федерации, зачисляются в федеральный бюджет. Потом обратным потоком возвращаются в виде трансфертов. Какой может быть плюс от объединения трёх-четырёх нищих муниципальных структур?». Толоконский (губернатор Новосибирской области): «Каждый человек, выйдя на крыльцо, должен увидеть флаг над администрацией сельского поселения и знать, что он может обратиться к власти. Мы не должны гонять человека по населённым пунктам». Нет сомнения в том, что не все поселения смогут выжить в условиях демографической ямы и нынешней стратегии агропрома, но подталкивать их к самоуничтожению вряд ли разумно, тем более что остервенение людей от этого только нарастает. А между тем в России есть прокуратура, и там законы знают. И действуют. В той же самой Челябинской области отдел ГИБДД Октябрьского района вдруг обнаружил, что сельские улицы не соответствуют государственным стандартам. Обнаружил и доложил прокурору. В результате главы семи сёл оштрафованы на тысячу рублей каждый. Закон, возлагающий заботу о состоянии проезжей части улиц на муниципалитеты, торжествует. Улицы-дороги-направления от этого торжества лучше не станут.

Всё поделили, но не поровну

На примере той же Челябинской области внятно проступает ещё одна причина стремления губернских властей предельно упростить ситуацию за счёт сокращения числа поселений. Статьи 50 и 51 закона 131-ФЗ гласят: имущество должно находиться в муниципальной собственности. Время четырёхлетнего переходного периода до конца 2008 года должно было использоваться для разграничения земель, оформления объектов недвижимости, дорог, подземных коммуникаций и т.д. Закон позволяет расходовать бюджетные средства для содержания объектов только в случае, если эта собственность документально закреплена за муниципалитетами. И здесь возникает главное «но». Упорядочить систему собственности за отведённое время не удалось. Финансового, равно как и кадрового, обеспечения нормы не было, и 90 процентов собственности не оформлено, не проведено межевание земель. Есть ещё и сопротивление - в одних случаях это сопротивление со стороны сельских муниципальных образований, руководители которых часто не спешат брать на себя ответственность, в других случаях районные власти противятся передаче собственности, в третьих - неопределённость ситуации активно используется рейдерами, выступающими в той или иной мере сговора с районными администрациями. До оформления прав собственности муниципалитеты, к примеру, не имеют права вкладывать деньги в ремонт котельных, водопроводов и теплотрасс, даже если средства на эти цели имеются. В любой момент может вмешаться прокуратура, с неприятными для главы поселения последствиями. Глава Белоусовского сельского поселения Еткульского района Николай Ковалёв: «Райсовет должен принять решение о передаче поселению, к примеру, дома культуры. Если это наша дорога, то, естественно, она передаётся нам. Вопросов не должно возникать. Просто представительные власти района должны нормально работать и быстро распределять имущество. Принять его - совсем другой вопрос. Примешь скважину или водопровод - областные структуры сразу заставят платить за использование водных ресурсов. Спрашивается, а зачем мне эта скважина? Примем дороги, так на следующий день ГИБДД скажет, что у нас ширина расчистки на 35 сантиметров уже, чем положено. Плати! А у меня в бюджете на это ни копейки».

Автор располагает обширной подборкой свидетельств не столько хаоса в отношениях между поселениями и муниципальными районами, сколько укрепления системы обезземеливания крестьянства и расхищения ещё уцелевшей собственности бывших коллективных хозяйств, вплоть до продажи на разборку и вывоз материалов жилых домов, построенных в 80-е годы. Камышловский район Свердловской области весьма показателен. 20 тыс. человек проживают в 52 населённых пунктах, притом что за 20 лет население района сократилось на 4 тыс. человек. Показатели сельскохозяйственного производства сократились от двух до четырёх раз, в ряде населённых пунктов остались только личные подсобные хозяйства. Закрыты 10 клубов, две участковые больницы. В то же время в районе открыт уже четвёртый детский дом для социальных сирот и возникло четыре дома для престарелых. Из прежних 15 крупных предприятий осталось одно. 12 были подвергнуты принудительному банкротству с распродажей имущества за бесценок (коровы оценивались в 120-400 рублей, а тракторы и автомобили от 1 до 4 тыс. рублей), одно захвачено с помощью налоговых и судебных органов, ещё одно разграблено и сожжено наёмными бандитами в казачьей форме. К сожалению, приходится констатировать, что районные власти по факту выступили если не прямым организатором, то активным союзником организаторов системного разорения территории целого района. В то же время инициатора расследований, предпринимателя и издателя газеты «Территория народной власти» удалось в буквальном смысле слова извлечь из следственного изолятора благодаря вмешательству московских правозащитников и автора, при поддержке полномочного представителя президента в Уральском федеральном округе.

Бюджет = зарплата

При сокращении населения и почти полном параличе производственной деятельности происходил неуклонный рост численности административного аппарата района. Если в 1990 году прокуратура и следственный комитет насчитывали 5 сотрудников, то в 2008 году их было уже 14; в суде соответственно 7 и 25 человек; число судебных приставов выросло с 2 до 14; в налоговой инспекции вместо 6 сотрудников стало 80; в пенсионном фонде работали 6 и 40 человек соответственно; в органах социальной защиты - 11 и 40 человек; число сотрудников районной администрации выросло с 23 до 45 человек. Но наибольший рост отмечен в милиции, где численность за эти годы увеличилась почти в четыре раза - с 69 до 270 человек (при пропорциональном росте преступности). В разных субъектах федерации ситуации различаются, однако тенденция бурного разрастания управленческих аппаратов районных администраций прослеживается повсюду.

Тот факт, что уже три четверти сельских поселений к 2008 году передали значительную часть своих полномочий на районный уровень, говорит сам за себя. Понятие «сельское поселение» в равной степени относится к группе малонаселённых деревень, к крупному селу и городку. Разобраться с их бюджетами удаётся лишь в тех случаях, когда бюджеты публикуются местными газетами в полном объёме. Старинный Печёрск имеет статус сельского поселения Смоленского района Смоленской же области. Целесообразно представить анализ проекта бюджета поселения, поскольку в действительности бюджет расписан не поселением, а финансовым управлением районной администрации, осуществляющим кассовое обслуживание. В расходной части бюджета примерно треть приходится на деятельность и оплату администрации и совета, расписанные на 50 статей. Ровно половину бюджета поглощает ЖКХ, включая уличное освещение и дороги. Всего 40 тыс. рублей выделено на ремонт школы и детского сада (напомним, содержание детей на 20% оплачивается родителями, на 80% - из районного бюджета), и руководство последнего через газету выражает благодарность спонсорам, без участия которых ремонт осуществить было бы невозможно. По графе «культура, кинематография, СМИ» в бюджете заложено 1333 тыс. рублей, что, на первый взгляд, кажется существенными затратами. Однако 686 тыс. рублей составляют зарплата и начисления на неё, 265 тыс. рублей - коммунальные услуги, а 170 тыс. рублей приходится на долю «увеличения стоимости основных средств» и «увеличения стоимости материальных запасов», тогда как на издание газеты тиражом 600 экземпляров выделено 50 тыс. рублей. Совершенно очевидно, что элементарные работы по разработке генерального плана Печёрска обеспечить этим бюджетом невозможно. Учитывая число сельских поселений Смоленского района, понятно, что такие расходы не могут быть покрыты и из районного бюджета. В свою очередь, эти работы сложно обеспечить из дефицитного бюджета Смоленской области, тем более что они не выполнены ни городскими поселениями, ни городскими округами. В целом до 90% расходов в администрациях сельских поселений тратится на зарплату и содержание, тогда как на оказание услуг населению в большинстве регионов остаётся порядка 10%.

Исключения позитивного характера, несомненно, есть, однако в целом ситуация с МСУ как сколько-нибудь действенной силой на уровне сельских поселений выглядит отчаянно скверно. Ситуация городских поселений в составе муниципальных районов отличается от ситуации сельских поселений только тем, что здесь захват собственности осуществлялся (особенно ускоренным темпом в 2008 году, в преддверии завершения переходного периода) районной администрацией непосредственно. В большинстве случаев после 1 января 2009 года, когда должна была завершиться передача собственности от района муниципалитету городского поселения, передавать уже нечего.

Заберите полномочия обратно

Почти повсеместно развёртывается процесс передачи полномочий с уровня сельских поселений на районный уровень. Где-то это процесс добровольный, что само по себе является весьма скверным симптомом: не имея средств на деятельность, главы поселений отказываются от полномочий, снимая с себя ответственность. Где-то, как в той же Челябинской области, по которой автор обладает наиболее полным материалом, главы шести поселений одновременно подали в отставку, не находя смысла в собственной деятельности (в Воронежской области таких «отказников» в 2008 году было уже 12). Однако в большинстве случаев полным ходом развёртывается процесс перехвата полномочий и средств, с ними сопряжённых, путём «добровольной» уступки со стороны поселений. Хотя принято считать, что одним из основных препятствий формирования МСУ в сельских поселениях является острая нехватка кадров, в этом ходячем утверждении много лукавства. Вопросы, которые приходится решать на этом масштабном уровне, в абсолютном большинстве случаев не требуют иных компетенций, кроме здравого смысла и практической сметки. Во всяком случае, автору ни разу не довелось столкнуться с казусом, когда депутаты сельских советов и, тем более, главы поселений не владели бы ситуацией в деталях. Иной вопрос, что 32 полномочия, которые, в результате множества поправок к ФЗ-131, законодатель возложил на администрации сельских поселений, в принципе не могут быть осуществлены в полном объёме, а средств, которыми располагают эти администрации, исходно недостаточно для поддержания среды обитания в пристойном состоянии. Как это ни огорчительно, приходится констатировать, что преобразование административных районов советской эпохи в муниципальные районы способствовало ускоренной деградации российской провинции в масштабах, которые ещё трудно в полноте оценить. Из общей численности порядка 200 тыс. депутатов сельских и городских поселений наиболее активная часть это оскорблённые в лучших чувствах, разочарованные и внутренне опустошённые люди. Масштабность этой политической потери оценить не представляется возможным, но эта утрата социального капитала, вне всяких сомнений, велика.


Вернуться
 

версия для печати

Авторизация пользователей

Пользователь:

Пароль:

Регистрация
Забыли пароль?



Голосование


Я выбираю Волгоград. За что?
Волга, рыба, раки, охота
Женщины, конечно
Брошу все и уеду... в Урюпинск, Москву, Рио-де-Жанейро
Это не я, это он меня выбрал

Деловое Поволжье. 2011 год.
Использование информации с ресурса невозможно без письменного разрешения администрации