13 Июня 2011 | Последнее обновление - 14.21 | www.dp-volgograd.ru

 

Главная

Свежий выпуск

Особый взгляд

Региональная политика

Политэкономия

Общество

Блогосфера

Последняя страница

О газете "Деловое Поволжье"

��нформация о газете

��стория

Архив газеты

Бизнес сообщество

Деловая Россия

ОАО "ГК"Москва"

Устав ОАО "ГК "Москва"

Сообщение об утверждении годового отчёта ОАО "ГК "Москва"

Годовая бухгалтерская отчётность

Банковские реквизиты

��нформация ОАО "Деловое Поволжье"

Устав ОАО "Деловое поволжье"

Текст годового отчёта

Годовая бухгалтерская отчётность

Реклама

Реклама в газете

Реклама на портале

Подписка

Бумажная версия

Электронная версия

Контакты


Мир как воля

В сентябре Волгограду предстоит подтвердить свой кредитный рейтинг, полученный год назад. Рейтинговая оценка проводилась известным международным рейтинговым агентством Moodys Investors Service. Рейтинг Волгограда соответствует рейтингу таких муниципальных образований, как Омск, Новосибирск, Нижний Новгород. Что значит в условиях мирового кризиса наличие рейтинга у муниципального образования? Не столько необходимость, сколько психология - подготовка к лучшим временам. Впрочем, и сам рейтинг - скорее психология, чем математика: кредитный рейтинг оценивает не только состояние бюджета города, но и степень моральной ответственности власти перед кредиторами. Что же это, как не психология? Эту тему - психология в экономике - «ДП» обсуждает с первым заместителем главы Волгограда Александром ДАВЫДЕНКО.

В 2010-м - дешевле

- Александр Сергеевич, зачем Волгограду кредитный рейтинг?

- Кредитный рейтинг, как вы понимаете, влияет на стоимость денег, привлечённых за рубежом. Естественно, если муниципалитет будет в одиночку выходить на этот рынок заимствований, исходя из размеров нашего бюджета, мы сможем привлечь небольшую сумму. Наверное, такие суммы не интересны крупным финансовым институтам. Но если мы сможем выйти на этот рынок вкупе с областью и другими муниципалитетами, у которых тоже есть рейтинг, это снизит цену денег. Понятно же: чем выше рейтинг, тем больше доверия, значит, меньше риска и ниже стоимость кредита. И тем легче бюджету будет выполнять свои обязательства по этим кредитам.

- Никогда не слышала о таких пулах для заимствований.

- Всё ещё впереди, я по крайней мере на это надеюсь. Если всем выгодно сделать это вместе, почему бы не сделать? Договор о сотрудничестве может фиксировать, кому из участников пойдёт какая доля привлекаемой суммы в зависимости от залога, который каждый предоставляет. В таком виде это вполне может работать. Почему не работает? Может быть, просто никто этим не озадачивался, да и рейтинги муниципалитетам присваиваются недавно. Если вся губерния своими рейтингами сложится, это даст положительный эффект. Хотя, возможно, это лишь мечта.

- Рейтинг - это подготовка к светлому будущему?

- Да, в существующих условиях вся эта работа по присвоению рейтинга для выхода на рынок пока не интересна. После нового года стоимость денег будет подешевле. И если мы удачно пройдём этот год и подтвердим рейтинг, это ещё чуть-чуть снизит ставку. За этот год мы должны продемонстрировать свою стабильность с точки зрения финансовых рисков. Получение рейтинга - только первый шаг. Нас рассматривают в динамике. Поэтому пока мы берём кредиты исключительно по накатанной дорожке: в Сбербанке и других банках. Международными финансовыми ресурсами не пользуемся.

- Когда вы сказали, что с будущего года будет дешевле, я подумала, что вы прогнозируете окончание кризиса.

- Кризис - вещь относительная. Он уже сейчас больше связан с кризисом доверия, чем со всеми остальными проблемами. Кризис доверия может длиться дольше, чем экономический. И последствия у него серьёзней, потому что прогнозировать труднее.

Финансовая дырочка

- В чём же для вас выражается нынешний кризис?

- Это кризис в человеческих отношениях. Раньше ты доверял какому-либо предприятию или финансовому институту, а сейчас не доверяешь, потому что они нарушили свои обязательства. Восстановить веру в то, что в следующий раз они сдержат слово, может быть, уже никогда не получится. Соответственно это приводит к глобальной смене партнёров, переориентации на другие финансовые институты, промышленные предприятия, предприятия малого и среднего бизнеса и так далее. Человеческие отношения труднее восстанавливаются, чем финансовые.

- И нам тогда, как в сказке Аркадия Гайдара «Горячий камень», начинать жить заново?

- Многое, как мне кажется, придётся действительно начинать заново. Очень многое нарушилось в цепочках отношений. Когда сдают нервы у руководителей, это приводит к хаотическому принятию решений. А хаос... Ну, хаос и есть хаос.

- Пример можно привести?

- Пожалуйс та. Горьковский автозавод решил не платить поставщикам в связи с кризисом и уровнем инфляции. Это привело к тому, что Волгоградский завод ТДиН не смог реализовать свою продукцию, а за отгруженную не получил оплаты и потому вынужден был привлекать кредиты. Но и кредиты нельзя привлечь, если у тебя не оплачена отгруженная продукция. Всё это ухудшило его финансовое состояние. Дальнейшее можно уже не объяснять?

- Да, пожалуй. Но ведь такая проблема не только в отношениях между предприятиями. Бюджеты тоже не всегда вовремя платят.

- В бюджетах то же самое. Одно предприятие решило (и на самом деле это не совсем глупо с точки зрения экономики), что пени платить за неуплату налогов намного выгоднее, чем брать кредит для того, чтобы эти налоги оплатить. Понятно, пеня меньше. С точки зрения управления это нормальное решение, я как экономист их понимаю. Эти деньги дешевле. С точки зрения собственника и коллектива он поступил правильно. А с точки зрения бюджета, конечно, это грустная история, потому что на эти деньги рассчитывали, под них заложены определённые расходы, соответственно, недополучив их, мы вынуждены привлекать кредиты, за которые тоже надо будет расплачиваться. А так как бюджет у нас предельно дефицитный, привлечь деньги в короткий срок достаточно трудно. И здесь - хоп, получается финансовая дырочка.

- И пошёл принцип домино: вам не заплатили, вы тоже не рассчитались за какие-то услуги, которые вам оказали, и другой предприниматель оказался в той самой дырочке...

- Бабочка крылышком взмахнула - и вызвала цунами. Один решил не платить, и вся цепочка в итоге смотрит друг на друга: ты мне не платишь, я тебе. А каждое предприятие - вроде одна точка, но от него идёт куча лучиков, и эти лучики связаны с городами, города - с бюджетами, а бюджеты - с людьми.

- Так, а выход где?

- Только один: выполнение обещанного. Это первый шаг к налаживанию отношений. Если сделать это хоть с опозданием - есть шанс, что тебе как-то будут верить. Это первое. Второе - переориентация, нахождение новых партнёров. Хотя на это нужно время, новых партнёров в кризис не так-то много. И третье: с точки зрения экономики - резкое уменьшение ставки рефинансирования и залоговой базы. Сейчас общественная организация «Деловая Россия» собирает от своих членов предложения по антикризисным мерам, я в ответ на запрос сказал именно об этом. Это понятные риски для государства, но, мне кажется, государство должно понимать: да, оно получит энное количество невозвратов, но оздоровит экономику в целом. Или оно ничего не потратит, но экономика скоро перестанет приносить деньги в ту банковскую систему, которую мы вроде оздоровили, и она тихонечко погибнет. Кровеносные сосуды наполнили, а кости и мясо уже съели.

Мужики на базаре

- Отказ снижать ставку рефинансирования - тоже проявление недоверия власти к бизнесу. Потому что при дешёвых деньгах мы все сейчас же накупим валюты, свалим на Мальдивы, будем лежать на песочке и ждать, чем всё это кончится.

- Скорее там другая логика. Правительство держит ставку, минимизируя свои риски потерь. Оно понимает, что налогами денег не доберёт, поэтому за счёт ставки в ЦБ деньги вернутся, а ЦБ поделится. Плюс, может, и нефть подрастёт в цене, тогда счастья будет в два раза больше: нефть дорожает в евро, евро перекладываем в рубли, получается то же самое в рублях, что раньше получалось с дорогой нефтью при низком долларе. Вот два источника, две составные части марксизма и финансово-экономического коммунизма, на мой взгляд.

- Какая-то безвыходная ситуация...

- Нет, не безвыходная. Просто, на мой взгляд, в правительстве ещё не дошли до определённого предела. А так-то там люди неглупые сидят. Поймут, дай бог, раньше, чем предел наступит.

- Недавно глава правительства заявил, что банки, которые получили государственные средства, должны кредитовать промышленность не дороже, чем под 14%. Это говорит о том, что уже что-то поняли, или ещё нет?

- Нет, конечно. 14% - это всё равно очень дорого. А зачем что-то делать, если можно играть на бирже и зарабатывать 2% в день? И рисков намного меньше, когда перекладываешь из одного кармана в другой у себя в банке, чем если отдавать кому-то. В кризис все работают на коротких деньгах, потому что никто никому не верит. Как те два мужика на базаре, которые никак не могли решить, кто должен первым руку разжать - тот, кто деньги держит, или тот, кто товар в кулаке зажал. Что такое кредит на месяц для промышленности, где срок оборачиваемости полгода? Это издевательство. А долгосрочные кредиты не дают.

- Давайте уже на какой-нибудь позитив выходить, а то мне захотелось у вас коньяку попросить

- Налить?

- Спасибо, я за рулём. Оптимизм где?

- А я обязан быть пессимистом. Здоровый пессимизм в экономике - это не так уж плохо. Главное, чтоб он не был смертельным.

- Интересно, а что такое здоровый пессимизм?

- Когда у вас Шопенгауэр и Мандельштам одновременно лежат на прикроватной тумбочке - это нездоровый пессимизм. Если по отдельности, то ещё ничего. До депрессии далеко. Это шутка.

- Надеюсь, хотя бы половина наших читателей её поймут.

- А другая половина нас не интересует. Мы же говорим для тех, которые Шопенгауэра и Мандельштама читали. А те, которые не читали, и разговор о переориентации и диверсификации могут не сразу понять. Да и читать-то не будут, как мне кажется.

- И всё же давайте вернёмся к привычным категориям. Какие перспективы у городского бюджета?

- Думаю, в этом году - грустные. И предприятия, основные наши доноры, и малый и средний бизнес далеко не в лучшей форме находятся. Соответственно иллюзии питать - глупое занятие. И дорогое очень. Поэтому до конца этого года и до середины следующего будет очень жёсткий режим экономии. Не думаю, что это для нас смертельно. Потому что форс-мажор - это только желание человека в него попасть.

- Правда?

- Конечно. Форс-мажор в кризис чаще всего связан с человеческим фактором.

- Давайте о человеческом факторе. В Волгограде прошла серия митингов предпринимателей, которые требуют, чтобы ваша администрация перестала их кошмарить. Вы перестанете?

- А мы начинали? Чтобы это понять, надо бы себя сравнить с соседями. Причём с ближайшими. Например, с Саратовом или Ростовом, а не с Лос-Анджелесом или Нью-Йорком, Веной и Копенгагеном. И если сравнить, окажется, что мы к предпринимателям находимся ближе всего. Может быть, я скажу резко, но мы не можем доплачивать людям за то, что они занимаются предпринимательством. Наши ставки по аренде ниже, чем в Волжском и Камышине, хотя Волгоград дороже должен быть с точки зрения аренды, потому что здесь она больше денег приносит. Другие наши требования к предпринимателям тоже ниже по ряду направлений. Поэтому признать, что мы кошмарим бизнес, не могу. В сравнении мы молодцы. В исполнении закона о преимущественном праве выкупа помещений арендаторами мы тоже идём нога в ногу или быстрее всех. В некоторых областях этот закон вообще ещё не реализуется. А недовольство по поводу того, что некоторым не удавалось выкупить, - это, я считаю, исключительно человеческий фактор. Когда в администрацию приносят акт оценки недвижимости в центре города по 25 тысяч руб. за квадрат, возникает естественное сомнение. Была проблема с трактовкой закона. Считали, что добросовестный арендатор вообще не должен иметь просрочки. А как считать: добросовестный - это 10 нарушений или только 3? Поэтому трактовалось по максимуму - если совсем нет нарушений. Сейчас, когда есть официальные разъяснения от той же прокуратуры, количество людей, которые смогут воспользоваться правом выкупа, резко возрастёт. Так что не могу сказать, что мы здесь в администрации какие-то такие злые.

- Тем не менее, предприниматели недовольны. Почему у нас такой человеческий фактор?

- Мне кажется, это от непрофессионализма. Неграмотности в том деле, которым ты занимаешься.

Осторожно, двери закрываются

- Вы в Волгограде живёте сравнительно недавно...

- Почему? Я волгоградец.

- Но вы уезжали. И вернулись со свежим взглядом. Вот мне и хотелось узнать, чем мы отличаемся от других...

- Внешне город мало изменился. А вот аэропорт представляет очень грустное зрелище, не понимаю, как иностранцы сюда прилетают. Я помню, сколько сюда прилетало рейсов, моя мама была стюардессой. Отсюда летали и в Киев, и в Красноярск, и в Иркутск, и в страны СЭВ, рейсы были один за одним. А сейчас 4 или 5 рейсов в день. Это говорит о том, что ворота в город не работают. Сюда никто не приходит. Ворота такие узкие, что в них только по одному человеку проходит, значит, не приходят новые мысли, новые идеи, новые технологии, новые инвесторы. Нет притока свежего воздуха, если дверь закрыта. Так и задохнуться можно.

- По всей стране так. За вычетом Москвы.

- Но есть города, у которых динамика развития другая. Мы с Ростовом и Самарой начинали примерно с одинаковых позиций. Но сейчас там бюджет намного больше.

- Так Ростов - столица округа.

- А кто нам мешал быть столицей? Для этого надо было что-то сделать. Ростов же не с детства стал столицей.

- Там был центр Северо-Кавказского военного округа. А теперь - центр ЮФО.

- Они сделали из Северо-Кавказского округа притягательность, на основе которой вышли к результату. У нас тоже можно найти какой-нибудь округ да хоть Мамаева кургана, от которого оттолкнуться и прийти к результатам. Отправную точку можно найти и здесь. И те деньги, которые идут в Ростов, могли идти в Волгоград.

- Что нам мешает?

- Спокойствие. Наверное, это всех устраивает. Нет глобальных проектов, которые могли бы показать, что мы здесь являемся первопроходцами.

- А кто эти глобальные проекты должен придумывать? Власть или бизнес?

- Не важно, кто придумал, важно найти взаимопонимание и реализовать проект. Есть очень много идей и по поводу поймы Царицы, и набережной, и строительных площадок - «Родниковая долина-1», «Родниковая долина-2», где могли бы быть яркие концептуальные решения. Но мы недорабатываем в подготовке, обосновании. Возможно, нам надо взять на себя смелость привлечь кредит, подвести сети и уже подготовленные площадки выводить на рынок, потому что это слишком большие проекты для того, чтобы инвестор входил в такие серьёзные траты. По предварительным расчётам, стоимость освоения поймы Царицы - миллиард евро. У нас не так много рычагов, чтобы реализовать глобальные проекты. Для бюджета это большой риск - брать кредиты и платить проценты, не зная, что получится в результате конкурса. Инвесторы тоже видят эти риски. Вроде бы очевидная ситуация, но решения на сегодня нет. Поэтому будем работать над собой. Для начала - подтвердим рейтинг.

БИОГРАФИЯ

ДАВЫДЕНКО Александр Сергеевич родился 20 января 1970 г. в г. Волгограде. С 1977 г. по 1984 г. учился в средней школе 35 Волгограда. С 1984 по 1987 годы учился в Советской средней школе при Посольстве СССР в ЧССР (Чехия) г. Прага. В 1987 году поступил в политехнический институт г. Волгограда. С 1989 по 1990 годы - служба в рядах Вооружённых сил. Окончил политехнический институт в 1995 году. В 1996 году поступил в аспирантуру Российской Академии Государственной службы при Президенте РФ, которую окончил в 1998 году с присвоением звания кандидат экономических наук, параллельно работал в ОАО «ОМЗ». Успешно прошёл обучение в Государственном университете управления. С 2005 года проходил обучение в Московской финансово-промышленной академии в докторантуре. С 2006 г. учился в Стокгольмской школе экономики по программе «Стратегический маркетинг». С 2001 г. работал в управляющих компаниях АФК «Система», разрабатывал стратегии развития предприятий и компаний в целом. Занимался: маркетингом российского и зарубежных рынков, руководил инвестиционными программами, проводил реструктуризацию бизнеса, оценивал привлекательность инвестиций в новые направления, а также формированием имиджа и разработкой брэнда компании. С июня 2007 года работает в должности первого заместителя главы Волгограда. 29 апреля 2009 года защитил докторскую диссертацию по экономике.

Анна СТЕПНОВА


Вернуться
 

версия для печати

Авторизация пользователей

Пользователь:

Пароль:

Регистрация
Забыли пароль?



Голосование


Я выбираю Волгоград. За что?
Волга, рыба, раки, охота
Женщины, конечно
Брошу все и уеду... в Урюпинск, Москву, Рио-де-Жанейро
Это не я, это он меня выбрал

Деловое Поволжье. 2011 год.
Использование информации с ресурса невозможно без письменного разрешения администрации