13 Июня 2011 | Последнее обновление - 14.21 | www.dp-volgograd.ru

 

Главная

Свежий выпуск

Особый взгляд

Региональная политика

Политэкономия

Общество

Блогосфера

Последняя страница

О газете "Деловое Поволжье"

��нформация о газете

��стория

Архив газеты

Бизнес сообщество

Деловая Россия

ОАО "ГК"Москва"

Устав ОАО "ГК "Москва"

Сообщение об утверждении годового отчёта ОАО "ГК "Москва"

Годовая бухгалтерская отчётность

Банковские реквизиты

��нформация ОАО "Деловое Поволжье"

Устав ОАО "Деловое поволжье"

Текст годового отчёта

Годовая бухгалтерская отчётность

Реклама

Реклама в газете

Реклама на портале

Подписка

Бумажная версия

Электронная версия

Контакты


Правда, право, справедливость

«Дурная бесконечность» так охарактеризовал наш эксперт бессодержательность политической жизни в России (см. «ДП» 26). Формирование повестки дня грядущих выборов, ответ на вопрос, какой быть России завтра, похоже, это удел не политиков, а совсем других людей. В один день в Москве совпало два события: форум «Новый бизнес новой России» и конференция «Российские альтернативы («Ходорковские чтения»)». Совпали не только в дате 10 июля, но и в тематике, и в подходах. Временами совпадения были почти буквальные, и это не случайно.

Борьба с коррупцией преступна

Первый форум был организован «Деловой Россией», второй обществом «Мемориал», Институтом национального проекта «Общественный договор» и фондом «ИНДЕМ». Первое было мероприятием глубоко системным, второе скорее диссидентским. Тем не менее, у них было много общего. Кое-кто из участников «Ходорковских чтений» успел побывать и на форуме делороссов, а состоявшееся накануне выступление легенды мировой экономики Эрнандо де Сото в Столыпинском клубе привлекло и бизнесменов, и интеллектуалов. Правда, на чтениях по понятным причинам предпринимателей не наблюдалось. Тем интереснее совпадения в темах. И там, и там обсуждали национальные проекты. То, что у делороссов называлось «Экономика России: сценарии развития», у интеллектуалов «Российские альтернативы». Форум задается вопросом: «Эффективна ли рыночная социальная модель?», а конференция «Либеральная идея и социальные процессы: между индивидуализмом и общественной солидарностью». Бизнес интересуется вступлением России в ВТО, а политологи и обществоведы решают: партнеры или противники Запад и Россия. Естественно, что обсуждение в столь несхожих аудиториях идет по-разному. Образ мышления все-таки разный, и опыт складывался по-разному, а все же жаль, что заседали в разных углах. Прагматизм нового бизнеса новой России не мешало бы разбавить поисками ответов на вечные вопросы. Вот к вопросу о совпадениях. У делороссов прошел круглый стол на тему «Независимость судов: благо для нового бизнеса?» Один из вопросов для обсуждения звучал так: «Независимость судов один из ключевых факторов политической стабильности и экономического развития». У «ходорковских» тема звучала иначе: «Закон и справедливость: традиции и современность». А говорили об одном. Первые что в независимых судах более всех заинтересованы предприниматели, поскольку частная собственность нуждается в защите (руководитель Центра изучения элиты Института социологии РАН Ольга Крыштановская). Вторые что необходимость независимого правосудия первыми заметили не политики, а экономисты, обнаружившие, что российская система правосудия стала тормозом экономического развития (адвокат, полномочный представитель правительства РФ в Конституционном, Верховном и Высшем арбитражном судах России Михаил Барщевский). Правда, председатель «Деловой России» Борис Титов считает, что существующая судебная система не помешала российскому бизнесу начать бурно расти после 1998 г. когда резко изменились экономические условия («ДП» 18 «Единая и деловая»). По мнению организаторов бизнес-форума, всякий разговор о деле надо начинать с налогов, но, похоже, у предпринимателей иное мнение. Во всяком случае, очередное исследование климата российского бизнеса, которое ведут Ассоциация менеджеров России и журнал «Деньги», снова показало: в числе препятствий своему росту бизнес на первое место ставит коррупцию. Налогообложение на четвертом. Но это несовпадение п риоритетов можно объяснить. Главный партнер «Деловой России» партия власти, «Единая Россия». А по меткому замечанию директора Института проблем глобализации Михаила Делягина, коррупция в России является основой государственного строя, и поэтому борьба с ней государственное преступление. А при чем же тут справедливость?

Ценности высокого порядка

По мнению выступавшего на «Ходорковских чтениях» президента Института национального проекта «Общественный договор» Александра Аузана, в России настало время для третьего послереформенного договора о правлении. Первому договору о правлении соответствовало понятие свободы это 90-е годы. Центральным понятием второго договора о правлении была стабильность, тема которой исчерпана. А с 2008 года главной проблемой и вызовом станет справедливость. Экономическое расслоение, отключение социальных лифтов, позволяющих выдвинуться, если уж не из грязи в князи, то хотя бы на ступеньку-другую иерархии, все это рождает общественный запрос на справедливость. Правило «что посеешь то и пожнешь» в России действует не для всех. А. Аузан неоднократно говорил в своих публичных выступлениях, что в системе национальных ценностей в России справедливость стоит очень высоко, а три русских слова являются однокоренными: правда, справедливость и право. Правда это образ будущего, которое должно быть («добиться правды»), право как норма, и рядом справедливость. Потому-то разрывы в доходах и возможностях ощущаются россиянами так остро, что касаются ценностей самого высокого порядка. Видимо, не случайно новая главная партия именно этим словом и названа. Причем пока у этой партии, кроме названия, ничего хорошего, в сущности, нет, но название уже притягивает, и тем материализуется, потому что многим людям, особенно в регионах, по каким-либо причинам не нашедшим себя в «Единой», именно «Справедливая» дает шанс подняться в социальном лифте на этаж-другой. Но это было отступление, объясняющее, почему московские интеллектуалы так много раздумывают о том, что такое справедливость и как она связана с правом в самом широком смысле и с правом в смысле узком как закон. Выступая на конференции, А. Аузан обозначил свою тему: «М. Б. Ходорковский как национальная проблема». История МБХ это, во-первых, искупительная жертва за приватизацию, а во-вторых, наглядная демонстрация: тот, кто стремится к власти, будет наказан. И это, говоря словами Талейрана, больше, чем преступление, это ошибка: искупительная жертва продемонстрировала и закрепила нелегитимность суда. Поэтому вопрос о заключенном в Чите должен решаться не столько ради него, сколько ради восстановления судебной системы, считает А. Аузан. Похоже, это общее мнение. Заметно, что слова «правосудие» в этой аудитории не в ходу. «Суд в России существует не для справедливости, а для службы власть предержащим», считает президент фонда «Либеральная миссия», научный руководитель ГУ «Высшая школа экономики» Евгений Ясин. «Закон выступает орудием оформления властного произвола, который является единственным способом правления в России, продолжает преподаватель Московской высшей школы социально-экономических наук Татьяна Ворожейкина. Избирательное правоприменение разрушает правовую среду больше, чем что-либо другое».

Суд для народа, суд для власти

Неуважение к судебной системе отмечается социологами и существует на фоне другого явления: народ все охотнее обращается в суд для защиты своих прав. В соцопросах примерно половина тех, кто в суд обращался, говорят, что свою проблему решили, не прибегая к незаконным методам, а потому не имеют оснований не доверять суду. Феномен объясняет Ольга Крыштановская. У нас есть два суда. Суд для народа наказывает за хулиганство, разбирает склоки соседей и делит имущество при разводе. Но есть и другой суд инструмент власти, ее дубинка. «Общество признало, что государство может дать собственность и может ее забрать. Поэтому осуждение Ходорковского было многими признано справедливым», говорит О. Крыштановская. Справедливым или законным? Где грань и отличие? Или это одно и то же? Говоря о недостатках российской судебной системы, ее часто сравнивают с советской. Одни для того, чтобы показать, что раньше было лучше, другие что с тех пор мало что изменилось. Директор Центра новой политики Института проблем глобализации Илья Пономарев объясняет разницу: закон перестал быть для нас законом, потому что через нынешнюю Госдуму можно провести любой закон, какой взбредет в голову. Но справедливый закон соответствует сложившемуся обычаю, а не переворачивает его с ног на голову, как это делают у нас. На самом деле за материалом для споров о законе и справедливости не надо ходить в Читу. Волгоград получил свою возможность заглянуть в глаза российскому правосудию. Зайдем на сайт «Волгоградский форум» и посмотрим, как молодые горожане комментируют решение суда Центрального района Волгограда по делу экс-мэра Волгограда. Евгению Ищенко, как известно, суд дал год за незаконное хранение патронов и запретил 4 года занимать муниципальные должности за незаконное предпринимательство. Участники дискуссии на форуме делятся на две группы. Одни считают, что судебный процесс был чистой воды произволом: «Во мужик попал». Другие что дали мало: «Откупился». И хоть бы один сказал: «Да вы что, ребята, это же суд, там все законно и справедливо» Тут скорее повод для шуток: суд судит по закону, а уж какой именно закон применить это судья решит по справедливости.

Вора делает дыра

Когда ту же тему обсуждали на форуме «Деловой России», модератор дискуссии председатель комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству Владимир Плигин задал умеренно оптимистичный тон, сказав, что в стране «есть представление о некорректности судебной власти», однако проблема решается. Так, укрепление материальной базы судов помогло их независимости. Верховный суд РФ внес в Госдуму законопроект об открытости судебной власти когда закон будет принят, каждый россиянин сможет узнать, что в суде происходит. «Государство сделало судебную систему эффективной с точки зрения сроков рассмотрения дел, считает В. Плигин, теперь нужно сделать ее эффективной с точки зрения качества решений». Михаил Барщевский оптимизма не разделяет. «Независимая судебная система в России не существует, так он начал с вое выступление. Локальных изменений много, а с точки зрения системы не сделано ничего, и даже наблюдается регресс». В качестве примера механизма обеспечения независимости суда он привел опыт США, где бюджет судебной системы всегда составляет 2% ВВП, и ни законодательная, ни исполнительная власти не занимаются дележом этих денег, судьи сами решают, что пойдет на зарплату, а что на ремонт. У нас же третья ветвь власти состоит на содержании у первой и второй ветвей. Кстати, вот бесплатный совет предпринимателям от знаменитого адвоката: хотите повлиять на решение областного суда обращайтесь к главному федеральному инспектору. Раз в шесть лет председателей облсудов переутверждают указом президента, а представление дают полпреды. Так что если инспектор недоволен председателем суда, представление на его переутверждение не дойдет и до полпреда президента. Почему бы судьям не выбирать председателя самим, как это делают судьи Конституционного суда? По крайней мере так он будет ориентироваться на судейское сообщество, а не на исполнительную власть, считает М. Барщевский. Следующий его тезис «вора делает дыра». Дырой он называет контакты сторон с судьей. Если до разбирательства дела стороны по очереди заходят к судье, то проигравшие всегда уверены, что та сторона дала больше, уверен адвокат. Он приводит данные: 95% бизнесменов и 80% граждан не доверяют судам. Эти цифры оспаривают, и адвокат обращается к залу: поднимите руки те, кто доверяет суду. Поднимается одна рука это управляющий партнер фирмы «Вегас-Лекс», директор Международного арбитражного клуба Альберт Еганян. В. Плигин пристально смотрит в зал. Под его взглядом поднимаются еще три руки. Итого четыре. В зале, между прочим, сидит человек пятьдесят. Эксперимент удался. Чрезвычайно ярким было выступление и другого практикующего юриста управляющего партнера фирмы «Пепеляев, Гольцблат и партнеры» Сергея Пепеляева. По его мнению, чем больше политическая конкуренция в стране, тем больше шансов для независимости суда. Но и принципы отбора судей очень важны. Он считает недопустимым, когда судьей становятся «аппаратным способом» девочка после вуза работает помощником судьи, а через пару лет и сама становится судьей, ничего не зная ни о жизни, ни о людях, не имея морального права судить. В подтверждение своей правоты он приводит слова ректора АНХ Владимира Мау: судьей должен становиться не тот, кто хочет купить квартиру, а тот, кто думает, что о нем напишут в некрологе. По мнению С. Пепеляева, судья это вершина карьеры юриста, а потому он бы ввел для желающих имущественный ценз: судей надо набирать из адвокатов, которые за последние 5 лет заплатили налогов не меньше 300-400 тысяч долларов. Это, конечно, вызывает шум, возню в зале: начинают высчитывать заработки адвокатов. Получается, что есть такие, которые платят 13% налога с дохода примерно 1,3 млн рублей в месяц. «Эх! громко крякает делегат форума на заднем ряду. Нам так не жить». Естественно, что мнения расходятся: одни говорят, что все не так плохо, другие что все еще хуже. Формат круглого стола не предполагает принятия единой резолюции, поэтому все расходятся «при своих», но озадаченные новыми фактами и подходами. И вот повод для размышления. В новой российской истории после шахтеров, затем бюджетников и пенсионеров, самыми шумными конфликтными группами на сегодня стали обманутые дольщики, а в Волгограде протестующие против точечной застройки жилых микрорайонов. И те, и другие конфликтуют из-за собственности. И не случайно, видимо, в Волгограде, где «точечных» конфликтов накопилось неприлично много, создана конфликтная комиссия, в которую входят как чиновники, так и представители общественности. Ее участники в шоке: уже полсотни конфликтов рассмотрели, почти ни к чему не пришли, а сколько еще придется этим заниматься уму непостижимо. Что ж, если смотреть на ситуацию с точки зрения справедливости, все правильно: городская власть заварила кашу, городская власть и расхлебывает (пусть и в новом составе). А по сути, конфликтная комиссия альтернативный суд для горожан, не верящих в законность и справедливость судебных решений. Так в 90-е годы неэффективность государственной правоохранительной системы породило «крыши». Потом ОПГ проиграли в конкурентной борьбе прокуратуре и милиции и свернулись. Сегодня эта альтернативная судебная система в Волгограде кормится за счет кредита доверия недавно избранному мэру. Успешное разрешение земельных конфликтов скостит ему часть процентов по кредиту, а неудачи в любой другой сфере деятельности сделают и эту его третейскую миссию проблематичной. Все-таки судить пристало судебной власти, а не исполнительной. Но такая уж у нас страна.

Анна СТЕПНОВА


Вернуться
 

версия для печати

Авторизация пользователей

Пользователь:

Пароль:

Регистрация
Забыли пароль?



Голосование


Я выбираю Волгоград. За что?
Волга, рыба, раки, охота
Женщины, конечно
Брошу все и уеду... в Урюпинск, Москву, Рио-де-Жанейро
Это не я, это он меня выбрал

Деловое Поволжье. 2011 год.
Использование информации с ресурса невозможно без письменного разрешения администрации