13 Июня 2011 | Последнее обновление - 14.21 | www.dp-volgograd.ru

 

Главная

Свежий выпуск

Особый взгляд

Региональная политика

Политэкономия

Общество

Блогосфера

Последняя страница

О газете "Деловое Поволжье"

��нформация о газете

��стория

Архив газеты

Бизнес сообщество

Деловая Россия

ОАО "ГК"Москва"

Устав ОАО "ГК "Москва"

Сообщение об утверждении годового отчёта ОАО "ГК "Москва"

Годовая бухгалтерская отчётность

Банковские реквизиты

��нформация ОАО "Деловое Поволжье"

Устав ОАО "Деловое поволжье"

Текст годового отчёта

Годовая бухгалтерская отчётность

Реклама

Реклама в газете

Реклама на портале

Подписка

Бумажная версия

Электронная версия

Контакты


Россия двуглавая

Ещё до того, как Дмитрий Медведев официально занял пост главы государства, а Владимир Путин возглавил российское правительство, тема двоевластия стала одной из главных в разговорах политологов, экономистов, чиновников, бизнесменов, да и просто обычных людей. Царь (император, вождь, генеральный секретарь, президент) в России должен быть один - это освящённая веками традиция. Но в истории Государства Российского известны примеры исключения из этого правила. О том, к чему это может привести, на VII Форуме Клуба региональной журналистики «Из первых уст» говорила ведущий исследователь Московского центра Карнеги Лилия ШЕВЦОВА.

Сообразить на двоих

- Лилия Фёдоровна, насколько удачными в нашей истории были примеры двоевластия? И обязательно ли одна из сторон должна быть декоративной?

- Ситуации двоевластия возникали в самых разных странах и политических культурах, в том числе и в России, хоть мы и не часто об этом вспоминаем. При Иване Грозном 11 месяцев от его имени страной правил Симеон Бекбулатович - этот случай, казавшийся курьёзом, завершился, как мы помним, опричниной. Позднее, уже после Смутного времени, государством более 15 лет управляли отец и сын - царь Михаил Романов и его отец, патриарх Филарет. Причём, прилично правили, но только потому, что биологически были связаны. Далее - Временное правительство и Совет народных депутатов. И в новейшей нашей истории было, по крайней мере, два случая двоецентрия или как его ещё называют - диархии. Один случай вы прекрасно помните - 1991-1993 годы. Тогда парламент был против Ельцина. Окончилось всё расстрелом парламента. Но самый интересный случай диархии был в конце 1998 - начале 1999 года. Модель очень схожа с той, что вроде бы формируется сегодня - сильный, мощный премьер-министр Евгений Примаков при слабом Борисе Ельцине. Между прочим, тогда совершенно левое правительство, опиравшееся на крупнейшую думскую фракцию КПРФ, проводило совершенно либеральную экономическую политику, ставшую основой для роста экономики при Путине. Но и эта диархия кончилась быстро: вернулся Ельцин, призвал Путина и соответствующую силовую структуру к власти. Так мы вернулись к традиционной матрице управления.

- То есть в отсутствие некоей третьей, уравновешивающей силы мы будем иметь либо декорацию одного из властных институтов, либо тлеющий конфликт между двумя центрами власти? К кому сейчас «ходить на поклон»?

- Конфликт заложен в самой идее двоевластия. К тому же, как мне видится, у самих участников нашего тандема, как назвал складывающийся режим Дмитрий Медведев, есть большие сомнения по поводу того, как эта интересная формула будет работать. Кто кем - и самое главное, как долго - будет управлять? В истории России никогда не бывало так, чтобы политик с рейтингом под 70% и с такой любовью со стороны части общественности, особенно женской и престарелой, уходил из Кремля. Не было такого. Обычно их или уносили в соответствующем положении, или выбрасывали. В то же время ни в одной из более-менее цивилизованных республик президенту по конституции не даётся столько полномочий. А президент у нас - уже не Путин. Складывается асимметричная ситуация. Основные политические, бюрократические, аппаратные ресурсы - у Владимира Путина. Большинство губернаторов, назначенных им, - это его люди. Кстати, поэтому я не жду какой-то волны отставок, о которой сейчас часто говорят, - во всяком случае, не в этом году. У Путина - «Единая Россия», бюрократическая корпорация с головой в Кремле. Им Медведев не то что по фигу - он им вообще не нужен, он враждебен. Гарантия их выживания - сохранение статус-кво. Путина поддерживает и население, ведь при нём большинство людей стало жить пусть не намного, но, в принципе, лучше, вся стабильность ассоциируется с его именем. Ему создали образ прагматичного, мощного, чёткого человека, в отличие от всех этих расхлябанных. Вы вспомните лица его команды... И экс-президент несколько увлёкся, сделав ряд довольно унизительных, на мой взгляд, жестов, унизительных для Дмитрия Медведева. Мол, есть такая должность - местоблюститель, вот и у нас есть кому погреть место в Кремле. А в 2012 году мы опять вернёмся, ребята, мы никуда не уйдём. При этом, вспомните, Путин заранее, ещё до инаугурации сказал, что никаких портретов у себя в кабинете вешать не будет. СМИ эту новость, можно сказать, подхватили и раскрутили - чтобы все, в том числе и на Западе, поняли, кто тут реальный хозяин.

Вокруг нового вождя

- Но при этом в руках Дмитрия Медведева действительно сконцентрированы огромные полномочия, а Владимир Путин вряд ли готов каждые четыре года переписывать конституцию, отдавая власть то Кремлю, то Белому дому. Есть ли, на Ваш взгляд, вероятность «бунта на корабле»?

- 17 лет Дмитрий Анатольевич был помощником Путина и всё время называл Владимира Путина Владимиром Владимировичем. Это верный соратник ещё по отделу экономических связей питерской мэрии - лояльный из лояльных, самый комфортный для Путина человек. Трудно ожидать от такого человека, что он вдруг возомнит себя хозяином Всея Руси. Мы видим, что ни Путин, ни ближайшие его люди своему соратнику не доверяют. Именно поэтому Путин стал премьером на следующий день после инаугурации, именно поэтому все рычаги ещё ранее были сконцентрированы у правительства. И именно поэтому мы получили правительство, которое мы получили. А Дмитрия Медведева окружили заботливыми объятиями Владислава Суркова и Сергея Нарышкина - ну, и ещё десятком людей рангом пониже. Так что на первых порах основные решения, конечно же, будут приниматься и контролироваться Белым домом.

- А в дальнейшем? Есть ли уже какие-то признаки приближающихся конфликтов?

- Произошла очень важная системная вещь. Власть разделилась: формальная - в Кремле, реальная - в Белом доме. Мы станем свидетелями процесса, который покажет, насколько устойчиво такое разделение. Рано или поздно, каким бы лояльным человеком не был Дмитрий Медведев, возникнет целый ряд факторов и обстоятельств, которые будут заставлять Кремль стремиться к принятию самостоятельных решений. Есть логика отношения Запада к России - Запад будет стремиться иметь дело с Медведевым, с Кремлем. Это Конституция, это президент, у него полномочия, и он должен направлять внешнюю и внутреннюю политику государства. Внутри страны есть множество людей недовольных, которые не получили места в первом ряду путинской элиты. Масса людей в бизнесе, готовых присягнуть новому царю и создать вокруг него новый круг, элиту, быть его опорой. Они уже в январе побежали к Дмитрию Медведеву, вызвав шок у президента Путина. Он попытался ответить убегающим 8 февраля на заседании Госсовета, попытался остановить этот процесс, но там же, в своей речи, он сказал буквально следующее: «Мы, конечно, много чего хорошего сделали после Ельцина. Ельцинские годы - это годы разрухи, это понятно. Но если мы, Россия и власть, будем идти по тому же пути, по которому мы шли до сих пор, мы будем выброшены из сообщества развитых государств». Таким образом, он себе как бы эпитафию написал, которая означает: то, что мы делали до сих пор, ни к чему хорошему нас не привело. Если дальше жить так, то нас ждёт глобальный обвал с нашей экономикой, которая так и не была диверсифицирована. Надо дать нам ещё один шанс, тем более, что руководить по-прежнему будет он. Умные люди это поняли. И поняли, куда всё-таки надо смотреть и за кем идти.

Аргентинское танго против белых одежд

- Получается, что модель ассиметричного лидерства тоже неустойчива и нестабильна - всегда есть опасность, что «декоративная картинка» захочет стать влиятельной фигурой. Есть ли возможность в ближайшее время увидеть некую третью силу, может быть, в лице какой-либо из политических партий?

- Нет, в силу существующих партий я не верю. Сколько бы ни говорили околокремлёвские политологи о формировании у нас партийного правительства, опирающегося на сильный парламент - это миф, подмена понятий. У нас ведь нет никакой борьбы партий, и даже сам Путин демонстративно отказался стать членом «Единой России». Либералам же, даже при условии, что они наконец забудут о своих личных амбициях, создать партию просто не дадут - при нынешнем избирательном законодательстве это нереально. Так что у нас сформировалась система, которая повторяет саму себя. Центр временно сместился, но всё остальное - основа, люди, механизмы - остались прежними. Нас кормили одной и той же похлебкой 8 лет, а потом сказали - это вредно, это неправильно, это не та модель, которая поможет осуществить модернизацию страны.

- Какие варианты развития событий в России вам кажутся наиболее вероятными?

- Есть три возможных сценария. Первый, на мой взгляд, наиболее вероятный: из асимметрического лидерства, из этого аргентинского танго - а в Аргентине танго танцуют мужчины, и один ведёт - произойдет возврат к одному центру влияния. Кто его возглавит, думаю, мы увидим в течение нынешнего года. Второй сценарий - «болото»: власть застрянет на пути между Белым домом и Кремлем, они будут перетягивать канат, решения будут блокироваться, и страна, в конечном итоге, будет парализована. Это мы проходили в 1991-1993 годах. Это самая плохая ситуация. В такой ситуации никто ничего не решает, и под видом спасителя нации в белых одеждах может появиться нечто совершенно ужасное. Третий сценарий - раздробление, фрагментация политического класса. Начнут формироваться кучки. Произойдет открывание «форточек», «дверей», воздух пойдет. Появится независимое телевидение - точнее, руководители каналов будут показывать, что захотят.

В конечном итоге, возникнет живая дискуссия, которая может открыть простор для чего-то нового. Может быть, даже для пересмотра нынешней политической системы. Конечно, в этом варианте многое будет зависеть от того, появится ли в стране нормальная, вменяемая оппозиция. Но ещё больше ситуация зависит от самого Дмитрия Медведева. Если он в течение этого года не даст знак элите, прежде всего, бизнесу, обществу, что он готов стать независимым лидером, то на следующий год его шансы сведутся к нулю. Общество перестанет усматривать в нем лидера, хотя сейчас, по опросам «Левада-Центра», оно к этому готово. Люди считают, что всё должно быть так, как записано в Конституции. И ещё один момент - у нас уже давно премьер считался кем-то вроде технического работника, отвечающего за инфляцию, канализацию, надои, покосы. Путин создал президиум правительства - так что за всё вышеперечисленное он может спрашивать с министров. И теперь только сам Дмитрий Медведев должен решить, кто же всё-таки будет реально отвечать за то, что происходит в стране, а происходит - и это сегодня признают на самом верху - много нехорошего, и в экономике, и в демографии, и во внешней политике.

Антон БОРЦОВ


Вернуться
 

версия для печати

Авторизация пользователей

Пользователь:

Пароль:

Регистрация
Забыли пароль?



Голосование


Я выбираю Волгоград. За что?
Волга, рыба, раки, охота
Женщины, конечно
Брошу все и уеду... в Урюпинск, Москву, Рио-де-Жанейро
Это не я, это он меня выбрал

Деловое Поволжье. 2011 год.
Использование информации с ресурса невозможно без письменного разрешения администрации