13 Июня 2011 | Последнее обновление - 14.21 | www.dp-volgograd.ru

 

Главная

Свежий выпуск

Особый взгляд

Региональная политика

Политэкономия

Общество

Блогосфера

Последняя страница

О газете "Деловое Поволжье"

��нформация о газете

��стория

Архив газеты

Бизнес сообщество

Деловая Россия

ОАО "ГК"Москва"

Устав ОАО "ГК "Москва"

Сообщение об утверждении годового отчёта ОАО "ГК "Москва"

Годовая бухгалтерская отчётность

Банковские реквизиты

��нформация ОАО "Деловое Поволжье"

Устав ОАО "Деловое поволжье"

Текст годового отчёта

Годовая бухгалтерская отчётность

Реклама

Реклама в газете

Реклама на портале

Подписка

Бумажная версия

Электронная версия

Контакты


Русская лень наш козырь

Научный руководитель ГУ «Высшая Школа Экономики» Евгений ЯСИН рассказал клубу региональной журналистики «Из первых уст», что у России есть несколько конкурентных преимуществ на мировом рынке. Одно из них - наша культура.

- Давайте посмотрим на факторы развития, конкурентные преимущества стран. Трудовые ресурсы - у России нет преимущества. Мы можем расти только за счет качества: чтобы люди были здоровые, образованные, чтобы у них были хорошие условия для развития. У Европы тоже минус. Природные ресурсы - у нас богато. Китай, Индия - бедно. Бразилия - тоже богато, Европа так же, как мы. Ислам - нефть, поэтому я ставлю плюс.

Капитал для нас не составляет ограничений, как для Китая, Индии, Бразилии. В Европе, как и у нас, капитал есть, но оттуда капитал бежит в Восточную Европу, Китай, Индию, Россию, потому что в Европе капиталовложения обладают низкой эффективностью. Там хорошая институциональная среда, там закон, правовое государство, но очень низкая доходность.

И последние два фактора - институты и культура. Китай и Индия пока в этом не нуждаются. Пока у них есть свободные рабочие руки в деревне, их можно привлекать за гроши, они могут себе позволить не делать никаких реформ. Это поздняя индустриализация. Европа располагает самыми лучшими институтами. В исламских странах наиболее тяжелое положение с институтами и с культурой. Только две исламские страны добились серьезных успехов в экономике производящей, а не потребляющей: Малайзия и Турция. В Малайзии, кроме того, что они были в потоке японских, а потом американских инвестиций, очень большая и сильная китайская деловая община. Кроме того, они добились больших успехов в распространении образования. Турция - это последствие революции Ататюрка, который сделал ее светским государством.

еперь вернемся к России. Я поставлю здесь два плюса. По уровню развития институтов и культуры с точки зрения создания современных технологий мы обладаем преимуществом перед Китаем и Индией: мы прошли фазу индустриализации. Один из успехов советской власти - система образования, которая давала знания очень широкому кругу людей. И хотя это были узкоспециализированные знания, мы создали некие основы для производства инноваций. Сложившийся за многие годы характер российских граждан - это склонность к изобретательству. Мне кажется, что это наш козырь, гораздо более важный, чем нефть и газ. Нефть и газ есть у исламских стран, но у них не получаются никакие инновации: их культура не дружественна к инновациям.

В понятие «культура» входят все институты. Это накопленный слой норм, ценностей, которые влияют на поведение людей. У нас есть склонность к инновациям: лень - двигатель прогресса. Мы вместо того, чтобы что-то делать регулярно, лучше придумаем механизм. Но если нам все время навязывают: давайте гордиться делами предков и будем жить, как они, иначе мы потеряем лицо, - это тоже свойство нашей культуры.

Какие резервы роста у западных стран? Только один - крупные инновации. Придумывается новая технология типа интернета, и вся мировая экономика начинает двигаться вперед, пока осваиваются новые технологии, потом начинается торможение до следующего прорыва. Это свойство инновационной, постиндустриальной экономики. Говорят, что запад приходит в упадок. У меня другая гипотеза: он просто перешел в другую фазу. Там медленнее растет население и развивается экономика, но они уже на передовом фронте изменений, поэтому у них и медленнее. Но мы-то этого не достигли. Если мы начинаем работать и строим свою политику так, чтобы быстро меняться и достигать того, чего достигают они, то у нас есть задел. Мы можем рвануть. Тогда через какое-то время тоже будем развиваться медленнее. Кто-то будет говорить, что мы устарели, что наша цивилизация приходит в упадок. Зато мы будем хорошо жить. Я лично глубоко убежден, что через какое-то время и Индия, и Китай, и Бразилия, если они будут развиваться, как сейчас, дойдут до предела. Им придется преодолевать культурные барьеры. Если они их преодолеют, тоже выйдут на такой уровень, когда смогут пользоваться всеми благами цивилизации.

Что делать для того, чтобы построить в России инновационную экономику? Есть 7 позиций, на которые мы должны в первую очередь обратить внимание.

Прежде всего это свобода творчества. Люди должны почувствовать, что все возможности открыты, что они не ограничены ни в чем. Конечно, жить без ограничений нельзя. Когда вам общество в виде религиозных норм или законов предписывает некоторые нормы поведения, и есть начальник, который говорит, что можно, что нельзя, складывается какая-то совокупность ограничений, удобная для жизни. Вы тихонечко сидите, и над вами не каплет. Но это было хорошо в аграрной экономике. Это можно перенести в индустриальной экономике, где все крутится вокруг конвейера. Но в инновационной экономике очень важна свобода творчества.

Во-вторых, это свобода предпринимательства, которое тоже является творчеством. Это тоже каждый раз нахождение новых решений. Бизнес, со всеми его корыстными устремлениями, - это творческое начало, без которого мы обойтись не можем, оно нуждается в свободе. Законы должны быть достаточно либеральными, чтобы не исключать важные возможности. Свобода - это некий пучок возможностей. Чтобы общество жило спокойно, вы можете исключить некоторые возможности. Например, установите такие налоги или скажете Гуцериеву, чтобы он продал свою компанию по цене в 8 раз ниже, чем она стоит на рынке. Но имейте в виду, что из отброшенных возможностей какие-то могут быть оптимальными. Именно с ними может быть связан наибольший эффект. Поэтому можно сокращать возможности и, как нас учит наш президент Путин, добиться эффективной вертикали власти, но прикиньте, сколько возможностей при этом исключено.

Конкуренция обязательна. У нас низкая конкурентоспособность, в том числе и потому, что очень слабая конкуренция. В некоторых секторах она сильная, и там вы видите появление новых продуктов, и качество продукции высокое. Соки в наших магазинах - это сфера с острейшей конкуренцией. Так там и качество. А где конкуренции нет, ничего не выходит.

Образование и наука - это понятно, объяснять не буду.

Индустрия инноваций - это специальная отрасль, которая должна заниматься коммерциализацией научных достижений. У нас ее нет. Ученые считают, что они должны заниматься чистой наукой, им лишь бы давали деньги, чтобы они сидели и свободно мыслили. А бизнес лучше будет сегодня заимствовать на западе. Как китайцы, мы тырим все, что можно, в смысле инноваций. Но это кончается. Потом вас в приличное общество уже не пускают.

Социальный капитал - это как раз те институты, социальные связи, нормы жизни, которые могут способствовать развитию новой, инновационной экономики. Я лично связываю социальный капитал со следующими понятиями: ответственность при выполнении своих обязанностей, доверие, которое зиждется на ответственности. Если вы, выполняя какую-то работу, испытываете чувство ответственности, и об этом знают ваши коллеги, вы создаете атмосферу доверия. Доверие позволяет снижать транзакционные издержки, не строить заборы. И вы получаете более благополучную, более эффективную экономику.

Вот результаты опроса, которые я взял из мирового обзора. Можно ли доверять большинству людей? В таких странах, как Швеция, Великобритания, Штаты очень высокий уровень доверия. В России показатель 37,9%, один из самых низких в мире. Ниже нас Южная Африка, близка к нам Нигерия, которая довела себя до катастрофы, потому что там бесконечные войны из-за нефти. Когда-то Южная Корея имела такой же доход на душу населения, как Нигерия - $150. Но через 40 лет в Нигерии те же самые $150, а в Корее уже $20 тыс.

А вот динамика уровня доверия в нашей стране. 1989 год - первый съезд народных депутатов СССР, в стране подъем на волне перестройки - 54% уровень доверия. Одним журналом «Новый мир» питаться не будешь, нужно где-то продукты доставать, идет падение: в 1991 году - 36%. 1995 год - 26%. А потом было 22%. Все годы, начиная с кризисного 1998 года, сколько правил Путин, - 22%. Уровень доверия между людьми в стране не повышается.

Мы можем добиться больших успехов, если в обществе появится такое настроение, драйв: мы можем, мы добьемся. Когда в Японии началось экономическое чудо, у них появился такой драйв, они были уверены, что всех побьют. Еще у них было желание доказать, что они не хуже американцев. Правда, потом они наткнулись на барьер: они использовали феодальные, культурные сети для организации крупных индустриальных компаний. Это очень хорошо для заимствования, потому что идет строгая линия подчинения, уважения старших. А для прорыва, для создания революционных технологий нужно неортодоксальное мышление. В Америке среди японцев, которые работают в университетах, это есть, а в Японии нет.

Я приведу слова известных социологов Бонда и Леунга о социальном цинизме: «Разрушительные последствия власти, авторитета, богатства, ориентирующие других в направлении эгоцентризма и равнодушия к согражданам. Бесполезность демонстрации доброжелательности к другим и энергичного служения общественной пользе. Люди уверены в том, что окружены враждебными и эгоистичными индивидами, группами, институтами, притесняющими и подавляющими их. Единственный разумный способ поведения - ограничить связи в обществе или самим быть такими же».

Я думаю, эта наша болезнь является наследием советского периода и периода дикого капитализма. Но закон джунглей, который неизбежно сопровождает первые шаги капитализма, становится препятствием для развития. В обстановке социального цинизма невозможно обеспечить тот драйв, о котором я говорил. Когда-нибудь вы поймете, что есть ценности важнее, чем богатство, чем удушить конкурента, чем добиться власти, сидеть и господствовать. Например, делать добро. Вот тогда есть шанс.

Анна СТЕПНОВА.


Вернуться
 

версия для печати

Авторизация пользователей

Пользователь:

Пароль:

Регистрация
Забыли пароль?



Голосование


Я выбираю Волгоград. За что?
Волга, рыба, раки, охота
Женщины, конечно
Брошу все и уеду... в Урюпинск, Москву, Рио-де-Жанейро
Это не я, это он меня выбрал

Деловое Поволжье. 2011 год.
Использование информации с ресурса невозможно без письменного разрешения администрации