13 Июня 2011 | Последнее обновление - 14.21 | www.dp-volgograd.ru

 

Главная

Свежий выпуск

Особый взгляд

Региональная политика

Политэкономия

Общество

Блогосфера

Последняя страница

О газете "Деловое Поволжье"

��нформация о газете

��стория

Архив газеты

Бизнес сообщество

Деловая Россия

ОАО "ГК"Москва"

Устав ОАО "ГК "Москва"

Сообщение об утверждении годового отчёта ОАО "ГК "Москва"

Годовая бухгалтерская отчётность

Банковские реквизиты

��нформация ОАО "Деловое Поволжье"

Устав ОАО "Деловое поволжье"

Текст годового отчёта

Годовая бухгалтерская отчётность

Реклама

Реклама в газете

Реклама на портале

Подписка

Бумажная версия

Электронная версия

Контакты


Мертвые души

Контроль над мертвыми становится сегодня одним из актуальных вопросов политической повестки дня как внутри России, так и в бывших странах советского блока. В России совсем недавно перезахоронили прах белогвардейцев Антона Деникина, вывезенный из США, и Владимира Каппеля, останки императрицы Марии Федоровны, ведется речь о перемещении в РФ гроба барона Петра Врангеля. По замыслу авторов проекта переноса гробов, тем самым осуществляется примирение различных эпох российской истории.

Одновременно у российских властей вошло в привычку сезонное обострение внимания к главному советскому военному кладбищу России на волгоградском Мамаевом кургане. Каждую весну, за неделю-другую до 9 мая, федеральные чиновники начинают публично радеть о сохранности главной высоты России, сочиняя при этом для общественного мнения различного рода небылицы и страшилки (вроде бредовой угрозы строительства горнолыжного курорта на склоне Мамаева кургана). Естественно, все это делается ради последующего произнесения ритуальных слов типа «не допустим», «памяти павших будем достойны» и пр. После Дня Победы официальные камлания вокруг Мамаева кургана стихают сами собой.

Можно было бы списать нынешнюю российскую политическую некрофилию на дремучесть и дикость обитателей Московии, если бы не охватила она и просвещенные народы Восточной Европы, семимильными шагами идущие к развитой демократии. Инцидент с Бронзовым солдатом и переносом советских воинских захоронений в Эстонии, объявление войны советским памятникам и кладбищам в Польше, создание специальной комиссии по работе с памятниками в Украине, угроза эпидемии политической некрофилии в других странах бывшего Варшавского договора - все это свидетельствует, что проблема контроля над мертвыми становится одной из актуальных политических задач не только российской, но и европейской политики.

Как в России, так и в целом ряде восточно-европейских стран сегодня формируется параллельное мертвое политическое пространство. Это отнюдь не банальная «территория памяти», напоминающая большой постсоветский музей-кунсткамеру. Мертвое политическое пространство конструируется вполне живыми политическими силами для решения живых же политических задач с помощью «мертвых душ». Это напоминает настоящий магический ритуал, в ходе которого живые политики, живое общественное мнение начинает относиться к мертвым и мертвому как к живому.

Ожившие «мертвые души» становятся сегодня участниками самых что ни на есть живых избирательных кампаний, политических спекуляций, геополитических тяжб. Стремясь к сохранению власти над пока еще живыми избирателями, партийные бонзы «Единой России», КПРФ, «Справедливой России» etc. фактически создают новую параллельную партию - «Неживая Россия», записав в нее и генерала Деникина, и императрицу Марию Федоровну, и тысячи советских солдат с Мамаева кургана и Тынисмяги. Их фамилий, разумеется, не будет в списках избирателей новой Государственной думы и президента страны, но, тем не менее, именно голоса «мертвороссов» могут оказаться решающими при решении задачи преемственности власти. Потому-то партийные функционеры и политтехнологи бьются сегодня за голоса не только живой, но и мертвой России.

Одновременно с активной внутренней мертвой политикой набирает силу внешнеполитическая некрофилия и некрофобия на западных рубежах российского государства. Политические деятели братских народов Прибалтики и Восточной Европы, отчаявшись в реальности избавиться от нависающей с востока газораспределительной Московии с помощью НАТО и компонентов американской ПРО, похоже, сублимируют страх перед живой Россией в борьбу с Россией мертвой - с памятниками погибших советских солдат, с советскими военными кладбищами. Магические практики становятся неотъемлемой частью юных постсоветских демократий, испытывающих исторические комплексы. Сносы памятников, перемещения останков - это не просто эксгумационные работы в интересах нового архитектурного облика прибалтийских столиц. Это демонстрация контроля над мертвым политическим пространством России, а через это - и ограничение такого контроля со стороны Москвы.

Чем сегодня представлено российское политическое присутствие в Восточной Европе? Только двумя факторами - «живыми» газовыми трубами и «мертвыми» советскими памятниками. Других форм реального присутствия у Москвы сейчас нет. Сопротивляться российскому газовому присутствию полити- ческие деятели молодой Европы в силу понятных причин не могут. Поэтому остается только ассиметричный ответ - компенсировать живую зависимость от газовой диктатуры Кремля сносом мертвого политического пространства России в Европе. Война с мертвыми как ответ на вызовы живых - это уже реальность.

Впрочем, реальностью является и ответ оживших мертвых. Недавние ритуальные пляски эстонских политиков вокруг Бронзового русского солдата закончились настоящей войной в центре Таллинна. Попытка ликвидации российского мертвого пространства в Восточной Европе и странах Балтии (если, конечно, она будет предпринята) приведет к еще более драматическим последствиям для живых. По-другому быть не может. Ведь снесенные памятники, как и непрочитанные книги, всегда мстят за себя.

Андрей Серенко


Вернуться
 

версия для печати

Авторизация пользователей

Пользователь:

Пароль:

Регистрация
Забыли пароль?



Голосование


Я выбираю Волгоград. За что?
Волга, рыба, раки, охота
Женщины, конечно
Брошу все и уеду... в Урюпинск, Москву, Рио-де-Жанейро
Это не я, это он меня выбрал

Деловое Поволжье. 2011 год.
Использование информации с ресурса невозможно без письменного разрешения администрации