13 Июня 2011 | Последнее обновление - 14.21 | www.dp-volgograd.ru

 

Главная

Свежий выпуск

Особый взгляд

Региональная политика

Политэкономия

Общество

Блогосфера

Последняя страница

О газете "Деловое Поволжье"

��нформация о газете

��стория

Архив газеты

Бизнес сообщество

Деловая Россия

ОАО "ГК"Москва"

Устав ОАО "ГК "Москва"

Сообщение об утверждении годового отчёта ОАО "ГК "Москва"

Годовая бухгалтерская отчётность

Банковские реквизиты

��нформация ОАО "Деловое Поволжье"

Устав ОАО "Деловое поволжье"

Текст годового отчёта

Годовая бухгалтерская отчётность

Реклама

Реклама в газете

Реклама на портале

Подписка

Бумажная версия

Электронная версия

Контакты


Вечно круглые котлеты

Семилетка поиска регламентов

Следующий содержательный элемент, который есть в принятых поправках, - перечень технических регламентов. Он состоит из 17 технических регламентов, которые должны быть приняты до 2010 года. Что это значит? У нас 181 регламент в программе, но всего 17 технических регламентов должны быть приняты до 2010 года. А почему до 2010 года? Потому что в законе установлен переходный период, когда должны быть приняты все технические регламенты - 7 лет. Эти 7 лет заканчиваются в 2010 году. То есть до 2010 года мы должны принять 17 технических регламентов - и больше ничего.

Но и сам перечень технических регламентов вызывает удивление, потому что разработчики перечня указали в своем обосновании, что ставят целью создание перечня регламентов для социально значимых видов продукции. Но в этом списке нет регламента безопасности продукции для детей и подростков, который сделан полностью, прошел все процедуры публичного обсуждения и согласования, получил пять положительных заключений, был представлен в правительство... А его в перечне нет. Но зато есть регламент «О безопасности оборудования, работающего на газообразном топливе». У меня вопрос: у нас социально значимой продукцией является оборудование на газообразном топливе или продукция для детей и подростков? В думу внесен регламент о безопасности молока и продуктов его переработки. И этот регламент тоже в перечень не попал, хотя он уже в думу внесен. И тоже процедура затягивается. Я этот перечень, к сожалению, ничем не могу для себя объяснить.

Плюс ко всему, у нас еще вводится новый документ в сферу стандартизации - «Свод правил». В федеральном законе этот документ разрабатывается федеральными органами исполнительной власти и применяется для соблюдения обязательных требований технических регламентов. Тут мы опускаемся с уровня федерального закона, указа или постановления снова куда-то на ведомственный уровень. Этот документ применяется для подтверждения соответствия требованиям технических регламентов. Эта процедура больше известна под названием «сертификация» или «декларирование». Если это происходит на основании «Свода правил» или национальных стандартов, понятно: на технический регламент уже никто не смотрит, все смотрят на национальный стандарт и своды правил, и таким образом не юридически, а фактически эти документы становятся обязательными для исполнения. Технические регламенты где-то там высоко и далеко, а стандарты же ближе к телу, вот они обязательными и становятся. Хотите вы провести какое-то техническое решение в жизнь, какую-то инновацию - да проводите, ради бога. А где вы будете потом сертифицироваться? Да не знаю. Вообще-то, сертифицироваться надо на требования национального стандарта. Вот та самая ситуация, которую мы хотели реформой изъять. Невозможно это делать, иначе у нас ни одна инновация никогда в экономику не войдет. Никогда, понимаете? Столько инноваций сегодня разработано, и так тяжело им пробиваться.

Дорогое уполномочивание

До того момента, как были приняты эти поправки, в текст поправок было внесено еще одно замечательное изменение. Но, слава богу, оно не прошло Государственную думу. Насколько мне известно, «Единая Россия» выступила против. Речь шла о введении новой функции для федеральных органов исполнительной власти - функции уполномочивания. Чтобы вы себе представили, я вам расскажу, что это такое должно было быть. Чтобы работали органы по сертификации и испытательные лаборатории, они должны пройти аккредитацию. В сфере техни- ческого регулирования лицензирование называется «аккредитацией». А для того чтобы пройти аккредитацию, все идут в федеральные органы исполнительной власти. И эти органы власти, которые потом будут смотреть на эти самые сертификаты, смотрят на компетентность органа по сертификации или испытательной лаборатории и самой этой аккредитацией уполномочивают эти самые органы по сертификации или испытательные лаборатории на работу в обязательной сфере. Замечу, что «органами по сертификации» может быть любое частное предприятие, частное юридическое или физическое лицо. Так вот, было предложено сделать так, чтобы некое частное лицо по закону получило право подтверждать компетентность всех остальных хозяйствующих субъектов.

Значит, один или два хозяйствующих субъекта наделяются правом оценивать компетентность всех остальных хозяйствующих субъектов. Там они получают бумажку: «Аккредитация. Подтверждена компетентность». Дальше они идут в исполнительную власть, потому что эта власть за обязательную сферу отвечает. И исполнительная власть их будет уполномочивать на работу в обязательной сфере. Ну, вы можете себе представить, что это такое. Вот сидит чиновник. И на основании какой-то бумажки частного лица, за которым не стоит никакая форма ответственности, даже страховой ответственности не было прописано, должен был уполномочить, то есть сказать: да, я тебе доверяю, ты работай теперь в обязательной сфере, ты мне будешь обеспечивать выпуск продукции, именно как безопасной, на рынок. Да никогда в жизни. Он же все по новой проверит, сам во всем убедится, какая-нибудь специальная комиссия будет создана. Вы понимаете: заплати там, заплати сям...

Вот эта двойная цена за аккредитацию, что она нам дает? Ведь каждое властное управленческое решение стоит денег, правильно? Орган по сертификации где эти деньги отобьет, которые они заплатили за собственную аккредитацию? На сертификатах, правильно? Производитель, заплатив за сертификацию, где деньги отобьет? На себестоимости. Это значит, что мы с вами будем за все платить больше. Мы посчитали. Хлеб, который стоит 10 рублей, стал бы стоить 12 рублей за счет введения функции уполномочивания. Кофе, чашечка которого стоила 180 рублей, стал бы стоить 240 рублей.

Нет у истории конца

Подождите, это еще не все. Это не конец истории. Эта конструкция не прошла через закон о техническом регулировании, но она упорно продвигалась через постановление правительства. И у нас постановление правительства о порядке аккредитации не принято. В каком виде будут теперь двигать это постановление правительства, если такая функция не прошла через закон? Это, на самом деле, не конец истории. Это лишь этап. Потому что у внедрения этой функции уполномочивания история старая. 12 сентября 2005 года в правительство был внесен проект постановления о порядке аккредитации органов по сертификации испытательных лабораторий, который устанавливал порядок аккредитации, основанный на международных нормах и правилах, и одношаговый порядок аккредитации. Был использован документ IS0 - международный стандарт 17011 и затем 17025 для того, чтобы сделать проект постановления. Он не принят до сих пор.

В результате принятия этих поправок мы придем к тому, что будет необходимо пересматривать программу. Из программы будет убрана половина регламентов, которые уже сделаны. И те разработанные регламенты, которые можно было бы сейчас принимать, их нужно будет перерабатывать. Потому что, если изменяется сфера, а сфера меняется этими поправками, это означает, что нужно тексты пересматривать. И все, что сейчас сделано, отодвигается просто назад. Ускоряется ли вообще этим реформа? Представьте, что мы будем регулировать семнадцатью техническими регламентами всю экономику. Такой практики ни в одной стране нет.

Мы понимаем, что наличие этих томов документации нужно для очень простой вещи: чтобы чиновник не выдумывал сам. Когда у тебя прописано все, ты можешь на компьютере в базе данных посмотреть, какова должна быть та или иная деталь, допуск, и на это есть документы, подписанные главой государства. Тогда чиновнику денежку не взять, даже коробки конфет не принесут. Ежели у тебя всего 17 технических регламентов на все великое народное хозяйство, то тут поле для маневра практически безграничное. То есть что хочешь, то и делай.

Когда мы стали разрабатывать технические регламенты, я поняла, что общество тяжело воспринимает эту реформу. Техническая интеллигенция готова идти вперед, готова внедрять новый механизм. И есть такая техническая интеллигенция, правда, она уже в меньшинстве, которая считает, что любые технические решения, именно как управляющая норма, должны быть клубными, закрытыми. Это первое.

Второе. Конечно, во главе всего этого стоит орган исполнительной власти, который ранее вообще был идеологом старой системы - это Госстандарт, ныне Ростехрегулирование. Именно у этого органа принято наибольшее количество руководящих правовых документов - 25 тысяч. Совершенно естественно, что именно этому органу не выгодна такая реформа. Вы можете себе представить - иметь 25 тыс. обязательных документов и перестать их иметь. Однако в Международной организации по стандартизации, в которой состоят национальные органы по стандартизации, Россия - единственная страна, где этим национальным органом является орган исполнительной власти. Ведь стандартизация - это процесс, который бизнесом создается, бизнесом же и должен финансироваться. Это решения, которые рождаются бизнесом. А у нас они насаждались сверху, а бизнес у нас практически не участвует в этом процессе.

Идея внесения поправок в закон о техническом регулировании была озвучена на пятнадцатилетии РСПП. Тем не менее комитет РСПП занял такую позицию. Но можно посмотреть на состав этого комитета РСПП: там довольно много представителей федеральных органов власти. Там, скажем, довольно сильно отраслевой бизнес представлен. Это в основном трубный бизнес, руководит этим комитетом Дмитрий Александрович Пумпянский. С его подачи так активно начали проводиться поправки. До этого поправками в закон о техническом регулировании Госстандарт занимался. Еще закон не успел вступить в силу, там уже начали готовить поправки к закону. Они были в вялотекущем режиме и все время отметались одним аргументом: «Уважаемые господа, давайте закон-то реализуем, посмотрим правоприменительную практику, а потом уж поправки будем проводить». Но как только в апреле прошлого года комитет РСПП активно подключился к разработке поправок в закон о техническом регулировании, они очень активно пошли.

И «Деловая Россия», и «Опора», и ТПП РФ стоят за реализацию закона, они против поправок. Все эти организации считают, что поправки сворачивают реформу, уменьшая сферу технического регулирования, просто ее сворачивают.

А в чем интерес РСПП? Мы над этим много думали. Сначала казалось, зачем бизнесу, ради которого делается эта реформа, заниматься внесением таких изменений в федеральный закон, который эту реформу и установил? Может быть, это желание какого-то конкретного человека, руководителя комитета РСПП, выйти с какой-то собственной позицией, стать публичным? А потом вот к какому выводу стали приходить. Ведь что значит вывод процессов производства из сферы техни- ческого регулирования?

Сейчас в регламенте по бензинам установили, что у нас есть определенные требования к ним, чтобы содержание определенных веществ в выхлопах было ниже. То есть бензин должен быть качественнее. Это значит, нужно производить капиталовложения в основные фонды, чтобы переоборудовать предприятие. Причем это устанавливается законом. Вот сейчас там какие-то программы на предприятиях разрабатываются, и их предприятие может выполнять, а может не выполнять. А здесь закон: к такому-то году вот такой-то бензин вообще выводится из оборота, и его производство прекращается. Хочешь-не хочешь, а вкладывай деньги. Понимаете? Вот что это такое - нежелание обновлять производство.

Анна СТЕПНОВА.


Вернуться
 

версия для печати

Авторизация пользователей

Пользователь:

Пароль:

Регистрация
Забыли пароль?



Голосование


Я выбираю Волгоград. За что?
Волга, рыба, раки, охота
Женщины, конечно
Брошу все и уеду... в Урюпинск, Москву, Рио-де-Жанейро
Это не я, это он меня выбрал

Деловое Поволжье. 2011 год.
Использование информации с ресурса невозможно без письменного разрешения администрации