13 Июня 2011 | Последнее обновление - 14.21 | www.dp-volgograd.ru

 

Главная

Свежий выпуск

Особый взгляд

Региональная политика

Политэкономия

Общество

Блогосфера

Последняя страница

О газете "Деловое Поволжье"

��нформация о газете

��стория

Архив газеты

Бизнес сообщество

Деловая Россия

ОАО "ГК"Москва"

Устав ОАО "ГК "Москва"

Сообщение об утверждении годового отчёта ОАО "ГК "Москва"

Годовая бухгалтерская отчётность

Банковские реквизиты

��нформация ОАО "Деловое Поволжье"

Устав ОАО "Деловое поволжье"

Текст годового отчёта

Годовая бухгалтерская отчётность

Реклама

Реклама в газете

Реклама на портале

Подписка

Бумажная версия

Электронная версия

Контакты


Прощание с РАО

Реформа российский энергетики закончена: 1 июля акционеры РАО «ЕЭС России» получат акции созданных в ходе реформирования отрасли компаний: УГК, ТГК, ФСК, ГидроОГК и т. д. На месте РАО будет два холдинга: холдинг распределительных сетевых компаний под контролем государства и холдинг дальневосточных энергосистем. Начальник департамента стратегии РАО «ЕЭС России» Алексей КАЧАЙ рассказал клубу региональной журналистики «Из первых уст» об итогах реформы.

Разделить и сложить по-новому

- Мы стремились к тому, чтобы энергетика стала отраслью, где в одной её части господствует частный капитал при наличии государственного контроля за его поведением. С другой стороны, там, где конкуренция невозможна, в отрасли должно присутствовать государство. Вся отрасль была разделена на две огромные части. Одна - та, где возможна конкуренция, и на то, что называется инфраструктурой, которая принципиально должна быть единой. Государство через вторые и третьи руки дотягивалось до региональных АО-энерго благодаря тому, что у государства был контрольный пакет в РАО «ЕЭС России», а у РАО - почти контрольный пакет в той или иной энергосистеме. При этом эффективную долю государства можно посчитать так: нужно умножить 0,49 в энергосистеме на 0,52 в РАО «ЕЭС России», и получается эффективная доля государства, если бы оно владело напрямую. Это блокирующий пакет. Государство не обладало правом проведения тех или иных решений. Только благодаря согласию других акционеров можно было реализовать изменения в электроэнергетике. Акционеры тоже имеют собственные бизнес-интересы и не обязаны следовать государственным решениям. Было много случаев, когда даже госорганы на местах могли не слушать центр и не выполнять решения федерального министерства. Так вот, инфраструктурные организации должны были оказаться полностью под контролем государства, чтобы не требовалось дополнительное корпоративное или иное согласование. Мы выделили ту часть, которая должна быть полностью подконтрольна государству. 100% акций системного оператора будет в руках государства. Федеральная сетевая компания будет включать в себя магистральную сеть в любом регионе нашей страны.

Каждая энергосистема была разделена на части. А потом каждая часть была укрупнена в те или иные компании. Так было с генерацией. Образованы единая федеральная магистральная сетевая компания, холдинг межрегиональных распределительных сетевых компаний. Сформирован системный оператор, единый как по функциональному признаку (ему подчинены все диспетчерские управления на всех уровнях), так и на правах собственности. Созданы сбытовые компании, работающие в каждом субъекте федерации. К ним любой потребитель, который хочет получить электроэнергию, может прийти и получить её по стандартному договору. Вот как будет работать общая система на базе единого конкурентного рынка.

Либерализация по закону

Иностранцы, несмотря на все уговоры, несмотря на то, что многие из них здесь с 2001 года заключали соглашения о сотрудничестве, не вложили ни рубля. Они боятся системы регулирования: когда существует политический регулятор, задающий порог цен. Именно поэтому в конце 2006 года было принято постановление о темпах либерализации. Только тогда инвесторы смогли серьёзно к этому относиться. Сейчас у них нет вопроса, случится или не случится либерализация, в каких принципах она будет работать, как будет работать тот или иной рынок. Сейчас у них есть другой вопрос: не остановится ли правительство? В ряде стран такое было. После выборов власть говорит: «Хватит либерализации. Давайте регулировать цены». Отрасль живёт ещё три года, потом компании начинают банкротиться, начинаются перебои. Правительство думает, откуда бы взять деньги. И идут индивидуальные проекты: кому-то что-то гарантируют, чтобы он построил станцию. Но не в рамках рынка в целом. Такие примеры были и в развитых государствах, например, в Канаде.

Соответственно, если либерализацию отменить или приостановить, мгновенно останавливаются инвестиции до принятия дальнейших решений, до получения иных гарантий, что компании смогут заработать. Соответственно, у нас законодательно закреплено, что недопустимо регулирование цен. С 2011 года, когда рынок будет полностью либерализован, только для населения остаются бюджетные дотации. Появился рыночный спрос на новые мощности и реальные источники финансирования их строительства. Мы уже получили более 800 млрд руб. частных инвестиций. Это громадные деньги, которые не могли приходить в отрасль, если бы не были понятны: а) компании, в которые можно вкладывать; б) правила игры. Только когда всё это соединилось в единое целое, люди стали готовы вкладывать в наши компании. Очень много вводов энергообъектов предусматривается в 2010-2011 годах. Фактически до 2020 года, исходя из генеральной схемы размещения объектов электроэнергетики, мощность энергетики России должна быть практически удвоена.

Риск монополии

Компании, у которых много денег, купили себе кусочек электроэнергетики. «Газпром», СУЭК, «КЭС-холдинг»... Дальше - «ваш выход, товарищ регулятор». Когда мы создавали ОГК и ТГК, то исходили из принципа, что компании должны быть максимально крупными. Тогда у них есть финансовые и технологические возможности и интерес инвесторов вкладывать в них деньги. Но планку, где возможна монополия, мы не переходили никогда. Когда уйдёт РАО «ЕЭС России» и прекратится это влияние, наверное, компании захотят обменяться активами, чтобы нарастить долю в одном регионе и снизить в другом. Либо собственники начнут ещё что-то приобретать. Тому же «Газпрому» невыгодно пускать газ других поставщиков на экспорт. В этой связи он не заинтересован пускать «ЛУКОЙЛ», «Сургутнефтегаз» и других. Эта ситуация, от которой мы ушли в электроэнергетике, в газовой сфере сохраняется. «Газпром» может потенциально на одни мощности давать газ, а на другие - «ой, внезапно мощность иссякла, к вам газ скоро поступать перестанет».

Чтобы таких ситуаций не было, 4 ноября 2007 года приняли поправки в закон об электроэнергетике, которые сильно увеличили полномочия регулятора и увеличили размеры штрафов, которые он может наложить: до 15% выручки компании в случае, если она использует во вред конкуренции монопольную власть. 15% - это не банкротство, но урок надолго. В течение года компания будет точно убыточной. Несколько периодов будет восстанавливать свою платёжеспособность. Такие штрафы переносить никому не хочется. Чем сложнее рынок, тем больше полномочий должно быть у регулятора, тем сложнее система регулирования. И мы, конечно, должны наращивать компетенцию регуляторов. Здесь будет и некоммерческое партнёрство совета рынков, где будут антимонопольные разбирательства между производителями и потребителями, чтобы не выносить сор из избы.


Вернуться
 

версия для печати

Авторизация пользователей

Пользователь:

Пароль:

Регистрация
Забыли пароль?



Голосование


Я выбираю Волгоград. За что?
Волга, рыба, раки, охота
Женщины, конечно
Брошу все и уеду... в Урюпинск, Москву, Рио-де-Жанейро
Это не я, это он меня выбрал

Деловое Поволжье. 2011 год.
Использование информации с ресурса невозможно без письменного разрешения администрации