13 Июня 2011 | Последнее обновление - 14.21 | www.dp-volgograd.ru

 

Главная

Свежий выпуск

Особый взгляд

Региональная политика

Политэкономия

Общество

Блогосфера

Последняя страница

О газете "Деловое Поволжье"

��нформация о газете

��стория

Архив газеты

Бизнес сообщество

Деловая Россия

ОАО "ГК"Москва"

Устав ОАО "ГК "Москва"

Сообщение об утверждении годового отчёта ОАО "ГК "Москва"

Годовая бухгалтерская отчётность

Банковские реквизиты

��нформация ОАО "Деловое Поволжье"

Устав ОАО "Деловое поволжье"

Текст годового отчёта

Годовая бухгалтерская отчётность

Реклама

Реклама в газете

Реклама на портале

Подписка

Бумажная версия

Электронная версия

Контакты


Кооперативная контрольная

Какова роль кредитной кооперации в экономике нашего региона, как на кооперативах отразился кризис, насколько нужен этой системе государственный контроль и как защититься от недобросовестных участников рынка? Состояние рынка КПК «Деловое Поволжье» осветило в статье «Кредиты для народа» («ДП» N20). Что думают сами кооператоры? Эти вопросы в редакции «ДП» обсудили участники круглого стола, посвящённого проблемам кредитной кооперации в Волгоградской области. Вела дискуссию главный редактор газеты Анна Степнова.

Вместо банка, лучше банка

- В Волгоградской области кредитная потребительская кооперация имеет более значительную историю, чем во многих других регионах России, возможно, поэтому КПК в регионе выполняют важнейшую экономическую функцию: на фоне недостаточной насыщенности банковскими услугами КПК восполняют этот пробел. Как вы считаете - действительно ли роль КПК так велика, или мы, журналисты, её переоцениваем?

А. Норов: Не переоцениваете. По данным статистики, суммарный баланс кооперативов, работающих в области, превышает 3 млрд рублей, сформирован портфель займов на сумму около 3 млрд рублей, число заёмщиков, которые на сегодня пользуются кредитом, судя только по одной ассоциации, приближается к 50 тысячам человек. Сельские кооперативы ежегодно выдают кредитов на сумму 2,7 млн рублей. К тому же, этот сегмент рынка неинтересен банкам. Например, в населённых пунктах Камышинского района, где проживают 700-800 тыс. человек, отделения Сбербанка работают один день в неделю или в лучшем случае через день. Но людям эти услуги нужны каждый день, и поэтому они просят увеличить перечень услуг кооперативов. Этого мы, к сожалению, в соответствии с законом, сделать не можем. Кое-где поставили свои терминалы, люди уже начали ими пользоваться: получая зарплату на карточки, перечислять её на вклад в КПК или в счёт погашения займа, а потом снимать деньги. Сегодня терминалы стоят в семи отделениях кооператива.

Е. Ковалёва: Наш кредитный союз к своему 10-летию подготовил для пайщиков небольшую статистику. Только нашим кооперативом за последние 5 лет поддержано 3 тыс. рабочих мест в предпринимательской среде Волгограда и создано 500 новых рабочих мест. Многие члены кооператива предоставляют рабочие места, тем самым обеспечивают занятость населения. А налогообложение, подоходный налог с каждого члена кооператива - это миллионы рублей.

В. Мешков: Кроме того, мы являемся проводником денежных средств между населением и малым бизнесом.

- В последнее время было много неприятных новостей о вашей отрасли: от банкротства до откровенного криминала. Наверное, это добавило вам сложностей в этот непростой период. Как кризис отразился на отрасли?

В. Мешков: У тех, кто сидит за этим столом, всё в порядке. Хотя мы в какой-то мере повторяем то, что происходит в банковской сфере. Осенью у банков был отток сбережений граждан - так и у нас. Например, у нашего кооператива он составил 20-25% от общего портфеля. С начала года начался рост просроченных долгов. Это объективное проявление кризиса. А кооперативы «Росгражданкредит» и «Равенство. Гарантия. Стабильность», у которых сейчас большие проблемы, полагаю, изначально создавались с неблагонадёжными целями. Там, где принимают сбережения под 40-60% годовых, по-моему, это очевидно. И проблемы у них начались до кризиса, и если бы его не случилось, рано или поздно с ними это всё равно бы произошло.

А. Мишко: Кооперативы, которые рухнули с таким капиталом, изначально создавались не с теми целями: возможно, у их создателей были намерения обогатиться за счёт создания финансовой пирамиды. Но присутствующие здесь представляют кооперативы, которые работают по закону о кредитной кооперации и преследуют её основные идеи и цели - финансовую взаимопомощь пайщиков.

М. Лымарев: В любой отрасли есть подделки: квази-кооперативы, квази-ООО, непонятные заводы. Они пользуются чужим имиджем. С этим мы и столкнулись: пользуясь названием кредитного кооператива, по факту эти организации таковыми не были. Если разобраться в их деятельности, выяснится, что они абсолютно не соответствуют ни федеральному закону, ни тем кооперативным принципам, на которых держится кооперация. Главный принцип - это финансовая взаимопомощь. Необходимо оградить рынок от таких недобросовестных участников.

Междузаконье

- Это недосмотр правоохранительных органов или особенности законодательства? Вообще многообразие законодательной базы, которую используют КПК, на пользу отрасли или во вред?

А. Морозов: В 1995 году приняты два областных закона - о КПК граждан и о сельскохозяйственных кооперативах. Они предусматривали региональное областное лицензирование в этой отрасли и достаточно жёсткий контроль со стороны комитета экономики администрации области в форме регулярной отчётности. Эти законы действовали вплоть до 2001 года, когда был принят федеральный закон. Кстати, во второй половине 90-х годов никаких скандалов, связанных с КПК, не было. В тот период банки ещё не вели потребительское кредитование граждан. Это стало естественной нишей для городских кооперативов. А в сельской местности банки и сейчас почти не работают. В начале этого десятилетия всё изменилось: федеральный закон о КПК отменил лицензирование, предусмотрев создание на федеральном уровне контролирующего органа, который до сих пор не создан. И из действующих федеральных органов тоже никто не назначен. Естественно, всё это время комитет по экономике просто изображал контроль, но на самом деле ничего не контролировал. В то же время, в текущем десятилетии банки занялись потребительским кредитованием граждан, особенно в городах. Эти два наложившихся фактора привели к следующему: для части кооперативов, особенно в крупных населённых пунктах, начала исчезать естественная ниша деятельности. КПК - это фактически микробанки узких сообществ. Если их развить во всей России, то их получится несколько десятков тысяч. А контролировать и регулировать такое количество просто нереально. Но необходимо. Поэтому нужно в первую очередь исправлять недостатки федерального закона. Да, общие правила игры должно устанавливать государство. Поскольку ни один кооператив в России не переходит границы своего региона, в законе должна быть прописана передача лицензирования и контроля на региональный уровень. Общие правила формулирует федерация, все конкретные действия выполняет регион. По этому поводу уже больше года общественная палата Волгоградской области вносит свои предложения, но пока их не приняли. Понятно, что на федеральном уровне их не слышат, и власти сидят сложа руки. Та беда, которая случилась с некоторыми кооперативами, - это последствия отсутствия контроля. Таким образом, нужно инициировать изменение федерального закона о кредитной кооперации. Если это получится, то только через 2-3 года.

А. Норов: То, что закон не совершенен, мы поняли давно - в 2006 году при Министерстве финансов РФ была создана рабочая группа. Состоялось первое чтение закона о кредитной кооперации, который должен закрыть пробелы. Второе чтение назначено на 22 июня. Толчком к ускорению процесса стало выступление премьер-министра 21 апреля на Всероссийской конференции по поддержке малого и среднего бизнеса, где он сказал, что надо ускорить принятие закона о кредитной кооперации и микрофинансовых организациях. У нас же ничего не двигается, пока первое лицо не скажет. С выходом закона кооперативы обязаны будут в течение года привести свои нормативные документы в соответствие с законом. Для этого будут создаваться саморегулируемые организации - СРО. Хотя кооператив вроде бы тоже саморегулируемый, но, как известно, пайщики не слишком активно участвуют в управлении КПК. Они активизируются, лишь если им не отдают деньги. СРО должна объединять не менее ста кредитных кооперативов, либо не менее пяти кооперативов, которые объединяют 100 тыс. пайщиков. А помимо этого кооперативы, объединяющие более 5 тыс. членов, будут контролироваться напрямую регулятором, то есть государством.

Лучше меньше, да лучше

- Как кооперативы будут жить в условиях саморегулирования? Возможно ли в рамках саморегулирования защитить их от непрофессионализма и недобросовестных участников?

А. Норов: Многие просто уйдут с этого рынка. Это показывает опыт других стран - Польши, Украины, Ирландии. На Украине до появления саморегуляторов было 1600 кооперативов, после стало 680. Но активы всей системы кооперации выросли в 2-3 раза, к ним стало больше доверия, стало невозможным существование пирамид в этой форме. Мы предполагаем, что когда система выстроится, вполне возможно исключение лицензирования. Но пока что государство планирует таким образом почистить рынок. Тот самый закон предполагает концепцию развития структуры микрофинансирования РФ, рассчитанную на 2009-2014 годы. Как уже сказано, сейчас закон проходит второе чтение, и когда его примут, у КПК будет два года, чтобы привести свою работу в соответствие с законом.

- Тем не менее, если даже закон вступит в силу с 2010 года, кредитной кооперации нужно жить по нынешним правилам минимум два года. Могут ли волгоградские ассоциации кооперативов взять на себя миссию подготовки отрасли к новым правилам - возможно, через ввод каких-то добровольных ограничений на переходный период?

А. Норов: Ассоциации нам будут нужны и после создания СРО. Саморегулируемая организация не вправе лоббировать интересы кооперативов перед регулятором, а общественное объединение вправе. Может быть, не все нормативы будут для нас приемлемы, возможно, надо будет выступать инициатором снижения или усиления контроля. Так работают во всём мире.

В. Мешков: В области есть 4 ассоциации. Было бы неплохо, чтобы была одна или две. Это не тот случай, когда на 20 кооперативов может быть 10 ассоциаций.

А. Норов: Комитет экономики пытался нас объединить. Тогда мы не находили точки соприкосновения по ряду причин. Например, в ассоциации был кооператив, который у меня вызывал сомнения. Я не хочу объединяться с тем, кто может не выполнить своих обязательств. В Волжском был кооператив, который нам пришлось спасать: другие кооперативы объединили усилия, чтобы он выполнил обязательства перед пайщиками. Название сменилось, но люди не пострадали, получив свои деньги. Сегодня у нас 7 кооперативов, 90 тыс. пайщиков и более миллиарда активов. Все кооперативы работают в обычном режиме, и контроля мы не боимся. Это похоже на дорогу: я еду по правилам, а рядом лихачат, попадают в аварии, сбивают других, цепляют нас в том числе. И поэтому мы все за то, чтобы упорядочить рынок, защитить людей от соблазнов руководителей КПК.

В. Мешков: В области 218 кооперативов. Среди них есть и такие, чьи руководители были судимы за мошенничество. Элементарно, по-моему, что такого не должно быть. Как с этим бороться?

А. Норов: Новый закон предусматривает критерии для руководителей. Согласно ему, СРО выстраивает требования, которые должны соблюдать кооперативы-участники. Прописаны требования и к руководителям: высшее образование, опыт работы, отсутствие судимостей. Если кооператив не вступил в СРО, ему остаётся только ликвидироваться. Порядок ликвидации тоже прописан в законе.

В. Мешков: Сегодня самый подходящий момент для того, чтобы провести серьёзную конференцию с участием руководителей кооперативов и людей, тесно связанных с потребительской кооперацией в регионе, людей во власти, которым мы доверяем. Это возможность услышать их мнение, а их содействие в наших попытках достучаться до верхних эшелонов власти было бы для нас полезно.

А. Норов: Кроме того, как раз сегодня мы можем показать всем, что пережили самый тяжёлый период, что у нас всё хорошо. Это необходимо, чтобы доказать нашу работоспособность и развернуть общественное мнение в нашу сторону.

Участники круглого стола:

Александр Норов, директор кредитно-потребительского кооператива «Честь», г. Камышин

Елена Ковалёва, директор кредитного союза «Интеллект»

Вадим Мешков, директор КПКГ «Кредитный союз «Царицынский Пассаж»

Андрей Мишко, директор КПКГ «Станичник»

Михаил Лымарев, председатель совета Волгоградской ассоциации кредитно-потребительских кооперативов

Александр Морозов, член Общественной палаты Волгоградской области, президент НПФ «Империя»


Вернуться
 

версия для печати

Авторизация пользователей

Пользователь:

Пароль:

Регистрация
Забыли пароль?



Голосование


Я выбираю Волгоград. За что?
Волга, рыба, раки, охота
Женщины, конечно
Брошу все и уеду... в Урюпинск, Москву, Рио-де-Жанейро
Это не я, это он меня выбрал

Деловое Поволжье. 2011 год.
Использование информации с ресурса невозможно без письменного разрешения администрации