13 Июня 2011 | Последнее обновление - 14.21 | www.dp-volgograd.ru

 

Главная

Свежий выпуск

Особый взгляд

Региональная политика

Политэкономия

Общество

Блогосфера

Последняя страница

О газете "Деловое Поволжье"

��нформация о газете

��стория

Архив газеты

Бизнес сообщество

Деловая Россия

ОАО "ГК"Москва"

Устав ОАО "ГК "Москва"

Сообщение об утверждении годового отчёта ОАО "ГК "Москва"

Годовая бухгалтерская отчётность

Банковские реквизиты

��нформация ОАО "Деловое Поволжье"

Устав ОАО "Деловое поволжье"

Текст годового отчёта

Годовая бухгалтерская отчётность

Реклама

Реклама в газете

Реклама на портале

Подписка

Бумажная версия

Электронная версия

Контакты


Брак в нашем городе

Прочность проверяется на изломе, а нравственность - в суде. Истории разводов дают представление о том, каковы нравы в семьях. О своей практике ведения бракоразводных процессов «ДП» рассказала заведующий филиалом 75 Волгоградской межрайонной коллегии адвокатов Светлана ОСТАЛЬЦЕВА:

«Всё моё - моё»

- В нашей стране, к огромному сожалению, заключение брачного контракта не принято, и ложное стеснение приводит к большим проблемам, когда корабль любви пошёл ко дну. В этом случае хороший адвокат обязательно разъяснит обеим сторонам, что если они разойдутся мирно, потери обоих будут намного меньше, чем после судебной тяжбы. И что именно в этих случаях всё тайное обычно становится явным, а нечестность всё равно будет разоблачена. Тем не менее, борьба за имущество оборачивается большими потерями. Даже общие дети становятся инструментом в борьбе супругов за квартиру и машину. Очень часто мужья занимают позицию рвача: я работал, а ты что сделала, кроме того, что родила детей? В суде эта обычная бытовая фраза приобретает глупый смысл. Семейный кодекс гласит: независимо от того, кто из супругов где и кем работал, имущество, нажитое в браке, принадлежит им поровну. Не желающие делиться супруги находят множество уловок, но в конечном счёте они оказываются бессмысленными. Пара, прожив 20 лет, разводится. Супруг решил разделить имущество по принципу «всё моё - моё, всё твоё - моё». И пока супруга готовила иск о разделе имущества в соответствии с законом, он подал иск о разводе и определении места жительства детей - естественно, с ним. В исковом заявлении он исказил её адрес, из-за чего она не получала повесток в суд и, естественно, не являлась на заседание. Потом он смилостивился, позвонил супруге, и сказал, где и когда будет заседание. На судебном заседании на жену был вылит ушат помоев, и им было заявлено, что она ездила за границу, чтобы встретиться с любовником. Тогда судье были предоставлены документы о том, что та поездка была служебной командировкой, и не на месяц, как утверждал ранее на беседе муж, а на семь дней, из них пять рабочих, а два - дорога туда и обратно. А затем выяснилось, что и место жительства детей фактически определено, у семьи было две квартиры, одна поприличнее, в ней остался муж, а вторая поскромнее - туда и ушла супруга, естественно, с детьми. А детям - 11 и 16 лет, они уже в состоянии сами решить, где жить и сколько. Опекунский совет установил, что дети свободно общались с папой, условия у них совершенно нормальные, и никаких причин принудительно определять их место жительства просто нет. В суде это было доказано и подтверждено соответственно. И в исковом заявлении в этой части мужу было отказано.

Скелеты из шкафа - наружу

Почему-то в суде проявляются самые плохие качества, заложенные в людях. Например, инициатор развода - супруга - ввела суд в заблуждение, предъявив свою бабушку, которой она якобы должна большие деньги, которые она занимала, будучи в браке. Суд решил, что бабушке полагается доля квартиры, в которой проживала внучка с супругом. В судебном заседании истица заявила, что не знает, где живёт её муж. Но параллельно подала другой иск - о выселении супруга, который, оказывается, всё это время жил в той же самой квартире. Адвокат супруга вскрыл все обстоятельства дела. Права супруга удалось защитить, решение суда «про бабушку» было отменено, в иске о выселении отказано, при разделе имущества ему предоставлено 50% долей квартиры. А если бы вступило в силу решение суда с учётом доли бабушки, то ему бы досталось всего 9%. Я всегда настаиваю, чтобы разводящиеся супруги пришли ко мне вдвоём. В ходе процесса мне всё равно станут известны все «скелеты в шкафах». Редко, но бывают пары, которые приходят вместе. И тогда я делаю всё возможное, чтобы с малой кровью выйти из спорной ситуации. Всегда настаиваю на мировом соглашении. Оно выгоднее разводящимся супругам, поскольку даёт возможность определить свои интересы каждому. Может быть, кому-то именно этот предмет обихода по каким-то причинам дорог. Можно поговорить и о том, что кому-то нужна машина, а кому-то всё же лучше деньги. И так далее. Например, в деле при разделе двух квартир и пяти автомобилей супруг объявил, что ни одной машины жене давать не хочет. Хотя ей нужна была машина, хотя бы для того, чтобы возить общих детей в школу. Судья обычно прислушивается к мнению сторон. Но если звучит позиция «всё моё - моё», судья решает по своему усмотрению и согласно закону. В данном случае судья спросила у женщины, какой именно автомобиль из пяти она хочет получить. Она чётко ответила, и эта машина по судебному решению ей и была передана. А положенная часть остального имущества была присуждена ей в деньгах. Махинации, как правило, выходят бо ком. Моя клиентка подала иск о разделе имущества. В судебном заседании появляется документ - нотариально заверенное согласие супруги на продажу квартиры, якобы подписанное ею несколько лет назад. Клиентка утверждает, что ничего подобного не подписывала и у этого нотариуса никогда не была. Пришлось добиваться приостановления судебного заседания, требовать проведения соответствующей экспертизы, для дальнейшего признания сделки купли-продажи ничтожной. Ведь выяснилось, что квартиру муж продал своей матери за ничтожные деньги. Просто чтобы увести её от общей массы имущества, подлежащего разделу. Почерковедческая экспертиза, проведённая по моему настоянию, показала, что подпись жены была подделана. Сейчас стоит вопрос, была ли подделана нотариальная печать, либо нотариус принимал участие во всём этом. Но это уже несколько иное - это предмет Уголовного кодекса.

Жульничать - невыгодно. По решению суда при разводе жене была присуждена машина, муж обжаловал это решение во всех инстанциях, но проиграл, решение вступило в законную силу. После этого он взял и продал машину, причём, как мы думаем, заинтересованному лицу: поскольку они хорошие приятели, есть основания считать, что покупатель знал о ситуации, а значит, это сговор. Дело передано в правоохранительные органы. Но супруг сделал это всё зря ещё и потому, что в решении суда помимо списка имущества обязательно есть и его оценка. И если автомобиль стоит 1,5 миллиона рублей (согласно оценке - в материалах дела), то муж, пытаясь укусить бывшую жену и не дать ей именно эту машину, всё равно теряет - но уже в деньгах. В соответствии с законодательством (и такие ситуации в нём предусмотрены) с него будет взыскана стоимость данного имущества. То есть 1,5 миллиона. Какой смысл продавать машину за смешные деньги и скрывать её таким образом?

Без любви, но полюбовно

Самое сложное - раздел бизнеса. Семейный кодекс гласит, что любые паи, капиталовложения, акции могут быть предметом раздела, если нажиты в период брака. Поскольку обычно бизнесом правят мужчины, они, не желая видеть бывших жён в партнёрах, пытаются представлять поддельные документы о том, что якобы эти акции кому-то проданы, затем перепроданы. Но если супруг не хочет делиться добровольно и полюбовно, судья решает передать другому супругу 50% акций либо долей в уставном капитале. В этом случае гораздо выгоднее договориться. Мировым соглашением вы можете сами оценить стоимость своего бизнеса, предложив супругу (либо супруге) приемлемую для обоих компенсацию. А вот если дело дойдёт до судебного решения, то рассчитываться придётся по рыночной стоимости ценных бумаг или долей в бизнесе на сегодняшний день, а не на момент, когда они выпускались или было создано ООО. И если один из супругов захочет скрыть это имущество от раздела, перепродав свои доли в период, когда идёт суд или после него, в неприятную ситуацию попадают и те, кто купил эти доли в этот период. А поскольку для определения рыночной стоимости бизнеса придётся проводить принудительный аудит, нет гарантий, что попутно не всплывут ещё какие-нибудь нарушения. Но это не значит, что мужчины в бракоразводных процессах всегда неправы. Достаточно часто я сталкиваюсь с ситуацией, когда папа безумно любит детей, он готов платить алименты и встречаться с детьми. А вот мама не понимает всей прелести положения: ваш ребёнок не с чужим дядей, а с родным папой, а вы, девушка уже свободная, так как в разводе, можете заняться собой, посидеть с подругой, в конце концов, повстречаться с молодым человеком. Мне пришлось участвовать в таком деле, где мама категорически не разрешала папе встречи с сыном. При этом в папиной квартире у сына была отдельная комната, обставленная всем необходимым для ребёнка. Пришлось через суд доказывать, что папа прав. Хотя в суде мама заявляла, что у папы с головой не всё в порядке, требовала сделать запросы в медицинские учреждения и так далее. Достойно повёл себя представитель опекунского совета. Он сказал: вы заблудились в ненависти друг к другу, но причём здесь ваш 5-летний сын? Если вы его так любите, как говорите, найдите решение. Не малыша же тащить в суд Причём ребёнок обычно и так остро чувствует конфликтность ситуации, он по-своему понимает, что в его жизни произошли изменения, может даже заболеть от этого. И опекунский совет, и суд пришли к выводу, что папа заслужил своё право общаться с сыном. Теперь отец счастлив, он видится с ребёнком. И мама уже довольна, у неё появилось свободное время, а папа, оказывается, не такой уж и плохой.

Но и женщины не всегда неправы. Нередки случаи, когда муж оформляет всю собственность (и движимую, и недвижимую) на жену. А при разводе возникает вопрос: вдруг не отдаст, не захочет делиться? Муж начинает шантажировать её, обычно почему-то угрожая лишить родительских прав. Но, слава богу, в нашей стране не так просто лишить женщину родительских прав. Для этого надо иметь более чем серьёзные основания. Но он продолжает угрожать и ей, и родственникам, говорить, что, если ей дорога жизнь ребёнка, она должна отказаться от имущества, которое было на неё оформлено. Но сама женщина и так постоянно твердила о том, что ей вообще ничего не надо. Она даже забыла о том, сколько реально на ней числилось имущества, в том числе и за рубежом - а как показали адвокатские запросы, оно имелось - и предприятие, и недвижимость. Несмотря на то, что дело было перспективным, женщина отказалась от претензий на свою долю имущества, и я как адвокат и как человек согласилась с её позицией. А она сказала чётко: жизнь ребёнка и покой семьи ей дороже собственности, которую она всю переписала на мужа. Муж получил всё, что хотел. Но как на всё это посмотрит его сын, когда вырастет? Дети тоже имеют право судить, в том числе и родителей.


Вернуться
 

версия для печати

Авторизация пользователей

Пользователь:

Пароль:

Регистрация
Забыли пароль?



Голосование


Я выбираю Волгоград. За что?
Волга, рыба, раки, охота
Женщины, конечно
Брошу все и уеду... в Урюпинск, Москву, Рио-де-Жанейро
Это не я, это он меня выбрал

Деловое Поволжье. 2011 год.
Использование информации с ресурса невозможно без письменного разрешения администрации