13 Июня 2011 | Последнее обновление - 14.21 | www.dp-volgograd.ru

 

Главная

Свежий выпуск

Особый взгляд

Региональная политика

Политэкономия

Общество

Блогосфера

Последняя страница

О газете "Деловое Поволжье"

��нформация о газете

��стория

Архив газеты

Бизнес сообщество

Деловая Россия

ОАО "ГК"Москва"

Устав ОАО "ГК "Москва"

Сообщение об утверждении годового отчёта ОАО "ГК "Москва"

Годовая бухгалтерская отчётность

Банковские реквизиты

��нформация ОАО "Деловое Поволжье"

Устав ОАО "Деловое поволжье"

Текст годового отчёта

Годовая бухгалтерская отчётность

Реклама

Реклама в газете

Реклама на портале

Подписка

Бумажная версия

Электронная версия

Контакты


Настойка от погибели

Когда аптека находится прямо в доме, в котором живёшь, это довольно удобная штука. Если что, не надо никуда далеко бежать, таблетки, капли, йод-зелёнка и всякое такое прямо под боком. Но с некоторых пор такую аптеку, расположенную аккурат внизу под моими окнами, я начал избегать.

С ассортиментом там всё в порядке, и фармацевты приветливые. Чистенько, светло. Только вот запах Теперь вместо ожидаемого запаха медикаментов там висит стойкое амбре застарелого перегара. В маленькой аптеке сменился клиент. И клиент этот признаёт только одно лекарство - спиртовую настойку боярышника. В пузырёчках, словно рассчитанных по своему объёму на одну дозу, приём в один глубокий и жадный глоток. «Брынцаловка», как её называют в народе, оказалась той самой панацеей, формулу которой безуспешно пыталось найти не одно поколение средневековых алхимиков и высоколобых фармакологов современности. Лекарство от всех болезней. И от самой смертельной из них - жизни. К аптечному окошку за ней подходят мужчины и женщины, опустившиеся и ещё не совсем, чаще по одному. Очередей не устраивают, дожидаясь терпеливо собутыльников-сопузырёчников перед входом на улице. Когда обращаются за желанным зельем, часто ничего не говорят. Предъявляя как пароль, высыпают из заскорузлых ладоней мелочь. Также молча забирают флакончики, которые опорожняют за углом. В одиночку, вдвоём, не чокаясь и без разговоров. Похоже, в наступивший век прагматизма даже в вечной картине родного русского пьянства что-то неуловимо изменилось. У алкоголиков стали совсем другие лица. Портвешок, «беленькую» и «сухарик» больше не сопровождают разговоры о глубоком взаимном уважении. Изменился даже смысл поиска. Раньше искали партнёра по коллективной инвестиции в пол-литру и с ним же делили приобретённый капитал. Теперь каждый в одиночку сшибает у прохожих мелочь, и чаще в таком же одиночестве отправляется в ближайшую аптеку. Но тот, который перехватил меня утром по пути из подъезда до парковки, удивил по-настоящему. Лет пятидесяти, сносно выбритый, в чистой одежде и даже начищенной обуви (инженер, учитель, бухгалтер, отставной военный?). Его намерения в отношении меня выдавали лишь глаза. Такие глаза есть только у сильно пьющих. Влажные и одновременно подёрнутые плёнкой, как у рыбы, навсегда вырванной из родной водной стихии. Он не клянчил. Он вообще ничего не просил. Просто тихо сказал одно слово: «Погибаю...» Тихо так, без сантиментов, просто констатируя факт. Получив требуемое, он со всем возможным в этой ситуации достоинством молча развернулся и направился к аптеке.

Туда, где есть лекарство, туда, где «спасают» погибающих.

Виктор ПИЛИПЕНКО


Вернуться
 

версия для печати

Авторизация пользователей

Пользователь:

Пароль:

Регистрация
Забыли пароль?



Голосование


Я выбираю Волгоград. За что?
Волга, рыба, раки, охота
Женщины, конечно
Брошу все и уеду... в Урюпинск, Москву, Рио-де-Жанейро
Это не я, это он меня выбрал

Деловое Поволжье. 2011 год.
Использование информации с ресурса невозможно без письменного разрешения администрации