13 Июня 2011 | Последнее обновление - 14.21 | www.dp-volgograd.ru

 

Главная

Свежий выпуск

Особый взгляд

Региональная политика

Политэкономия

Общество

Блогосфера

Последняя страница

О газете "Деловое Поволжье"

��нформация о газете

��стория

Архив газеты

Бизнес сообщество

Деловая Россия

ОАО "ГК"Москва"

Устав ОАО "ГК "Москва"

Сообщение об утверждении годового отчёта ОАО "ГК "Москва"

Годовая бухгалтерская отчётность

Банковские реквизиты

��нформация ОАО "Деловое Поволжье"

Устав ОАО "Деловое поволжье"

Текст годового отчёта

Годовая бухгалтерская отчётность

Реклама

Реклама в газете

Реклама на портале

Подписка

Бумажная версия

Электронная версия

Контакты


Город на мине

Экспертный совет конкурса «Волгобрэнд-2006» в числе важнейших проектов, продвигающих глобальный брэнд «Волгоград», назвал составление генерального плана города. Предприниматели знают, что, несмотря на бурные споры вокруг плана, работа проделана огромная. И очень нужная. Победитель «Волгобрэнда», заместитель главы Волгограда, председатель комитета по архитектуре и градостроительству Алексей АНТЮФЕЕВ рассказал «ДП» о судьбе генплана и о многом другом.

Генплан в зеленых тонах

- Алексей Владимирович, в какой стадии работа над генпланом?

- 25 января истек предписанный законом срок внесения предложений и поправок. Теперь формируется пакет документов, который администрация города внесет в городскую думу. Дальше пойдет рассмотрение в ее комитетах.

- Дума еще может внести поправки или уже нет?

- Дума будет заниматься «Правилами застройки и землепользования», проект, выполненный в соответствии с генпланом, готов. «Правила» будут вынесены на публичные слушания, и если какие-то поправки будут внесены в них, то изменения могут повлиять и на содержание генплана. И генплан, и «Правила» открытые и живые документы, и если будут возникать новые проекты и идеи, будут поправки.

- На публичных слушаниях по ген плану было ощущение, что абсолютное большинство предложений и замечаний горожан касалось экологии. Это действительно так?

- Так, но связано не только с количеством деревьев в городе. Традиционное психоэмоциональное состояние горожанина проявляется в дискуссиях о том, как человек идентифицирует себя с окружающим пространством. Мечта горожанина жить в частном обустроенном доме, окруженном экологически безопасной средой, и в то же время пользоваться всеми благами цивилизации, которые есть только в городе. Пока в нашей стране эти понятия, как правило, взаимоисключающие, но они всегда присутствуют в мечтах горожан видеть свой город таким местом. Как говорил Аристотель, город единство непохожих. Среди этих непохожих есть такие, кто хочет жить в многоэтажном доме и представляет себе город как урбанистическое образование, другой хочет жить в малоэтажном доме, третий хочет что-то еще. В дискуссиях об оптимизации антропогенного и природного ландшафта и заложен потенциал развития города. Эта вечная проблема взаимодействия города и природы в генплане бросается в глаза в буквальном смысле. Если горожанин видит генплан, на котором нарисовано много зелени, буквально зеленой краской, ему нравится увиденное, а если зеленого не так уж много, хочется, чтобы было больше. Но и красный цвет не исключает зеленые насаждения на застроенных территориях.

- А были ли какие-то концептуальные поправки в генплан, принятые по итогам его публичного обсуждения?

- Главное, о чем мы договорились на публичных слушаниях, мораторий на размещение объектов в зеленых зонах. Хорошо бы, конечно, новые зеленые зоны создавать, но нам хотя бы сохранить то, что есть.

- Что такое зеленая зона? Парк, сквер? Три тополя у дома?

- Это территория с определенным статусом, установленным законом об особо охраняемых ландшафтах. Это Горная Поляна, Григорова, Чапурниковская балки и так далее. Есть и еще немало природных территорий, которые должны получить такой статус. Это так называемая балочная сеть, естественные коридоры проветривания, по которым степь выходит к Волге, а внутрь города попадает свежий воздух. В свое время были приняты не очень удачные градостроительные решения, когда дамбами были перекрыты русла этих балок. Один из вариантов городского развития, и мы будем над этим работать, открыть эти коридоры. Например, пойму реки Царицы рассматривать не как инвестиционно-привлекательную зону для застройки, а как экологический коридор. То же самое касается Мокрой Мечетки, Ельшанки, которую уже, к сожалению, засыпали песком... А ведь сейчас у нас идет, образно говоря, битва за пойму Царицы, потому что слишком велика сила инвестиционного давления на город. Некоторым так хочется застроить эту зону, что на администрацию пишут жалобы в прокуратуру за препятствия в хозяйственной деятельности.

- На какой срок введен мораторий?

- До утверждения правил застройки и землепользования, которые определят правовое зонирование. Территория города разделена на кварталы, и внутри них предусмотрено размещение тех или иных функций. Это ориентир для инвестора какое место для чего предназначено, где строить торговый центр, а где жилой дом. Правила застройки это юридический документ, с которым можно идти в суд, а генплан в случае конфликта в суд не понесешь, это документ общественного согласия. По вытекающим из генплана правилам город будет дальше развиваться. Инвестор будет знать, что, где и как можно строить. Допустим, у нас есть территория общественного пользования, предусматривающая размещение в ней зеленых насаждений и сопутствующей инфраструктуры кафе, аттракционы и так далее. А вы хотите построить там торговый центр. Сейчас этого сделать нельзя, так как ваш объект не соответствует целевому использованию участка. Но вы можете рискнуть. Заказать проект, убедить горожан на публичных слушаниях... И если вы сумели все это сделать, то глава администрации вносит предложение в городскую думу, а дума, рассмотрев эти документы, принимает законодательный акт. Закон устанавливает цепочку как в одну, так и в другую сторону: от установления статуса территории до его изменения. Это сложная и длинная процедура, но такова мировая практика. Пока у нас принято действовать иначе: инвестор выходит на площадку, начинает что-то строить... Потом ему строить не дают, он теряет кучу денег, времени, и все потому, что процедуры не были соблюдены. Некоторых наших застройщиков по инерции новые правила не очень интересуют, они их в бизнес-план не закладывают.

Зоны нарисовали фломастером

- Риски тоже, по-вашему, надо закладывать? Есть примеры, когда предприниматель года два тратит на получение документов для строительства, а когда строительство идет полным ходом, администрация под давлением жильцов отменяет свое решение. Потом предприниматель докажет свое право строить, но время... деньги... нервы...

- Горкомархитектура свои решения не отзывает. Если так случается, значит, есть основания.

- Безусловно. Но можно отстаивать свою позицию, доказывать, что мы сделали все правильно, а можно махнуть рукой, мол, разбирайся сам.

- Я вообще-то против того, чтобы давать задний ход правовым процессам. Чтобы не создавать прецедентов, вокруг которых возникают спекуляции, в том числе и со стороны жильцов. Но мы работаем в правовом поле, и не все зависит от нас. Я часто слышу вопрос: куда смотрел главный архитектор?! Должен вам заметить, что у нас в стране нет должности «главный архитектор города». Есть руководитель соответствующего подразделения администрации. А раз так это определенные рамки полномочий, что-то сверх того значит, это превышение полномочий. И соответствующие органы нас могут поправить. Главные архитекторы появились в 1943-45-х годах, когда надо было восстанавливать разрушенные города, у них были особые полномочия, и решения они могли принимать вплоть до силовых, потому что полностью отвечали за облик городов. Вот вам пример. У нас до сих пор нет историко-архитектурного плана города как документа, регламентирующего использование охранных зон памятников истории и архитектуры. Этот документ должен был сделать областной комитет по культуре, определив в том числе и финансирование этого плана. И город вынужден был сделать такой документ по собственной инициативе. Без историко-архитектурного плана невозможно, например, запретить ставить павильоны в центре города. Поэтому мы в 2004 году нарисовали эти охранные зоны фломастером, утвердили как временные охранные зоны ансамбля Аллеи Героев, но это решение было оспорено. А если мы не даем кому-то ставить очередной рекламный щит, то получаем внушение, поскольку нарушаем антимонопольное законодательство: раз кому-то можно, то и всем теперь можно. Когда мы говорим, что застройщики два года оформляли, а потом решение у них отозвали, значит, они что-то не учли. Мы много об этом говорим, но нас редко слышат. Вы собираетесь строить ресторан? Поработайте с жильцами, учтите их интересы. Поставьте щит, напишите, что здесь будет ресторан. А у нас все стараются как-то потихонечку все сделать.

У Волги для вас земли нет

- Новый генплан Волгограда предполагает вывод промышленных объектов за пределы города. Идея красивая, но где стимулы? Где тот кнут и где тот пряник, который заставит, например, «Красный Октябрь» перенести сталеплавильные печи в степь?

- В роли и кнута, и пряника выступает сам генплан, обозначивший новый статус бывших промышленных территорий как общественно-деловых зон. Любая реконструкция, строительство промышленных объектов в этих зонах ограничиваются, поскольку это нецелевое использование земельного участка. Там могут располагаться офисы, бизнес-инкубаторы и многое другое, но не промышленные объекты. Раньше города строились по другому принципу сначала заводы, потом все остальное, теперь принципы развития изменились, город это прежде всего комфортная среда проживания. У каждого предприятия должна быть стратегия развития на 5, 10, 20 лет вперед исходя из функционального зонирования конкретной территории. С новым генпланом развитие заводов в прибрежной зоне становится проблематичным. Тем более что производство, занимающее дорогую землю вдоль Волги, да еще размазывающее цеха на обширных площадях, не может быть конкурентоспособным. Жизнь сама подталкивает к новым решениям. Владельцы производственных объектов сами инициируют изменение назначения территорий.

- Про многие предприятия можно сказать, что они не стоят той земли, которую занимают. Вы считаете, что рынок все расставит по местам?

- Процесс идет. С 2008 года муниципалитеты не смогут предоставлять земельные участки без градостроительной документации, основанной на генплане. Честно говоря, я не ожидал, что идея выноса заводов из черты города будет воспринята горожанами так спокойно. На публичных слушаниях за освобождение берега Волги высказалось абсолютное большинство.

- Горожане хотят жить в чистом городе, а промышленники знают, что строгость российских законов искупается необязательностью их исполнения.

- Тем не менее, назад пути нет. Мы за развитие промышленности, но горожане не хотят, чтобы производство, тем более экологически опасное, выходило к Волге, занимая лучшие земли. И любой инвестор, принимая решение о вложениях в проект, может посмотреть генплан и увидеть, что через несколько лет в этом месте завода не будет. Зачем же его развивать? Но зато владелец предприятия понимает, что у него есть огромный ресурс земля в городе, и этот ресурс позволяет ему перенести предприятие куда угодно, расположив его там, где это экономически оправдано. Например, там, где это предусмотрено генпланом Волгограда, в его северной и южной частях. Волгоград должен использовать свое географическое положение, быть узлом-распределителем, а не цепляться за советскую систему размещения производственных сил, при которой транспортные издержки не имели никакого значения. Волгоград это логистический центр крупнейших торговых марок именно в силу своего географического положения. Такой бизнес создает рабочие места, не нанося вреда окружающей среде.

Где наша карта минного поля?

- На заседании клуба «Деловое Поволжье» вы сказали, что культура бывает нравственной и безнравственной. К архитектуре это относится?

- Нравственны решения, принимаемые с учетом отдаленных последствий. В архитектуре безнравственны сиюминутные, скоропалительные решения.

- Вроде строительства двух стеклянных павильонов на Аллее Героев.

- Но обратите внимание, что даже при нашей правовой беспомощности в отношении этих павильонов остальные четыре мы так и не дали построить.

- А их должно было быть шесть?

- Прежней администрацией города было согласовано именно шесть. Мы действовали здесь в рамках договоренности с хозяйствующим субъектом. Вот если бы эта зона была прописана как охранная, никаких павильонов там бы не было.

- Я против того, чтобы чиновники указывали, кому и как строить. Но есть вкус, на который кое-кто наступает ради скорой прибыли. В городе появляются уродливые объекты. Стеклянный павильон с банковским офисом, втиснутый между домами сталинской постройки, по-моему, это пошло. Можно как-то этому противостоять?

- Вы говорите про улицу 13-ю Гвардейскую? Тоже объект из прошлой жизни. Построен с разрешения прежней администрации планировали магазин, что-то не сложилось, продали, банк его достроил... Мне одно время хотелось, да руки не доходят, написать статью обо всем этом и назвать «Заминированный город». Мины были заложены много лет назад, а сработали сегодня. Это к вопросу о нравственных последствиях принятых решений. Мы много говорим об эстетике, но мало о правовых ее основах. Ведь когда я пришел в администрацию в 2003 г., у нас не было многих нужных городу градостроительных документов. Люди покупают исторические здания и перестраивают их под себя, называя это не реконструкцией, а капитальным ремонтом, который под нашу регламентацию не подпадает. И что с этим делать? Вот почему возникла идея, горячо поддержанная гражданским обществом, на территории центральной части послевоенного Сталинграда, восстановленного по единому проекту, ввести режим комплексной охранной зоны, придать ей статус исторического памятника. Понятно, что это накладно для бюджетов, но то, что мы получили от своих предшественников, должны передать потомкам. Хотя бы не навредив.

Анна СТЕПНОВА


Вернуться
 

версия для печати

Авторизация пользователей

Пользователь:

Пароль:

Регистрация
Забыли пароль?



Голосование


Я выбираю Волгоград. За что?
Волга, рыба, раки, охота
Женщины, конечно
Брошу все и уеду... в Урюпинск, Москву, Рио-де-Жанейро
Это не я, это он меня выбрал

Деловое Поволжье. 2011 год.
Использование информации с ресурса невозможно без письменного разрешения администрации