13 Июня 2011 | Последнее обновление - 14.21 | www.dp-volgograd.ru

 

Главная

Свежий выпуск

Особый взгляд

Региональная политика

Политэкономия

Общество

Блогосфера

Последняя страница

О газете "Деловое Поволжье"

��нформация о газете

��стория

Архив газеты

Бизнес сообщество

Деловая Россия

ОАО "ГК"Москва"

Устав ОАО "ГК "Москва"

Сообщение об утверждении годового отчёта ОАО "ГК "Москва"

Годовая бухгалтерская отчётность

Банковские реквизиты

��нформация ОАО "Деловое Поволжье"

Устав ОАО "Деловое поволжье"

Текст годового отчёта

Годовая бухгалтерская отчётность

Реклама

Реклама в газете

Реклама на портале

Подписка

Бумажная версия

Электронная версия

Контакты


Фантик без конфеты внутри

Когда слышу выражение «брэндирование региона» - я завожусь с пол-оборота. Тема меня раздражает. За годы журналистской работы, кажется, здесь, в Волгоградской области, я уже видела всё, что могло бы стать брэндом. Объективно - наверняка не всё, но о том, что теоретически имеет шанс занять место в туристическом буклете, - писала и снимала. Работа такая. Вопрос, который меня всегда мучает, - почему всё это брэндом так и не стало? И что сейчас могло бы быть на открытках под общей обложкой «Самое интересное, что вы можете увидеть в Волгоградской области» (придумано только что, обложки такой не видела, так что дарю идею взамен на обещание, что на первой открытке не будет портрета кого-нибудь из чиновников). Листаю воображаемые картинки...

Генералиссимус в очках

Скульптура «Родина-мать зовёт!» - куда же без неё, нашей бетонной дамы? Уж брэнд так брэнд! Даже при бурной фантазии трудно себе представить равноценную замену. Поклон в пояс таланту Вучетича и профессиональной советской пропаганде. С присущим журналисту цинизмом утверждаю: если грандиозное изваяние когда-нибудь всё-таки рухнет (тьфу-тьфу!) - мировые информагентства будут рассказывать об этом не один день. Но мы-то хотим не этого! Нам нужно, чтобы люди приезжали посмотреть на Родину-мать, а потом, на Мамаевом кургане, вдруг начинали чувствовать то же, что чувствуем там мы 9 мая. Здесь главное уже сделано. Не нами. Что ещё? Уже предлагали, и мне нравится: пусть великие музыканты сыграют прямо у подножия великую музыку. Но сначала надо, наконец, поставить хотя бы табличку: «Здесь, в холме, по которому люди поднимаются к скульптуре, похоронено 34,5 тысячи человек». Потом ввести в школах обязательные уроки истории Сталинградской битвы прямо на местах боёв. Вместо невнятного текста из школьного учебника на полстранички. И пусть старшеклассники сами попробуют объяснить: почему генералиссимус Сталин изображён на барельефе Пантеона Славы за спиной прочих военачальников. Да ещё и в очках. Книга о Сталинградской битве вообще могла бы стать мировым бестселлером. В музее-заповеднике «Сталинградская битва» есть гениальный историк, который мог бы её написать. И тогда вряд ли кому-нибудь придёт в голову утверждать, что Паулюса взяли в плен не в подвале Центрального универмага.

Охота за степной акулой

Историю вообще интересно брэндировать. Человек так устроен, что любит, прикасаясь к древностям, проваливаться в другие эпохи. И если вы думаете, что здесь всё начиналось со скифов, сарматов и прочих булгар, то вы перемахнули разом с десяток миллионов лет. Не знаю, кому ещё повезло так, как нашей съёмочной группе. Не в каждой стране, не то что в области, можно отправиться на охоту за акулами океана Тетис и вернуться с добычей - целым ожерельем из зубов морских чудовищ. На таких сафари палеонтолог-акулятник Ярков собрал когда-то уникальную коллекцию, но её из областного краеведческого музея просто выбросили. Кому на фиг нужны эти плезиозавры? О фанатично преданных своему увлечению людях могу рассказывать долго. В моём журналистском блокноте есть целый список не то что коллекций - целых музеев, которые собраны и хранятся в глубинке. Есть ли такой список у начальников «от культуры» - не знаю. Но всё это уникальное наследие сохраняется и представляется исключительно силами самих собирателей и в основном на их собственные зарплаты и пенсии. О том, чтобы эти коллекции и их владельцы стали частью нашего брэнда, - не идёт и речи. Когда всё это гибнет на твоих глазах, а ты не можешь ничего сделать, хочется перестрелять причастных к безобразию без всякой, как говорит Ваня Охлобыстин, под-ростковой американщины. Кто-то из областного начальства, проехав по области на автомобиле, предложил расставить дорожные указатели в те места, которые могли бы стать частью имиджа региона. Я - за! Но ещё бы сделать так, чтобы тот, кто повернул в соответствии с указателем - не испытал разочарования. А у нас этих фантиков без конфеты внутри - за каждым вторым поворотом.

Пух кружится, летает, летает...

«Урюпинск - столица российской провинции и пуховых платков». Когда не работает (а это все дни, кроме среды и субботы), местный пуховой рынок больше похож на пустую автостоянку. Зато в выходной - козий пух кружит там, как тополиный в июне. Он прилипает к одежде и вдыхается вместе с дымком от шашлыка. Пуховые шедевры на любой кошелёк. От ажурных палантинов до, пардон, вязаных из того же пуха шортов эдак 70-го размера - для любителей зимней рыбалки и уличных продавцов. Зимой вязальщицы надевают свои авторские работы себе на плечи и бродят по рынку в поисках покупателей. Жалуются - скоро сами у себя покупать будем, брэнд! Урюпинский пуховый платок - продукт профессиональной PR-компании, которую затеял и успешно провёл бывший мэр Урюпинска Валерий Сушко. Такие же платки вяжут в Алексеевке и в воронежском Поворино. Говорят, где-то теперь даже лучшего качества - купили специальную установку, после обработки в которой газом пух уже не лезет. Но Сушко придумал конкурс мастерства вязальщиц, шоу «Мисс Козочка», майки с фразой из анекдота «Брошу всё, уеду в Урюпинск», поставил (виданное ли дело в то время!) памятник козе-кормилице. А потом ещё и кормил заезжих журналистов курниками (пирожок с курятиной) по старинному рецепту. «Брэндирование» оказалось недорогим, но эффективным. Одна проблема - это тот костёр, в который всё время нужно подбрасывать дрова креатива. Когда необычный пуховой рынок не работает - случайный турист найдёт пару платков в крошечном отделе магазина тканей, музей Козы, который похож на школьную выставку поделок, и памятник вязальщицам - уже пострадавший от местных вандалов. Да! Тающие во рту пирожки в местной кулинарии пока ещё продают!

«Здесь были Вася и Нюра»

Плавучие церкви - да, тут мы всех сделали. Но монастыри всё-таки не наш профиль. У каждого из нас есть девять граммов энергетической субстанции и собственная вера. От этого, наверное, кажется, что монастырь должен быть местом необычным - с концентрированной жаждой Бога. По дороге к одному из самых знаменитых в области - Каменно-Бродскому монастырю какое-то европейское благолепие: чудные меловые горы, речка за зарослями можжевельника и не по-волгоградски высокие деревья. За монастырской оградой - свежепостроенные здания даже без претензий на традиционную церковную архитектуру и абсолютное безлюдье. Первый человек, которого мы встретили в мужском монастыре, была женщина. Она быстренько отперла дверь церковной лавки, продала нам свечки и билеты (!) на вход в намоленные пещеры по 50 рублей за штуку. В качестве сопровождающего был командирован маргинально-привокзального облика послушник. Ходы и кельи вырубили когда-то монахи. Думаю, там они искали уединения. Тем более, что в меловых апартаментах постоянная температура +10 компенсирует неприятные перепады нашего резко-континентального климата. Свечки перед заляпанным парафином бумажным иконостасом мы поставили. Но ощутить в пещерах «движение души» мешают обильные надписи на стенах в стиле «Здесь были Вася и Нюра. 1980». Стесать их с податливого мела можно даже перочинным ножиком. Вопрос времени. Но у каменнобродских монахов, наверное, есть дела важнее благолепия местной святыни. Не до брэндирования им.

Бытие мое...

Есть у нас ещё с десяток природных парков, на содержание и охрану которых просто нет денег, а сами они зарабатывать пока так и не научились. Но как их сделать брэндом, если «туристическая тропа» (профессиональный термин) в одном из них упирается в шлагбаум с табличкой «Частная собственность»? В другом сотрудник парка на берегу озера долго и научно рассказывает первоклассникам о множестве черепах, которые живут в этом отдельно взятом водно-болотном угодье, а когда белобрысый парень лет семи спросил, если их так много, почему же их не видно, не нашёлся что ответить. Отсутствие идей в этих чудо-заповедниках приводит в недоумение. Я не понимаю, почему нельзя заселить хотя бы один маленький пруд черепахами настолько, чтобы их было видно невооружённым взглядом. Тем более что они очень быстро перестают бояться человека и готовы демонстрировать себя во всей своей реликтовой красе за кусок батона. Русский человек надышаться может только ветром, - утверждает всё тот же Иван Охлобыстин, - от этого его бытие абстрактно и нерентабельно. А наши «брэнды» - это результат сложных соединений: времени, души, иногда денег, но чаще личности. И получится ли «брэндировать» в Волгоградской области что-нибудь ещё, кроме Родины-матери, сказать трудно.

Елена ПИЧ


Вернуться
 

версия для печати

Авторизация пользователей

Пользователь:

Пароль:

Регистрация
Забыли пароль?



Голосование


Я выбираю Волгоград. За что?
Волга, рыба, раки, охота
Женщины, конечно
Брошу все и уеду... в Урюпинск, Москву, Рио-де-Жанейро
Это не я, это он меня выбрал

Деловое Поволжье. 2011 год.
Использование информации с ресурса невозможно без письменного разрешения администрации