13 Июня 2011 | Последнее обновление - 14.21 | www.dp-volgograd.ru

 

Главная

Свежий выпуск

Особый взгляд

Региональная политика

Политэкономия

Общество

Блогосфера

Последняя страница

О газете "Деловое Поволжье"

��нформация о газете

��стория

Архив газеты

Бизнес сообщество

Деловая Россия

ОАО "ГК"Москва"

Устав ОАО "ГК "Москва"

Сообщение об утверждении годового отчёта ОАО "ГК "Москва"

Годовая бухгалтерская отчётность

Банковские реквизиты

��нформация ОАО "Деловое Поволжье"

Устав ОАО "Деловое поволжье"

Текст годового отчёта

Годовая бухгалтерская отчётность

Реклама

Реклама в газете

Реклама на портале

Подписка

Бумажная версия

Электронная версия

Контакты


Наброски для учебника истории

«Когда погребают эпоху, надгробный псалом не звучит. Крапиве, чертополоху украсить её предстоит», - писала Ахматова. Эпоха не умирает, но уходит: впервые за последние 20 лет Волгоградскую область возглавил человек, не только принадлежащий к партии власти, но и только ей обязанный своим постом. Вместе с губернатором Николаем Максютой, занявшим этот пост в 1996 году, уходит эпоха. «Деловое Поволжье» подводит итоги его 13-летнего правления. Что удалось, что не удалось? Что придётся доделывать? В разговоре участвуют историк, социолог, политик и журналист.

Участники круглого стола:

Иван Курилла, заведующий кафедрой ВолГУ, д. и. н.

Александр Морозов, президент НПФ «Империя», д.ф.-м.н., председатель Волгоградского областного совета в 1991-1993 годах и депутат Волгоградской областной думы созыва 1993-1997 г.

Виктор Пилипенко, директор НИИ общественных и гуманитарных наук ВАГС, к.ф.н.

Анна Степнова, главный редактор газеты «Деловое Поволжье».

Три срока - три губернатора

А. Степнова: Три срока Николая Кирилловича Максюты были очень разными. Первый начался с того, что он, наверное, года два приходил в себя, разбирался в проблематике и формировал свою команду. На второй срок пришлись конфликты собственников ВЗБТ, «Красного Октября», «Конфила» и другие громкие истории, в которых губернатор и его команда принимали самое живое участие. Третий срок принёс с собой то, что «Деловое Поволжье» окрестило мягкой маркетинговой политикой: администрация области перестала (по крайней мере, публично) участвовать в дележе активов, её главной заботой стало участие в инвестиционных форумах, выставках, ярмарках, где губернатор продвигал продукцию местных предприятий и их инвестиционные проекты. Это схема. Чем мы её наполним?

В. Пилипенко: Николай Кириллович не стал по-настоящему публичным политиком, потому что к нему были весьма заниженные ожидания - и со стороны избирателей, и со стороны СМИ, и со стороны политиков и аппаратных работников, и со стороны бизнеса. Человек делает то, что может, - и хорошо. Но от губернатора требуется гораздо больше. Каждое его слово ловят, чтобы тут же начать что-то делать. А что сделано? Серьёзных провалов, обвалов не было. Но до сих пор никто не может внятно сказать, что за эти годы произошло с экономикой области. Это информационный вакуум. Нет не только серьёзных исследований, но и вообще внятной информации о положении дел. Я не встречал ни научных, ни журналистских публикаций на эту тему. Деятельность была бессистемной - поэтому и оценки её бессистемные. Это наша беда - мы собрались подводить итоги, а по экономике у нас информации нет.

А. Степнова: Ну почему же? Давайте вспомним, что Николай Кириллович, считавшийся красным директором, в основу своей работы положил не промышленность, а сельское хозяйство. В марте 2004 года на пресс-конференции я его спросила: что вы хотите такое сделать, чего достичь, чтобы вы могли сказать - ухожу с чувством выполненного долга? Он сказал: собрать в области 6 миллионов тонн зерна. Это была его цель, которой так и не удалось достичь. Всё остальное было действиями в интересах его ли команды или чьих-то ещё, но не главное для него. Второе - топливная отрасль в регионе. Шутки по поводу того, что стоило Кириллычу уйти с поста губернатора, как бензин подешевел, не случайны. Жестокая шутка отражает реальное отношение губернатора к отраслям экономики.

А. Морозов: В 2007 году «ЛУКОЙЛ» получил льгот по налогам на 800 млн рублей, а все остальные предприятия и организации региона - на 8 млн.

А. Степнова: Особое положение компании в регионе - это тоже итог.

В. Пилипенко: Все цифры, кроме тех, что привёл Александр Гавриилович, виртуальны. Что такое 4, 5 или 6 миллионов тонн зерна? Кто их видел? Ничего, кроме газетных публикаций, от них не осталось.

А. Степнова: Эти цифры очень хорошо видят, например, владельцы группы компаний «Гелио-Пакс». За эти годы агрокорпорация вошла в число крупнейших производителей зерна в стране. И превращение маленького завода соков в национальную продовольственную корпорацию «Сады Придонья» - это тоже результат.

В. Пилипенко: Мы можем сказать, что Николай Максюта пытался поднять сельское хозяйство. Но мы не знаем, поднял ли и на сколько именно.

Платное обучение

А. Степнова: Оставим цифры статистике. Поговорим о методах. Они были взяты из советской истории: с рапортами и лозунгами «даёшь». Так было, пока сельхозпроизводители не заговорили, что выращенный урожай надо ещё и продавать, а если покупатели знают, что у нас рекордный урожай, продать его за хорошую цену уже не удастся. Идея, что важно не сколько вырастили, а сколько продали и сколько заработали, приживалась в областной администрации со скрежетом. Второе очень важное для него направление - местное самоуправление. Волгоградская область одной из первых в России в полном объёме ввела в действие 131-й закон. Инициировав повсеместное создание ТОСов, создали, как говорят, уникальную систему взаимодействия МСУ и общественных организаций. Так людям прививали вкус к самостоятельности. Создали уникальную методику распределения бюджетных денег для МСУ, в которой - и это было сенсацией - заложено, что субсидии на каждый следующий год не могут быть меньше субсидий текущего года. Самоуправление могло не бояться, что доходы урежут в пользу более бедных или ленивых соседей. Но с другой стороны... В методике, как выясняется, ориентируются только специалисты облфина, а главы МСУ её просто не понимают. Во время пресс-туров журналистам показывали самоуправление в виде концерта - тётки в кокошниках, какое-то рукоделие... А в чём реальные достижения местного самоуправления - понять невозможно.

И. Курилла: Наша страна много заплатила за экономическое образование одного из своих премьер-министров. Волгоградская область тоже много заплатила за обучение Николая Кирилловича. Но обучение состоялось. Если сравнить первые и последние годы, это станет очевидно. Самоуправление - один из положительных результатов. Показухи там действительно много, но оно развивалось. Но я бы не забывал о том, что местное самоуправление по своей сути ближе коммунистам. Все 90-е годы коммунисты больше работали с обществом, чем кто бы то ни было, включая партию власти.

А. Морозов: Победа Максюты на выборах 1996 года - это не столько его заслуга, сколько результат глубокой и планомерной 5-летней работы, направленной на возвращение коммунистов к власти. Этот реванш обеспечила Алевтина Апарина, секретарь обкома КПРФ. Говоря о Максюте как о красном директоре, надо помнить, что, во-первых, он пришёл в администрацию не из директорского кресла, а с поста председателя городского совета, во-вторых, он был не самым сильным директором. Он занялся сельским хозяйством в первую очередь потому, что учёл опыт своего предшественника, который проиграл выборы именно в селе. Очевидно, ему подсказали товарищи из КПРФ, имевшей в селе большую опору, чем в городе. Я не следил за переделом собственности, происходившим на втором сроке, для меня существенно другое. Знаковый проект - это мост: Шабунин начал его строить, потом лет 6-7 им не занимались, слава богу, что наконец достроили. Мост - это одновременно и отрицательный, и положительный результат. Да, мы заманили сюда табачную фабрику «Реемтсма», давшую городу около 500 рабочих мест и местные сигареты. Второй такой проект - это строительство завода калийных удобрений, начатое недавно. И всё. Инвестиционное законодательство начала 90-х, написанное так, чтобы оно работало независимо от желания чиновников, с 1999 года было исправлено таким образом, что инвестор получал поддержку исключительно через бюрократические процедуры. Результатом стали цифры, которые я приводил по 2007 году - соотношение льгот, предоставленных «ЛУКОЙЛу» и всем остальным. Были и другие нюансы использования законодательства, по которым «ЛУКОЙЛу» приходилось возвращать 5 млрд рублей налога на прибыль. ТЭК процветал, но в регионе исчезла, например, лёгкая промышленность. Созданные в это время предприятия областной собственности работают нормально - «Облэлектро», «Волгофарм» и другие, хотя предприятия федеральной собственности оказались в очень тяжёлом положении, как тот же «Химпром». И очень много таких примеров - с одной стороны так, но с другой стороны... Взять то же строительство: вроде что-то строится, но жилья мы сдавали меньше, чем другие регионы. Если в начале 90-х в регионе строили до 500 км в год, то сейчас - не более 30 км. А по качеству дорог мы в конце списка. Общественное же мнение, на мой взгляд, склоняется к тому, что область в застое. Медленно развивающаяся, слабо дотационная (из федерального бюджета мы много не берём), но явной деградации нет. Мы не в канаве, но на обочине. Причины этого я вижу в первую очередь в стиле управления, при котором чиновник пытается подменить собой инвестора, определяя, что и как тому делать. При таких условиях никаких инвестиций в регионе и быть не может. Не задача администрации делать инвестиционные проекты, её задача - создавать правила игры, понятные, прозрачные и равные для всех. Проект, написанный чиновником, инвестор читать не будет.

Суровое лицо региона

А. Степнова: Есть одна сфера, которая явно деградировала.

В. Пилипенко: Культура.

А. Степнова: Да. Не случайно именно в эти новогодние каникулы посыпались «сюрпризы»: потоп в музее изобразительных искусств, убийство в библиотеке им. Горького, да и пожар в Молодёжном театре... Поверьте, это только начало. И к инвестициям это имеет непосредственное отношение. Регионы оценивают так же, как и людей. Мы смотрим на одежду, замечаем дорогие часы, делаем вывод: раз хорошо зарабатывает, значит, что-то умеет... Но желание иметь с ним дело возникает при наличии таких качеств, как открытость, доброжелательность, терпимость. С регионами то же самое. Для нас же самой главной является казачья культура - безусловно прекрасная, но жёсткая, канонизированная, не предполагающая новаций и открытий, потому что она обращена в прошлое. И Родина-мать доминирует над городом не только физически, но и эстетически. Неприветливый у нас образ получается.

И. Курилла: Действительно, все культурные прорывы были совершены в конце 80-х - начале 90-х. И НЭТ возник тогда, и симфонический оркестр Эдуарда Серова... А за последние годы - только Молодёжный театр.

А. Степнова: Так и Молодёжный театр - это не другая тенденция, а часть ситуации в культурной сфере региона. Его художественного руководителя выгнали из областного театра за профнепригодность, и он решил всем доказать свою правоту, - так и появился театр, ставший муниципальным.

Оппозиция внутри оппозиции

А. Морозов: Нынешний губернатор, как и Шабунин, - не выборный, а назначенный. Я внимательно слушал его речь на инаугурации и обратил внимание, что он выразил благодарность президенту, областной думе и партии «Единая Россия». Население в этом списке он не упомянул. Источник его легитимности - президент. Поэтому ждать от него прорывов, наверное, не стоит. Надо ждать унификации ситуации в регионе, подгонки под общероссийские требования и условия. У него биография исполнителя. Даже будучи директором Волжского трубного завода, он не имел полномочий на принятие самостоятельных решений. Думаю, и сейчас у него нет полномочий на самостоятельную политику.

В. Пилипенко: Но в этом есть плюс. Он хорошо вписывается в федеральный тренд, входя в когорту молодых и энергичных губернаторов, которые ближе Кремлю, чем все остальные. Если ему удастся вписаться в систему, Волгоградская область будет получать больше федеральных субвенций и внимания и станет более привлекательной с точки зрения деловых контактов. Но не по причине создания уникального инвестиционного законодательства или формирования прорывных инвестиционных проектов, а по причине того, что областью руководит человек того поколения, которое сегодня рулит Россией.

И. Курилла: Максюта, кстати, всегда выпадал из федерального тренда. Он пришёл к власти, когда в моде были яркие фигуры - Аяцков, Чуб... Именно такие люди приходили к власти на демократической волне. А у нас та же волна подняла наверх совсем не яркого политика. В 90-х эта разница сильно бросалась в глаза. В 2000-е годы все сравнялись, потому что самых ярких притушили. Но Николай Кириллович три раза побеждал на выборах. Это что-то говорит о нашей области, о нас всех. Интересно, как об этом потом напишут в учебнике истории...

А. Степнова: С нами что-то не так?

В. Пилипенко: С присутствующими здесь всё так. Хотя бы даже потому, что всё, что мы сегодня здесь говорим, мы говорили и пять, и десять лет назад. Правда, реакции не было.

А. Морозов: Нет, в какой-то момент я прекратил критиковать областную власть, потому что реакция была, и она мне не понравилась.

А. Степнова: Тем не менее, власть в регионе все эти годы допускала критику. Во многих регионах эту практику давно искоренили. Когда я говорила в межрегиональных журналистских тусовках, что переживаю за результаты выборов, меня спрашивали: а что, у вас разве заранее не известно, кто победит? У нас не было известно. И такая газета, как «Деловое Поволжье», могла существовать.

В. Пилипенко: У вас не было политической заказухи. Раз политического интереса нет - то и ваши авторы не воспринимались как политические игроки, стоящие на той или иной стороне в конфликте. Поэтому вам прощали и, надеюсь, будут прощать многое.

И. Курилла: На самом деле у нас степеней свободы в регионе всегда было больше, чем во многих других регионах. У нас не было той машины власти, которая готова в любой момент подмять под себя всё живое. Но у нас всегда присутствовал раскол элит, у власти всегда был сильный оппонент. Когда есть две противоборствующие стороны, можно примкнуть к одной из них, а можно и проскочить между ними.

В. Пилипенко: Долготерпение Максюты - это положительная черта. Политический режим в области был не людоедским. Было всякое, конечно... Но политических оппонентов десять раз предупреждали, потом сто раз увещевали, пока терпение не заканчивалось. Кстати, учитывая, что оппонентами губернатора всякий раз оказывались мэры, будет показательно, как теперь сложатся отношения областной и городской власти.

И. Курилла: Это структурный конфликт, он неизбежен.

В. Пилипенко: А мне как раз интересны перспективы системного и структурного решения: будет ли оно принято и проведено. Дело же не в персоналиях, а в системе. Инициатива в руках губернатора - как он ею воспользуется?

А. Степнова: Но есть и другой вариант - как в Пермском крае, где губернатор настолько сильнее мэра, что вопрос «кто тут старшой» не возникает. Но губернатор может прийти на заседание городской думы, поговорить с депутатами, ответить на вопросы, предложить о чём-то подумать. Кроме того, он хочет, чтобы Пермь выглядела как столица края, и занимается этим - вместе с городскими властями.

И. Курилла: Это, конечно, оптимально, если губернатор понимает, что дороги областного центра тоже в его области. Сейчас губернатор в своей легитимности не опирается на сельское население, для него нет разницы, горожане или селяне будут голосовать за него на следующих выборах, может, получится что-то изменить?

В. Пилипенко: Пермская ситуация в Волгограде возможна только с другим мэром. Но я за то, чтобы решить проблему системно, так, чтобы она не зависела от персоналий.

И. Курилла: В этом году исполняется 20 лет нашей «февральской революции». В 1990-м после серии митингов ушёл в отставку первый секретарь обкома КПСС Калашников. И вот на этой неделе у нас завершился 20-летний цикл, в течение которого областью ни одного дня не руководил человек, принадлежащий к партии власти. Первый губернатор Шабунин занимал промежуточное положение, а Максюта принадлежал к оппозиционной партии. Да и на городских выборах люди от партии власти не побеждали. Так что область все эти годы оставалась в оппозиции. И вот теперь это закончилось.

Фото с сайта volganet.ru

На фото: 1. С наградой Венесуэлы. 2. Получает «Золотой рубль»... 3. Губернатор получает символический сноп... 4. Встречает президента Венесуэлы Уго Чавеса... 5. Вручает награды на казачьих играх... 6. Губернатор получает свой портрет в подарок... 7. Угощает ветеранов хлебом-солью... 8. Выполняет миссию аксакала: разделывает баранью голову... 9. Тусуется... 10. Открытие завода «Сады Придонья», 1997 г.: с супругой и директором завода Андреем Самохиным.


Вернуться
 

версия для печати

Авторизация пользователей

Пользователь:

Пароль:

Регистрация
Забыли пароль?



Голосование


Я выбираю Волгоград. За что?
Волга, рыба, раки, охота
Женщины, конечно
Брошу все и уеду... в Урюпинск, Москву, Рио-де-Жанейро
Это не я, это он меня выбрал

Деловое Поволжье. 2011 год.
Использование информации с ресурса невозможно без письменного разрешения администрации